«Сталин отпустил 150 тысяч легионеров»

«Сталин отпустил 150 тысяч легионеров»

Накануне 16 марта, когда бывшие легионеры Waffen SS в Латвии пытаются устраивать свои шествия, в Риге открылась выставка «Дни русской культуры 1925-1940». «Росбалт» поговорил о сохранении гражданского мира в Латвии с вдохновителем выставки Владимиром Соколовым.


Накануне 16 марта, когда бывшие легионеры Waffen SS в Латвии пытаются устраивать свои шествия, в Балтийской международной академии в Риге открылась выставка «Дни русской культуры 1925-1940». С Владимиром Соколовым, - вдохновителем выставки, председателем общественной организации "Союз граждан и неграждан", «Росбалт» поговорил о сохранении гражданского мира в стране, о возможности дальнейшего существования русского языка и культуры в Латвии и, конечно, о предстоящих событиях 16 марта.


- Вы как руководитель общественной организации «Гражданство. Образование. Культура» принимали участие в создании выставки «Дни русской культуры» 1925-1940». Дата ее проведения неслучайно приурочена к  неоднозначно воспринимаемому в Латвии «дню памяти легионеров», или это совпадение?

- Это, конечно, совпадение. Русская культура в Латвии была, есть и, уверен, будет, невзирая ни на какие даты. В 1920-е годы Рига была одним из крупнейших центров русской эмиграции. К тому же Латвия никогда не была моноэтнической страной, и здесь русским жилось комфортно во многом благодаря тому, что они очень дорожили своей культурой.

У русской общины здесь была своеобразная культурная автономия, в Риге и других крупных городах Латвии существовали русские театры и школы, кафе и магазины, газеты и депутаты в парламенте. Но это не означало, что русские относились к другим культурам враждебно, даже наоборот – русская культура со своим ярким многообразием стала своеобразным магнитом для немцев и латышей. Выставка рассказывает о зарождении и развитии традиций празднования Дня русской культуры с 1925 по 1940 год. Материалы экспозиции аннотированы на латышском и русском языках. Подготовили выставку Кирилл Соклаков и Влад Богов, члены рижского краеведческого общества «Рига ЦВ»,  при помощи историка-краеведа и библиофила Анатолия Ракитянского и при поддержке Фонда развития культуры.

- Суд отменил запрет на проведение 16 марта мероприятий «Союза граждан и неграждан» и Латвийского антифашистского комитета.  Националисты от Daugavas vanagi также обратились в суд. Да к тому же запросили извинений от мэра Риги Нила Ушакова за некорректные высказывания в адрес легионеров, а также 10 тысяч латов компенсации за моральный и материальный ущерб от Рижской думы за запрет проводить шествие 16 марта. Каким будет решение суда, как полагаете?

- Уверен, что решение суда будет в пользу  Daugavas vanagi. Честно говоря, вопрос не в этих оставшихся в живых стариках, которые были на стороне легиона. Это была война и огромная трагедия, в том числе для латышского народа. 120 тысяч латышей воевало на стороне антигитлеровской коалиции, 146 тысяч воевало на стороне Гитлера. И я не знаю, зачем эту трагедию нужно продолжать.

Между прочим, Геннадий Котов, сопредседатель Латвийского комитета по правам человека, опираясь на исторические документы, выяснил, что в 1946 году значительная часть легионеров СС была отправлена в фильтрационные лагеря, где их сортировали: кто совершал преступления, того наказывали, отправляли в Сибирь. Тех, кто не был виноват, отпускали. Но руководство Компартии Латвии, которую возглавлял Ян Калнберзиньш, написало письмо в Москву с просьбой, чтобы отпустили всех рядовых участников легиона СС, поскольку народное хозяйство требует восстановления и не обеспечено рабочей силой. Сталин рассмотрел это предложение и… отпустил 150 тысяч легионеров.

В Латвии не было денацификации. Во Франции, например, стихийно, судами Линча было уничтожено около 100 тысяч французов–коллаборационистов, которые сотрудничали с немцами. А в Латвии ничего подобного не произошло. В этой безнаказанности — корни всего того, что вновь возродилось…

Проблема сейчас не в легионерах, а в новых их сторонниках, которые воспринимают эту идеологию и модернизируют ее в новом  виде, но со старым содержанием. Будем говорить откровенно, это нацистская идеология. В основе любой идеологии, в том числе и нацистской, лежит мечта. Мечта нацизма – создать прекрасный рай на земле, но только для одной нации. Как этого достичь? С одной стороны, развивать свою нацию, свой этнос. С другой, – подавлять соседние нации и жить за их счет. Нацистская идеология немцев в том и выражалась: собрать всех недочеловеков – унтерменшей – и за их счет существовать.

В наших условиях, в латышской Латвии, где 41% нацменьшинств, разве возможно, чтобы только латыши жили хорошо, а остальные как-нибудь? За счет кого? В этом вторая половина нацистской идеологии – в том, что она подавляет все остальное. В современном обществе, в процессе глобализации - это полный идеализм, утопия. Но в попытке достичь этого мы теряем сегодняшний день. В этой бессмысленной борьбе мы сами себя уничтожаем – и духовно, и нравственно, и экономически, и демографически. Ведь то, о чем говорит неонацистская партия  Visu Latvijai!, по сути, – это война! Ведь если не получится подавить и ассимилировать, то нужно выгнать!

- Что можно противопоставить этому?

- Главным ведь может быть лозунг «За хлеб!». Ведь люди способны жить, развиваться, сохранять семьи, работать на благо общего государства. Между тем, Латвия за 20 лет независимости потеряла почти полмиллиона людей – люди пассивно выражают свой протест, покидая страну в поисках работы. И это, как говорится, безвозвратные потери. Стольких людей Латвия не лишилась даже за всю Вторую мировую войну. За прошедшие  20 лет, между тем,  не было ни одной забастовки протеста, ни одной организованной демонстрации. А ведь в 1930–е годы во время аналогичного кризиса в довоенной Латвии на улицы выходили 70 тысяч человек.

Зарабатывать на хлеб насущный намного хуже в конфронтации, чем во взаимодействии. Я прекрасно понимаю боль латышей за родной язык, но также должна быть понятна боль и за русский язык. Почему здесь надо быть соперниками? Почему надо воспринимать находящихся всю жизнь рядом людей как врагов?

Националистам удалось собрать 10 тысяч подписей за ликвидацию всех русских школ, – а это безусловная провокация. Теперь они поднимают вопрос о репатриации некоренных жителей за пределы Латвии. И все это не находит решительного отпора у властей, происходит при их молчаливом участии, то есть согласии.

Поэтому этот марш, который предстоит, я определяю как марш против мира, против роста экономики, против другого человека. Мы хотим проманифестировать абсолютно другой подход. И, тем более, я  не рассматриваю эту проблему как войну двух культур. Почему культуры должны воевать? Почему они не могут взаимодействовать? Ведь в период Первой республики, по данным 1932 г., национальные меньшинства в Латвии составляли 26,6%, сейчас они составляют 41%. Но тогда же могли взаимодействовать культуры, может быть, и сейчас попробовать прийти к этому? В любом случае, когда ты находишься в культурной среде, в данном случае Латвии, человек любой национальности, любой культуры в той или иной сфере причастен к латвийской культуре. Данные говорят о том, что человек, находящийся в другой культурной среде, на  85% так или иначе интегрирован в культуру, его окружающую.

- Возвращаясь к политической составляющей даты 16 марта, полагаете ли вы, что растет ее популярность в среде молодежи?

- Да, к сожалению, это так. Все это, повторюсь, с молчаливого соглашательства властей. В основе всего этого, на мой взгляд, лежит идея середины XIX века – идея романтического национализма, которая предполагает, что в пределах одной страны должен работать один язык. В Западной Европе, когда складывались национальные государства, были страшнейшие войны. И,  в конце концов,  границы стали соответствовать расселению этноса, народа. Но все границы, как у животных, были помазаны кровью. К сожалению, человек недалеко от них ушел в этом смысле.

Когда же распался Советский Союз, то административные границы республик, и Латвии в том числе, получил народ, проживающий внутри этих границ со всем его многообразием культур. И была предпринята попытка привнести в XXI век ту самую идею романтического национализма XIX века и раскатать народную массу внутри новых границ. При наличии Интернета и телевидения это практически непосильная задача. И  элите пора осознать, что это данность, что надо работать с тем, что есть, в то же время поддерживая и оберегая латышскую культуру и язык, но не унижая другие культуры. И именно идею романтического национализма наиболее ярко поддерживает и демонстрирует партия Visu Latvijai!

20 лет мы наступаем на одни и те же грабли. Понятно, что это невозможно, что это утопия. Это утопия национал-социализма. И в глубине Visu Latvijai! я вижу идеи и национализма, и социализма. Но осуществить их можно не в либеральной экономике, а только с помощью тоталитарных средств. Чтобы выйти из нынешнего системного кризиса, надо в первую очередь прекратить тихую этническую войну и сведение счетов. Внутренние раздоры всегда ослабляют любое общество. Для преодоления кризиса необходимы гражданский мир и единение общества. Но они невозможны в условиях этнократии и мести, символом которых является 16 марта.

Борьба за чистоту идеи, за чистоту черепа рас бесконечна. Потом начнется выяснение, у кого череп более правильной формы. В основе всего опять же будет экономика. Бесконечный поиск по кругу до последнего человека.

- Премьер-министр Валдис Домбровскис заявил, что дата 16 марта превратилась в день самовыражения разного рода экстремистов и призвал по возможности не отмечать эту дату, что задело сторонников легионеров, и партии национального блока уже потребовали у главы правительства разъяснить свою позицию в этом вопросе…

- С идеями бороться бессмысленно. Память о погибших в легионе и о погибших на стороне антигитлеровской коалиции уже увековечена в местах захоронения, в том числе  на Братском кладбище. Почему нужно выносить эти марши к памятнику Свободы? Это символ независимости Латвии, святой для всех латвийцев. Пусть к нему ходят правительственные делегации, отмечаются государственные праздники, возлагают цветы.

Но не устраивают показательные акции различные партии и общественные организации, прикрываясь святостью символа.

Наблюдая ажиотаж вокруг предстоящих событий, иной раз кажется, что мы вернулись в начало 1990-х. Известно, что история развивается по спирали. Только хотелось бы, чтобы спираль эта уходила вверх, а не уносилась по сужающейся воронке вниз, в конце концов свергаясь в пропасть.

И язык здесь не может быть инструментом выяснения идеологических разногласий. Нельзя, чтобы в рядах неонацистов говорили по-латышски, а в рядах антифашистов – по-русски. Тогда мы загоним ситуацию в тупик. Это тоже бессмысленно. Национальные лозунги – простые, как лопата. Они доступны каждому индивиду. Но в конце концов они гибельны. Возвращаясь к идеям романтического национал-социализма, напомню – никому ничего хорошего эта идея не принесла, в том числе и немецкому народу. Нельзя забывать об этом.

Беседовала Ольга Соколова