"Мозговые центры" под замком

Аналитические институты, в том числе и организации, достаточно близкие к действующей власти, минимизируют публичную активность. Однако их руководители заверяют «Росбалт», что никакого кризиса в экспертном сообществе нет.

Аналитические институты, в том числе и организации, достаточно близкие к действующей власти, начинают экономить. Это может объясняться как общей ненужностью экспертных и аналитических центров в условиях экономического кризиса, так и банальным стремлением снизить издержки, раз есть возможность обосновать урезание финансирования «объективными причинами».    

В частности, по столице ходят слухи о сворачивании проектов Институтом современного развития (ИНСОР), председателем попечительского совета которого является президент России Дмитрий Медведев. А близкий к кремлевской администрации Фонд эффективной политики (ФЭП) с осени прошлого года частично сократил персонал и сдал часть принадлежащих ему площадей субарендаторам. Экономить начали и Центр политконъюнктуры России (ЦПКР) Алексея Чеснакова, и Центр политтехнологий (ЦПТ) Игоря Бунина. Злые языки в связи с этим утверждают, что российское экспертное сообщество оказалось в условиях кризиса невостребованным, однако руководители самих «мозговых центров» говорят, что реальная ситуация - прямо противоположная. 

Как утверждают источники «Росбалта», близкие к целому ряду аналитических организаций, активно сотрудничающих с органами госвласти, у большинства экспертов возникли сложности с деньгами. Свои слова они подкрепляют и косвенными свидетельствами. Например, Институт современного развития, позиционировавшийся как мозговой центр Дмитрия Медведева, не запускает новых проектов, а старые – урезает. Его, якобы, используют последнее время скорее как площадку для выступлений, а председатель правления института Игорь Юргенс предпочитает не указывать его при перечислении в прессе своих должностей и регалий. Поговаривают, что сокращение финансирования президентского «мозгового центра» стало результатом внутренних трений в администрации главы государства.

Говорят также, что в ИНСОРе, ФЭПе, ЦПТ и ряде других организаций или уже прошли определенные сокращения персонала, или они ожидаются в ближайшее время. У организаций, которые продавали свои аналитические продукты органам госвласти, якобы, не появляются новые заказы. Сложности с деньгами возникли также у Института национальной стратегии Станислава Белковского, который старается рассчитываться с контрагентами максимально экономно, а сотрудникам задерживает выплату зарплаты. Правда, проверить эту информацию достаточно сложно, поскольку значительная часть средств, поступающих в аналитические организации, зарабатывающие продажей своих интеллектуальных продуктов, через бухгалтерию, как говорят, не проводится. Да и комментировать такие вопросы в самих центрах, разумеется, не горят желанием.

Тот факт, что кризис негативно отразился на доходах представителей экспертного сообщества, источники «Росбалта» оценивают по-разному. В частности, аналитик, близкий к администрации президента РФ, полагает, что в последние годы так называемое экспертное сообщество превратилось из генератора новых идей и предложений в «обслуживающий персонал», который решает поставленные задачи по принципу аутсорсинга, а в условиях экономии средств госорганы и крупные корпорации стараются максимально загрузить собственных работников и не тратиться на сторонних подрядчиков. Однако существует мнение, что реальные финансовые проблемы возникли только у нескольких центров, а все остальные аналитические организации просто пользуются кризисом, как и коммерческие компании, как предлогом для сокращения расходов, в том числе за счет сокращения персонала и урезания зарплат. 

Сами руководители экспертных организаций, впрочем, эти домыслы опровергают. В частности, председатель правления ИНСОРа Игорь Юргенс заявил «Росбалту», что кризис создал проблемы «не для существования (ИНСОРа), а для того большого объема издательской деятельности, который осуществлялся». Тогда как «существованию института ничто не угрожает», поскольку «все построено на деньгах, отчужденных от ряда корпораций, которые лежат в банке и приносят сейчас даже больший процент в связи с повышением ставок». Причем в теории ИНСОР может даже изыскать средства и для поддержания нынешнего объема издательской деятельности. «Можно перейти на издание платных работ» или обращаться за заказами к госорганам или корпорациям – «это тоже может быть способом», считает Игорь Юргенс.

В то же время говорить о запланированной на ближайший вторник встрече президента Дмитрия Медведева с экспертами ИНСОРа председатель правления института отказался, не подтвердив даже, что она состоится. Хотя некоторые СМИ уже сообщили о встрече президента со «своими» аналитиками, более того, по информации «Росбалта», на нее проводится предварительная аккредитация прессы.

В то же время Юргенс отмечает, что с началом кризиса повышенный спрос на экспертов «безусловно, возник в экономической сфере». «Все, кто чего-либо стоит, по-моему, не испытывают недостатка во внимании, все идет в дело. И в антикризисном комитете у Шувалова, и в министерствах и ведомствах, и в общественных советах», - рассказал «Росбалту» Юргенс. Правда, глава ИНСОРа оговорился: «Не знаю, как они оплачиваются, потому что у каждого это своя технология».

Но это касается именно экономических центров. Философия, история и другие такого рода науки и связанные с ними экспертные центры, скорее всего, в худшем положении, полагает он. «Пока кризис рассматривается как системный экономический. Замаха на то, что надо менять все в связи с ним, - такого комплексного подхода я не видел. Хотя в последней нашей работе мы, кажется, его немножко предложили», - отмечает Игорь Юргенс.

Действительно, «вселенского кризиса нет», соглашается бывший начальник департамента информационно-аналитического планирования администрации президента РФ, директор Центра политической конъюнктуры России Алексей Чеснаков.  «Все заказы и проекты, которые велись, сохранены, и даже те центры, которые хотели что-либо получить, получили новые, и я надеюсь, что у нас эта тенденция даже продолжится», - заявил он «Росбалту». В то же время, как и Юргенс, он не отрицает, что «любые центры сокращают расходы там, где они были непроизводительные», и ЦПКР не исключение. Например, на рассылку Центра политконъюнктуры можно теперь подписаться через сайт, чтобы сократить расходы на «бумажную» версию. «У нас часть людей, которые раньше работали в офисе, работают на аутсорсинге, но это связано не с кризисом, а с новыми технологиями, потому что это всемирная тенденция», - рассказывает Алексей Чеснаков.

Он полагает, что для экспертных центров «кризис - это рост, но рост в разумных пределах». Это «касается экономики и политики - количество заказов растет». А «культурологические центры - это вещь малопонятная». В то же время Чеснаков оговаривается, что «стоимость новых проектов несколько ниже, чем была раньше». Но и этих денег вполне достаточно, «чтобы содержать хороших специалистов в рамках этих проектов». В то же время происходит объективное сокращение средств, выделяемых внутри самих центров «на инновации, на новые социальные технологии и технологии исследовательской работы», но это, к сожалению, «естественный процесс», поскольку такая работа «требует достаточно серьезного финансирования и привлечения сторонних людей».

Ситуацию, при которой сокращаются «громкие» программы аналитических центров, а появления новых не наблюдается, Чеснаков объясняет тем, что большинство проектов таких структур – непубличные. «Мы и раньше неактивно работали по публичным проектам, потому что публичные проекты не приносят основной прибыли. Так что большинство проектов, которые ведет, например, наш центр – это закрытые проекты, и их делают непосредственно для заказчика», - рассказал «Росбалту» Чеснаков. По его словам, «один из пунктов контракта в 90% случаев – это неразглашение результатов».

Таким образом, получается, что говорить следует скорее не о кризисе аналитических центров как таковых, а о стагнации публичных экспертных проектов. Рост рынка экспертных услуг, пусть не семимильными шагами, но идет, только в закрытом режиме. По мнению Чеснакова, большинство экспертных организаций и раньше занимались ими в основном тогда, когда это было просто «интересно», а теперь подобное расходование ресурсов кажется непрактичным. Непрактичным оно, судя по всему, кажется не только самому экспертному сообществу, но и власти. Так что даже в условиях кризиса нам пока не стоит ждать публичных обсуждений каких-то насущных проблем страны не на обывательском, а на экспертном уровне.

Иван Преображенский

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.