Кровавый легион

16 марта националистические силы Латвии традиционно отмечают день памяти латышского легиона в составе войск СС. Далеко не все участники этих акций, среди которых немало молодежи, знают, кого и что они прославляют. Архивы открывают картину чудовищных зверств нацистских пособников.

16 марта националистические силы Латвии традиционно отмечают день памяти латышского легиона в составе войск СС. Но далеко не все участники этих акций, среди которых немало молодежи, знают, кого и что они прославляют.

...Моя бабушка из сожженной карателями белорусской деревни, чудом оставшаяся в живых, рассказала о неизвестном мне тогда красно-бело-красном знамени, увиденном ею в годы войны – с такого же цвета нарукавными повязками прибыли на операцию в ее деревню латышские легионеры.
В России и Белоруссии их считают военными преступниками, виновными в уничтожении участников антифашистского сопротивления и евреев. Латвийские власти говорят, что это борцы за независимость Латвии, воевавшие против большевистского режима. Два параллельных взгляда не имеют точек пересечения. Кто же они на самом деле были, и за что боролись?
К счастью, помимо эмоциональных высказываний политиков, писателей и обывателей о различных исторических событиях, близких и далеких, есть и сухие, беспристрастные, но именно поэтому дающие реальную картину своего времени справки архивов. Бумага все стерпит? Конечно. Но с ней и не поспоришь, если на бумаге зафиксирована сама история. Поэтому, накануне 16 марта, обратимся к историческим фактам и конкретным цифрам.

"Очищение" по-латвийски

29 июня 1941 года глава СД и Главного управления имперской безопасности Рейнхард Гейдрих направил всем командирам "айнзатцгрупп" директиву, в которой предписывалось "не препятствовать устремлениям по самоочищению со стороны антикоммунистических и антиеврейских кругов на оккупированных территориях". 11 июля 1941 года латышская газета "Тевия" писала: "Еврейские грехи очень тяжелы: они хотели уничтожить нашу нацию, и поэтому они должны погибнуть как культурная нация".

Бывшие айзсарги (члены латышской ультра-националистической военизированной организации), военнослужащие латвийской армии и полиции, а также члены "Перконкрустса" (еще одна радикальная националистическая организация) на добровольной основе сформировали так называемые "отряды самообороны". Штаб их находился в Риге. Во главе этих отрядов был подполковник бывшей латвийской армии З.Вейс.
Созданные подразделения использовались для обысков, арестов, облав и расстрелов мирного населения. Приоритетными категориями граждан, предназначавшимися для уничтожения на местах, как и во всех зонах оккупации, были евреи, коммунисты, советские активисты, лица, сочувствующие советской власти.

Так, в июле 1941 г. на территории Прейльской волости Двинского уезда такие карательные группы расстреляли 900 мирных граждан, в том числе все еврейское население Прейли. Руками карателей на окраине Субате Илукского уезда 21 июля 1941 г. было расстреляно 700 мирных граждан, в том числе женщины и дети. При этом во всех случаях все имущество расстрелянных делилось поровну между палачами. Скорбный список преступлений "отрядов самообороны" не охватить рамками одной статьи.

5 июля 1941 года руководитель "Перконкруста" Г.Цельминьш, уже получивший к тому времени звание зондерфюрера, призвал латышей вступить в добровольную "команду безопасности", которой руководил В.Арайс, бывший капрал латвийской армии, выпускник Рижского университета, на момент формирования отряда возглавлявший рижскую полицию.
Обычно силы самообороны и СД обеспечивали охрану, а команда Арайса - расстреливала намеченные жертвы. Уже в первые недели после своего формирования "команда Арайса" сожгла рижскую синагогу вместе с забаррикадировавшимися в ней людьми и истребила около 2 тысяч евреев и коммунистов. Осенью 1941 г. в ней насчитывалось 300 боевиков, а в 1943 г. - уже около 1200.

По данным архивов, с июля по декабрь 1941 г. систематически вместе с другими полицейскими батальонами личный состав этого подразделения производил расстрелы евреев в Бикерниекском лесу (общее число жертв - 46 500 чел.), а также в Лиепае, Талси и Царникаве (более 10 тыс. чел.). "Команда Арайса" также участвовала в массовых расстрелах в Румбульском лесу (за всю оккупацию - около 38 000 чел.). В ходе войны подразделение Арайса периодически направлялось для проведения карательных операций в районах городов Великие Луки, Барановичи, Слуцк, Минск.

"Боевые действия" 2-й оперативной команды оперативной группы "a", подразделений СД и полиции безопасности

Цель, стоявшая в самом начале перед 2-й оперативной командой, заключалась в радикальном решении "еврейской проблемы" путем поголовной экзекуции (т.е. уничтожения, - прим. авт.) всех евреев. Для этой цели во всем районе действия с помощью зондеркоманд и отборных сил латышской вспомогательной полиции проведены обширные акции по "очистке". Примерно к началу октября 1941 года в районе действия команды уничтожено 30 000 евреев. К этому следует прибавить ещё несколько тысяч евреев, уничтоженных по инициативе самих отрядов самообороны. До конца октября сельские районы Латвии были полностью "очищены" от еврейского населения.

В начале ноября 1941 года в рижском гетто насчитывалось еще около 30 000 человек, еще несколько тысяч - в Лиепае и Даугавпилсе. Вскоре после этой даты были подвергнуты "экзекуции" не менее 400-500 евреев. Кроме того, по ходу больших акций рижское гетто было очищено от ограниченно трудоспособных, а также не нужных для работы евреев.

9 ноября 1941 г. в Даугавпилсе были уничтожены 11 034 еврея, а в начале декабря 1941 года в Риге, во время большой акции, проведенной по распоряжению и под руководством высшего руководителя СС и полиции, – 27 800 человек, и в середине декабря 1941 г. в Лиепае, по приказу рейхскомиссара, – 2 350. Остальные евреи (в Риге – 2 500, в Даугавпилсе - 950 и в Лиепае – 300) были из этой акции исключены, поскольку они представляли собой квалифицированную рабочую силу, незаменимую для поддержания хозяйства, особенно военного.
Только за период с декабря 1941 г. по август 1942 г. в гетто под Ригой 2-й оперативной командой были уничтожены около 27 тыс. человек. Общее число жертв расстрелов в Бикерниекском лесу составило 45,5 тыс. человек, в Румбульском лесу руками карателей-латышей были уничтожены около 38 тыс. человек.

Всего в Латвии в 1941-1945 гг. было создано 46 тюрем, 23 концлагеря и 18 еврейских гетто. Согласно данным Чрезвычайной республиканской комиссии Латвийской ССР, только на территории Латвии было истреблено 313 798 мирных жителей (в том числе 39 835 детей) и 330 032 советских военнопленных.
А вот по данным официальной статистики Латвии, нацистский режим уничтожил около 100 тысяч гражданского населения, в том числе евреев. Убиты были 2000 цыган и 2271 психический больной.

Народ и армия едины?

Как известно, прибалтийские республики и Белоруссия были объединены рейхскомиссариатом по делам оккупированных восточных территорий в единую административную территорию под наименованием Остланд. Рейхскомиссаром Остланда был назначен гауляйтер Шлезвиг-Голштинии Хайнрих Лозе.
Кроме того, в границах этой территории был сформирован главный округ СС под руководством обергруппенфюрера СС Фридриха Еккельна со штаб-квартирой в Риге. Непосредственно в Латвии эсэсовцами руководил бригаденфюрер СС и генерал-майор полиции Шредер. Он прибыл в латвийскую столицу в августе 1941 г. и возглавил командование латышской городской и сельской полиции.

Шредеру были нужны надежные национальные полицейские подразделения, которые могли бы высвободить немецкие воинские части от необходимости поддерживать общественный порядок в Латвии. Он отдал распоряжение приступить к формированию так называемых "батальонов безопасности".
Эти батальоны немцы предполагали использовать исключительно для исполнения полицейских функций в составе СС. Однако тяжелые потери, понесенные немецкой армией в ходе зимнего (1941-42 гг.) контрнаступления Красной Армии под Москвой, вынудили шефа СС Гиммлера передать латышские батальоны германскому военному командованию в качестве резервных подразделений. В последующем немцы "затыкали" ими бреши на передовой.

Формирование латышских подразделений СС проходило под номинальным руководством Рудольфа Бангерскиса, в прошлом генерала и военного министра в составе правительства Латвии. После того как Эстония 1 октября 1942 г. получила от немцев разрешение на формирование собственных частей СС, Бангерскис и его сторонники обратились с просьбой к Лозе о согласии на формирование 100-тысячной латвийской армии.
Несмотря на то, что латыши, с нацистской точки зрения, не соответствовали арийским стандартам, по мнению Гиммлера, они могли стать достаточно надежными союзниками для борьбы с Красной Армией. Гиммлер представил соответствующее предложение Гитлеру и получил от него принципиальное согласие на формирование Латвийского добровольческого легиона СС.
По замыслу гитлеровцев, латвийский легион с самого начала должен был стать наиболее крупным по численности из прибалтийских формирований. Все действующие латвийские подразделения СС и полицейские автоматически включались в состав легиона.

10 февраля 1943 г. Гитлером был подписан приказ о создании Латвийского добровольческого легиона СС. Из объявления населению Латвии, Рига 27 февраля 1943 г.:
"Фюрер Великой Германии дал согласие на создание добровольческого латышского легиона СС. Во вновь созданный латышский легион как ядро уже влилась часть добровольческих соединений. Легион организован как единая боевая группа, входящая в состав вооруженных частей СС, и его подразделениями будут командовать латышские офицеры..."

Приказы и распоряжения в легионе с самого начала формулировались на латышском языке. Солдаты принимали присягу, текст которой звучал так: "Богом клянусь в этой торжественной клятве, что в борьбе против большевизма я буду беспрекословно подчиняться главнокомандующему германскими вооруженными силами Адольфу Гитлеру и как бесстрашный солдат, если будет на то его воля, буду готов отдать свою жизнь за эту клятву".
Для поддержания "национального характера" и боевого духа в легионе было принято решение назначить на ключевые командные должности латышей. Командиром 1-й дивизии Латвийского добровольческого легиона СС был назначен Рудольф Бангерскис. Ему присвоили звание бригадефюрера и генерал-майора Латвийского легиона. В конце марта 1943 г., после того как Бангерскис развернул активную работу по набору личного состава в формирующуюся дивизию, ему было присвоено звание группенфюрера СС и генерал-лейтенанта войск СС. Одновременно он был назначен генеральным инспектором Латвийского добровольческого легиона СС.

В своем приказе от 24 марта 1943 г. Гиммлер окончательно прояснил статус легиона. Согласно приказу, понятие "Латвийский легион СС" употреблялось в качестве коллективного обозначения всех латышей, проходивших службу в латвийской бригаде СС, латвийской добровольческой дивизии СС и латвийских полицейских батальонах.
В марте 1943 г. и марте 1944 г. в составе легиона немецким верховным командованием в Латвии были созданы соответственно 15-я (на базе 2-й механизированной бригады СС) и 19-я (на базе 2-й латышской добровольческой бригады СС) добровольческие дивизии СС. Командовал легионом немецкий генерал Хансен, генеральным инспектором был назначен генерал Бангерскис, получивший звание группенфюрера СС.

В марте 1944 г. 15-я и 19-я дивизии вошли в состав 6-го корпуса СС, который в свою очередь был включен в состав 18-й армии (группа армий "Север"). Первое боевое крещение 15-я дивизия СС получила в ноябре 1943 г., когда она была срочно переброшена на северный участок Восточного фронта с задачей задержать наступление советских войск в районе Невеля. Как свидетельствуют боевые сводки, обе латвийские дивизии оказывали ожесточенное сопротивление советским войскам.

В июне 1944 г. наименование "добровольческая" (Freiwilligen) дивизия было заменено на "Waffen" (войска). Исчезновение термина "добровольческая" связано с тем, что все более ясный исход войны не способствовал набору добровольцев. 23 июля 1944 г. Еккельн отдал приказ об обязательном призыве латвийской молодежи в возрасте 18-19 лет. Для облегчения набора людей в соответствующие формирования Гиммлер согласился даже на снижение обязательного минимального роста для новобранцев до 164 см (в бригаде - 168 см).
В немецких вооруженных силах были и авиалегион "Латвия", командиром которого был полковник-лейтенант Янис Руцелис. В немецкий военный флот также вступили 900 латышей. В годы немецкой оккупации, по данным официальной статистики Латвии, было мобилизовано около 110 тыс. человек.

13 октября 1944 года Рига была освобождена советскими войсками. Немецкая группировка, в состав которой входила и 19-я латышская дивизия СС, продолжала удерживать позиции в Курляндии, где и капитулировала в мае 1945 года. Попавших в "Курляндский котел" легионеров разоружали части 130-го латышского стрелкового корпуса Красной Армии. 15-я дивизия была разгромлена под Берлином в апреле 1945 года. Те, кто ушел от гибели и плена, влились в отряды "лесных братьев" и продолжили борьбу с советскими властями.

"Зимнее волшебство" и другие "чудеса"

Однако латвийские легионеры не только участвовали в боях с Красной Армией, но и использовались командованием СС для проведения массовых расстрелов, осуществления карательных операций против партизан и мирного населения, несения охранной службы в гетто и концентрационных лагерях. А это уже совсем другая история.

Латвийские карательные отряды действовали не только в Латвии, но и на Украине, в Белоруссии и в других регионах. Так, на Кавказе летом 1942 г. в тылу немецких войск "наводили порядок" 18-й и 27-й латвийские полицейские батальоны. В 1942 г. легионерами 2-й латвийской бригады СС были сожжены деревня Федоровка Чудского района Новгородской области и село Осино. Личным составом бригады проводились массовые поджоги и расстрелы в населенных пунктах Лубницы, Осец, Кречно северо-западнее Новгорода, а также в лагере для военнопленных в Красном Селе под Ленинградом.
В массовых расстрелах участвовал личный состав 19-й латышской дивизии СС, которым за период с 18 декабря 1943 г. по 2 апреля 1944 г. было уничтожено 23 деревни и расстреляны более 1300 человек.

На Украине каратели 22-го Даугавпилсского полицейского батальона действовали в районах Житомира и Луцка; 23-го Гауйского полицейского батальона – в районах Днепропетровска и Керчи, 25-го Абавского полицейского батальона – в районах Коростеня и Овруча, 28-го Бартского полицейского батальона – в районе Кривого Рога.
В Белоруссии летом 1942 г. немецкая полиция безопасности передала охрану г. Слоним 18-му латышскому полицейскому батальону. Его командир Рубенис буквально в тот же день отдал приказ об уничтожении еврейского гетто (2000 чел.).

Подразделения латышского легиона принимали непосредственное участие в операции "Зимнее волшебство", проведенной с 15 февраля до начала апреля 1943 года и более известной как Освейская трагедия. Целью операции было создание нейтральной зоны шириной 40 км. Эта полоса земли без жителей и населенных пунктов должна была лишить партизан их опорных пунктов. В операции, которой руководил лично обергруппенфюрер СС Ф. Еккельн, участвовали 7 латышских батальонов.

Операция разворачивалась следующим образом: войдя в деревню, полицейские и приданные части СД расстреливали всех, кого можно было подозревать в принадлежности к партизанам (таковыми считались практически все жители-мужчины в возрасте от 16 до 50 лет), а также стариков и инвалидов, которым был не по силам долгий пеший марш. Остальные – в основном женщины с детьми – направлялись пешком к месту так называемого "второго шлюзования". Тех, кого в пути покидали силы, расстреливали. Из сборных лагерей людей направляли в другие лагеря, например в Саласпилс, где женщин отделяли от детей и направляли на работу в Германию.
Всего было уничтожено несколько сотен деревень, среди них и такие, где насчитывалось до тысячи и более жителей. Только в одном Освейском районе было сожжено 183 деревни, расстреляны и сожжены 11 383 человека (из них 2 118 детей в возрасте до 12 лет), 14 175 жителей были вывезены на работы – взрослые в Германию, дети - в Саласпилсский концлагерь.

Летом и осенью 1943 года 25-й полицейский батальон и рота Лидумса были отправлены проводить карательные операции против советских партизан в Припятских болотах (Белоруссия). Особыми зверствами на белорусской земле отличился 18-й полицейский батальон. За "подвиги" 73 самых "активных" карателя этого батальона были награждены начальником СС и полиции Белоруссии медалью "За Отвагу 2-й степени для представителей восточных народов".

В 1944 году в Белоруссии карательные операции проводили уже три полицейских полка. 1-й Рижский добровольческий полк действовал под Невелем, 2-й Лиепайский полк – вдоль железной дороги Даугавпилс – Полоцк. Карательные операции проходили до конца мая 1944 года. 3-й Цесисский полк уничтожил примерно 20 000 человек. Только в селе Кобыльники, по свидетельствам очевидцев, было убито около трех тысяч мирных жителей.
В начале марта 1944 года латышские полицейские полки вместе с примерно 20 эстонскими и немецкими полицейскими батальонами участвовали в крупной карательной операции против партизан в районе города Ветрино (Белоруссия). Оставшиеся в том районе белорусские деревни каратели сожгли, а жителей расстреляли.

С августа по декабрь 1943 года полицейский батальон 282-А участвовал в карательной экспедиции в Литве и Польше с целью уничтожения партизан и угона молодежи на принудительные работы в Германию. В карательных экспедициях против партизан в Польше и Латвии участвовал и 316-й батальон 2-го Лиепайского полицейского полка. Как показывал немецкий генерал Ю. Штроп, в операции по уничтожению Варшавского гетто в 1942–1943 гг. использовались в том числе и латышские формирования. В общей сложности в Варшаве было уничтожено 56 065 человек.

Свидетельствуют очевидцы

Е.П. Кроман, свидетель событий в Освейском районе:
"17 февраля меня, также как и многих других, арестовали за связь с партизанами и привели меня к Альфреду Кушкису, тот меня допросил. После допроса всех жителей нашей деревни – стариков, девушек, детей и женщин (всего около 100 человек), согнали к двум рядом стоящим сараям, и по десять человек начали отсчитывать, загонять в сарай и расстреливать. Когда от сотни осталось человек десять, в числе которых была и я, нас поставили метрах в 20 от сарая. Сарай подожгли, оттуда раздавались крики запертых там, еще не добитых людей. Все сгорели вместе с сараями..."

Из спецсообщения начальника Управления контрразведки "СМЕРШ" 2-го Прибалтийского фронта от 18 августа 1944 года:
"В ночь на 6 августа с.г. 65-й Гвардейский стрелковый полк 22-й Гвардейской стрелковой дивизии в районе деревни Бобрыни на территории Латвии производил наступательную операцию. Захватив пленных, эсээсовцы устроили над ними кровавую расправу. Рядовому Караулову Н. К., младшему сержанту Корсакову Я. П. и гвардии лейтенанту Богданову Е. Р. немцы и латыши из частей СС выкололи глаза и нанесли множественные ножевые ранения. Гвардии лейтенантам Кагановичу и Космину они вырезали на лбу звезды, выкрутили ноги и выбили сапогами зубы. Санинструктору Сухановой А.А. и другим трем санитаркам вырезали груди, выкрутили ноги, руки и нанесли множество ножевых ранений. Никто из раненных, захваченных немцами и фашистами из латышей, не избег пыток и мучительных издевательств. По имеющимся данным, зверская расправа была произведена солдатами и офицерами одного из батальонов 43-го стрелкового полка 19-й Латышской дивизии СС".

Из рапорта офицера особых поручений Штаба Русской Освободительной Армии (РОА) поручика В. Балтинша, 26 мая 1944 года:
"23 апреля 1944 г. мне пришлось быть в деревне Морочково. Вся она была сожжена. В погребах хат жили эсэсовцы-латыши, мне удалось поговорить по-латышски с несколькими из них. Я спросил у одного из них, почему вокруг деревни лежат трупы убитых женщин, стариков и детей, сотни непогребенных трупов. Ответ был таков: "Мы их убили, чтобы уничтожить как можно больше русских".
Уцелевшие жители рассказывали, что расстрелами занимались "люди, понимавшие по-русски, носившие черепа на фуражках и красно-бело-красные повязки на левом рукаве", то есть это были латвийские СС.

***

Преступный характер организации СС в целом был признан Нюрнбергским Международным военным трибуналом, который постановил, что "СС использовалась для целей, которые являются преступными и включают преследование и истребление евреев, зверства и убийства в концентрационных лагерях, эксцессы, совершавшиеся при управлении оккупированными территориями, проведении в жизнь программы использования рабского труда, жестокое обращение с военнопленными и их убийства...
Трибунал включил в СС членов "Ваффен-СС" и членов любого рода полицейских служб, подчеркнув, что "невозможно выделить какую-либо часть СС, которая не принимала бы участия в этой преступной деятельности".

Точка зрения Латвии на латышский легион СС отражена самом факте наличия в календаре памятной даты 16 марта. А также – в книге "История Латвии. ХХ век". Экс-президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга в свое время подарила ее тогдашнему президенту России Владимиру Путину на траурном мероприятии в Польше в память жертв Освенцима.
Напомним, в книге приведен рисунок, на котором изображены несколько десятков длинных домиков, аккуратно расположенных вокруг большой площади, с монументальной башней в центре. Под рисунком подпись: "Саласпилсская расширенная полицейская тюрьма и лагерь трудового воспитания (репродукция с рисунка бывшего политического заключенного К. Буша)".
Вполне ясная трактовка истории официальной Ригой, выраженная в этом «акте дарения», зеркально совпадает с мнением доктора Геббельса, считавшего такие концлагеря "лагерями трудового воспитания".

Основной исторический вывод, по мнению автора названной книги, однозначен: "Нацистскому режиму не удалось бы создать латышский легион, если бы в 1940 году Латвия не была бы оккупирована СССР, если бы оккупация не сопровождалась репрессиями против мирного населения". С этим выводом, по крайней мере, можно спорить, его можно обсуждать.
А вот тезис о том, что латышский легион СС, якобы, использовался исключительно в целях ведения боевых действий на фронте в борьбе за независимость Латвии и не имеет никакого отношения к карательным операциям на оккупированных нацистской Германией территориях – бесконечно далек от исторической правды.

...Поминовение легионеров в Латвии происходит не только в день памяти 16 марта, но и в отмечаемый 11 ноября День Лачплесиса, который в Латвии отмечают как день памяти героев, погибших за свободу страны. Тем самым легионеры фактически приравнены к "народным героям". Примеры их "геройства" приведены выше.

Ольга Соколова