И ты, Казахстан...

Похоже, радикальный ислам, все еще слабо ассоциирующийся с казахами и Казахстаном, становится кошмаром и для этой спокойной страны. Исламисты оказались причастны здесь не только к убийствам полицейских, но и к тюремным бунтам - и даже к забастовкам нефтяников.

Казахстан залихорадило. В Актау с мая бастуют нефтяники. В Актюбинской области спецназ почти неделю воевал с боевиками. Под Карагандой подавление тюремного бунта окончилась самоподрывом заключенных. Кажется, связи тут нет: бандиты воровали нефть, нефтяники хотят денег, а гибель зеков могла быть случайной. Если бы не одна деталь - во всех этих событиях есть «исламский след».

"Сражение" в Актюбинской области началось в ночь на 1 июля, когда в нефтяном поселке Шубарши местные ваххабиты убили двух дежурных патрульно-постовой службы Темирского РОВД Нурлана Алпысбая и Айдоса Буранбаева. Их убили во время несения ночного дежурства прямо рядом с опорным пунктом полиции. Началась поисковая операция с блокированием дорог, применением вертолетов и бронетехники. На поимку нападавших были брошены солдаты внутренних войск, два спецподразделения МВД Казахстана – «Сункар», «Беркут», а также спецназовцы из актюбинских спецподразделений «Арлан» и «СОБР». Через несколько дней спецназ осадил дом убийц, но те отбили штурм, расстреляв спецназовца Руслана Жолдыбаева. Во время перестрелки было ранено еще три спецназовца. МВД и армия ответили огнем гранатометов и БТР. Несколько боевиков были уничтожены. остальные скрылись в лесу, за их поимку обещали $100 тыс.

Местные жители в один голос говорят, что бандиты - все сполшь молодые парни от 17 до 30 лет - являются членами хорошо известной в Темирском районе ваххабитской общины, каких вообще много на нефтеносном западе Казахстана. Власти акцентируют внимание на том, что банда воровала нефть из трубопроводов, а исламской идеологией «просто прикрывалась». Но как показывает практика, люди с уголовной психологией берегут свою жизнь. Отстреливаться до последнего в подобных случаях склонны как раз исламские радикалы. Да, собственно, тут и гадать не приходится: о фанатичном следовании боевиков крайним формам шариата охотно поведали журналистам их односельчане, включая родственников. По их словам, полицейских убивали с криками: «Что же вы мусульманам-то жить не даете!».

«Официальная информация не всегда полностью отражает реалии, – комментирует директор казахстанской Группы оценки рисков Досым Сатпаев,  - Если помните, некоторое время назад, в Актобе произошел взрыв отдела КНБ. На первых порах официальные структуры тоже заявляли, что это был не теракт, хотя позже были вынуждены признать что взрыв – результат действий экстремистского подполья. Кроме того, не следует забывать, что зачастую криминал и религиозный экстремизм идут рука об руку: экстремистам нужны деньги».

Это уже далеко не первая стычка казахских силовиков с исламистами. Властям приходилось иметь дело с чеченцами и дагестанцами, также склонными в последние 10-15 лет культивировать крайние формы ислама. И с салафитами из числа узбеков и уйгуров, нередко входящими в «Исламское движение Восточного Туркестана», «Хизб-ут-Тахрир» и прочие военизированные секты. Но парни из Шубарши и Кенияка оказались этническими казахами, и это очень важный факт.

Любопытны и репортажи с забастовок в другом нефтеносном районе Казахстана, Мангистау. Напомним, нефтяники, часть которых по их же собственному признанию получает $1000 в месяц, требуют удвоить зарплаты. Из-за них шумит Европарламент и даже Стинг отказался от концерта в Астане. Увольнения активистов и давление на профлидеров привели лишь к тому, что с мая число бастующих выросло с 10 до 18 тыс человек. В ночь с 9 на 10 июля лагерь голодающих рабочих несколько раз подвергался атакам бойцов СОБРа, десятки человек были задержаны, участники голодовки насильно помещены в больницу.

Так вот: еженедельник из Актау Лада.kz сообщает, что среди бастующих замелькали характерные бородачи в укороченных штанах. В один из дней лидеры бастующих решили совершить жертвоприношение – зарезали на площади семь баранов. Но не успели завершить молитву, как полиция и спецназ, разгоняя участников, опрокинули казаны с жертвенным мясом. Это возмутило жителей. При этом стиль поведения нефтяников все больше напоминает кавказский: коллегам, которые не прекратили работу, уже не просто угрожают, а роют перед их домами могилы.

«Похоже, ситуация выходит из-под контроля властей, – говорит Досым Сатпаев. – Они долго убеждали мир, что Казахстан – остров межнационального и религиозного согласия в Средней Азии. Но убедили в этом лишь себя. Власти вели себя так, будто казахское общество монолитно, хотя оно  состоит из большого числа групп, включая радикальные. И что в борьбе за власть эти группы могут поддерживаться представителями политических элит».

Стоит отметить, что всего в 160 километрах от места забастовки расположено гигантское месторождение Тенгиз, нефть которого США и ЕС убеждают казахов пустить по Транскаспийскому нефтепроводу на запад минуя Россию. И это месторождение, вокруг которого сплелся целый клубок глобальных и локальных интересов, становится одним из главных в Казахстане.

Впрочем, исламисты дают о себе знать не только на нефтеносном западе. В ночь на 11 июля в колонии 159/21 в Балхаше Карагандинской области (юго-восток Казахтана) прогремел взрыв. По официальной информации, перед этим группа заключенных решила бежать. Все имели значительные сроки и терять им было нечего. Они убили контролера, ранили еще четверых сотрудников колонии и укрылись в здании производственного цеха. А когда спецназ МВД начал штурм цеха, взорвали себя с помощью кислородного баллона. Говорят, взрыв мог быть случайным, расследование еще не закончено. Но, по словам самих же полицейских, бунт начался после этапирования в колонию осужденного религиозного экстремиста, и он же погиб в числе беглецов. Да и в целом шахидская практика самоподрыва нетипична для уголовников.

«Практика содержания заключенных в Казахстане такова, что религиозные экстремисты сидят вместе с обычными уголовниками, - поясняет Сатпаев. - Поэтому многие уголовники быстро попадают под влияние экстремистских идей. И вот перед нами весь в наколках исламский боевик: поди отличи его от обычного зека. У него на лбу печати нет. Есть надежда, что хотя бы теперь их станут содержать раздельно».

На первый взгляд, радикализация ислама в Казахстане неожиданна. Бессменный президент Назарбаев не только 20 лет твердит о необходимости сохранять межэтнический и межконфессиональный мир, но и многое для этого делает. Материальных причин для радикализма вроде бы нет: по сравнению с узбеками, киргизами и таджиками казахи – просто крезы (средняя зарплата $700), а инвестиционный климат здесь лучше, чем в России и на Украине. Духовных причин тоже вроде бы не должно быть: казахи никогда не были ревностными мусульманами. В чем же дело?

По мнению экспертов, казахские феодалы, как и их менее удачливые южные соседи, слишком заигрались с импортным исламом, пытаясь заполнить возникший после распада СССР духовный и идеологический вакуум. Но, как и интернет, ислам им не подчиняется. Ни в одном из пяти азиатских ханств бывшего СССР нет достаточно авторитетного исламского центра, который мог бы генерировать новые и адаптировать к жизни старые духовные смыслы. В итоге чужая лошадь, на которую сели вчерашние советские аппаратчики, понесла их к пропасти. Ближе всех к ее краю Таджикистан, где власти отчаянно и, похоже, безнадежно борются с засильем исламистов. В Киргизии власть совершает те же ошибки: ее представители, не стесняясь, демонстрируют связи с запрещенной «Хизб-ут-Тахрир».

В Казахстане пытаются «возглавить мафию, которую нельзя победить». В апреле 2009 года тут «вдруг» возникло новое религиозное течение «кораниты», насчитывающее более ста тысяч адептов. Лидером объединения считается сын руководителя администрации Назарбаева Аслбек Мусин. Кораниты заявили, что будут  адаптировать ислам к современным социальным реалиям. Получится? Судя по вышеописанным событиям - вряд ли, все слишком запущено.

Важно также понимать: исламизация – что на Северном Кавказе, что в Средней Азии – идет на людоедском неолиберальном фоне. Всюду богатые лишь богатеют, а бедные только беднеют. Всюду издержки возлагаются на низы. Всюду сворачиваются остатки бесплатной социалки. Всюду растут «налоги на бедность» - потребительская инфляция, тарифы на топливо и услуги ЖКХ. Исключением выглядит пока лишь наглухо закрытая Туркмения, где все виды энергии для населения бесплатны. И дай Аллах, чтобы у ее лидеров хватило мудрости сохранять этот статус кво.

«В Казахстане 75% населения чувствует себя чужими на празднике жизни. И больнее всего молодым людям из небогатых семей, – говорит Сатпаев. - Государство ничего для этих людей не делает. Система образования ничем не отличается от других постсоветских стран: те же взятки в ВУЗах, дипломы за деньги, неграмотные выпускники. Школьное образование условно бесплатно, но за все надо платить, а качество преподавания низкое. Многим бедным детям школа вообще недоступна, потому что родители не в состоянии оплатить все расходы».

Гордая казахская молодежь видит, что, принимая в ультрасовременной Астане делегатов ОИК и строя при помощи турок и саудитов роскошные мечети, сами чиновники верят только в деньги. А лицемерие отторгает. Парни идут за теми, кто обещает им «правду» - пусть даже в диких средневековых рамках.

Михаил Александров, Виктор Ядуха


Ранее на тему Уйгурская карта в Средней Азии

НАТО уже на Каспии?

Правоверные уголовники