Долгосрочный прогноз погоды для планеты Земля

Мир от Сибири до Австралии страдает от засух, во многих странах горят леса. Тем временем в пустынях выпадает снег и льют первые за сотни лет дожди. Климат явно меняется. Что ждет нас завтра?

Засуха в этом году охватила Юг России, Поволжье и Западную Сибирь. На Урале и в Сибири горят леса. Та же ситуация – в соседнем Казахстане. По другую сторону океана, в США – самая сильная засуха с 1956 года. В Европе лесные пожары охватили Испанию, Францию, Хорватию. «Великая сушь» пришла и в Австралию. В Перу холода, доходящие до минус двадцати, также сопровождаются засухой.

Тем временем в традиционно засушливых регионах наблюдаются аномалии противоположного свойства. В январе 2012-го снег на короткое время выпал в северной части Сахары. А два года назад произошло нечто еще более странное: в пустыне Атакама (самое засушливое место на Земле) выпал снег и прошли ливни, создавшие целые реки.

Итак, что же происходит? Согласно официальной версии, всему виной глобальное потепление, вызванное деятельностью человека (антропогенная версия). Однако климатические условия куда более нестабильны, чем думают «антропогенщики».

В истории сообщения об «аномальных» холодах — отнюдь не редкость. Например, зимой 400-401 годов на 20 дней замерзли проливы Босфор и Дарданеллы и большая часть Черного моря, весной лед горами шел по улицам Константинополя в течение 30 дней. Ситуация повторилась зимой 557-558 годов. В 763-764-м ледяных глыб, плывущих с севера, было так много, что в Босфоре они образовали огромный мост. Столь же устрашающей была зима 1543-1544 годов. В 1708-1709-м замерзли заливы Адриатического моря, в Венеции стояли двадцатиградусные морозы - от холода погибли многие тысячи людей, трескались апельсиновые деревья. На Балтийском море толщина льда достигала 80 см. Уже в эпоху регулярных метеорологических наблюдений пришла «великая зима» 1788-89 годов. Температура во Франции составила минус 21 градус, в Италии - минус 15. Эти «аномалии» всего лишь отражали долгосрочные колебания температуры.

Вполне типичны и изменения уровня моря. Согласно исследованиям израильских археологов, в III-I веках до нашей эры он был ниже современных значений на 1,6 м. Затем, в V веке, он практически совпадал с нынешним. А около 1200 года снова опускался на 50-90 см.

Иными словами, климат имеет свойство циклично меняться, причем безо всякого участия Хомо Сапиенс. В общем и целом, речь о ряде накладывающихся циклов. При этом чем континентальнее климат, тем резче выражены температурные колебания. Наибольший из имеющих для нас практический интерес циклов – ледниковый период/межледниковье. В течение четвертичного периода ледниковые эпохи продолжительностью в 70-120 тысяч лет 23 раза сменялись сильными потеплениями с длительностью в 15-20 тыс. лет.

«Наше» межледниковье началось 11200 лет назад, и его пик уже пройден во время так называемой «атлантической фазы» (9000-5000 лет назад). В течение этого периода средняя температура была выше современной на 1-3 °C. В целом в течение последних 5000 лет идет медленное, но верное снижение температур, которое будет продолжаться вплоть до наступления нового ледникового периода. По-видимому, это произойдет через 4-8 тыс. лет (причем первый срок ближе к реальности).

Циклы второго уровня – это многовековые циклы Бонда с периодом 1470 плюс/минус 500 лет. Всего в течение «нашего» межледнековья было выявлено 8 таких циклов, и вариации температур в их рамках были весьма значительны. Так, 6,2 тысячи лет назад, посреди теплого атлантического периода, внезапно наступило «колебание Мизокко», продолжавшее 200-400 лет - похолодание настолько резкое, что уровень мирового океана из-за роста ледников понизился на 14 м.

Посмотрим, что происходило в течение последних 2000 лет. Наша эра началась с римского климатического оптимума. Считается, что температура в Средиземноморье тогда примерно соответствовала современной, а к северу от Альп – была выше (в римской Британии даже рос виноград и существовало виноделие). При этом климат не был сухим - напротив, в традиционно засушливых зонах, например в Северной Африке и на Ближнем Востоке, на пике потепления он был более влажным.

С 200 года стало постепенно холодать, в Средиземноморье начались засухи, и около 400 года наступил климатический пессимум раннего средневековья. Средняя температура упала на 1-1,5 градуса ниже нынешней. В Европе стало холодно и влажно, посевы гибли, римское сельское хозяйство в Галлии и Британии коллапсировало.

В VIII—XIII веках наступил средневековый климатический оптимум с высокими средними температурами, как минимум на 1 градус превышающими нынешние. О точных масштабах тогдашнего потепления спорят, однако исторический факт состоит в том, что виноградарство и виноделие в тот период существовали в… Северной Германии и Шотландии.

В XIII веке температура начала постепенно падать и около 1300 года наступило глобальное похолодание – малый ледниковый период. С 1312 года в Европе начались суровые зимы, а лето стало пасмурным и дождливым. В северной Италии регулярно выпадал снег, по ту сторону Альп снежные зимы стали обычными. При этом, пока влажная зона Европы тонула в дождях, в засушливых зонах климат становился более сухим.

После 1440 года (вторая фаза малого ледникового периода) температура несколько повысилась – в первой половине XVI века зимы зачастую были мягкими и бесснежными. Однако со второй половины XVI века становилось все холоднее, и после 1600 года наступила третья фаза, наиболее свирепая. Глобальная температура снизилась на 1-2 градуса. Постоянно замерзали голландские каналы и Темза, эпизодически – часть Адриатики, север Черного моря и даже Босфор.

А с середины ХIХ века на планете вновь начало теплеть. Согласно антропогенной теории, это связано с деятельностью человека. В действительности нынешнее потепление целиком укладывается в стандартную схему циклов Бойда и неизбежно будет продолжаться дальше, несмотря на все киотские потуги. При этом оно пока не достигло даже показателей римского климатического оптимума.

Что будет происходить с влажностью и засухами? Согласно мнению борцов с глобальным потеплением, испарение с поверхности океанов будет возрастать, при этом осадки будут распределяться самым неблагоприятным образом: в избыточно влажных регионах станет еще влажнее, в засушливых – еще засушливее. В реальности же такое распределение связано именно с холодными эпохами в духе малого ледникового периода. Что же касается предыдущих климатических оптимумов, то они были связаны с ростом влажности не только в традиционно дождливых, но и в большинстве засушливых регионов. Сейчас история повторяется – например, несмотря на крики о наступлении Сахары, спутниковые снимки демонстрируют диаметрально противоположную картину. Так, еще 10 лет назад сравнение снимков 1982 и 2002 годов показало, что южные территории Сахары постепенно зеленеют, причем появляются не только травы – разрастаются кусты и акации.

С другой стороны, в традиционно влажных регионах количество осадков действительно повысится, что далеко не всегда хорошо. Примером может служить глобальное наводнение 2002 года, унесшее несколько тысяч жизней в Европе, Южной и Восточной Азии. Равным образом, с алармистами можно согласится и в том, что возрастет число тропических ураганов – исследования показывают, что во время средневекового климатического оптимума их число было таким же, как сейчас, а сила – даже несколько выше.

Однако наряду с многовековыми колебаниями климата существуют и более короткие – внутривековые (продолжительностью 30-40 лет), и они весьма заметны. Например, уже к 1940 году в Советском секторе Арктики площадь льдов сократилась почти вдвое. Повышение температуры в Гренландии составило 5°С, на Шпицбергене - 9°С. Было отмечено отступление ледников в Альпах и на Кавказе. Иными словами, тогда происходило почти то же самое, что и сейчас. Однако в 1940-х потепление сменилось похолоданием.

Другим примером стало похолодание конца 1960-1970-х. Однако с 1979 года начался быстрый рост температур – и те же люди, что считали глобальное похолодание 1970-х результатом деятельности человека, тут же приписали антропогенный характер начавшемуся потеплению.

Естественно, внутривековые температурные колебания влекут за собой и колебания увлажненности. Так, для северной Евразии в ХХ веке выделяют сухой период (1899-1909), за которым последовал влажный (1909-1929) и тепло-сухой (1930-1940). Второй цикл пришелся на 1941-1972 годы, и его тепло-сухая фаза 1960-68 годов имела своеобразные последствия. 1960-е были периодом засух, породивших, например, перебои с хлебом и зарубежные закупки зерна в СССР.

То, что мы видим сейчас – это финальная «тепло-сухая» фаза третьего внутривекового цикла, которая всегда сопровождается локальным снижением увлажнения. Как нетрудно догадаться, после некоторой паузы оно снова начнет расти.

Иными словами, сейчас не происходит ничего «аномального» в глобальном масштабе. Поэтому прогноз погоды довольно прост. На «дистанции» порядка тысячелетий будет холодать по дороге к новому ледниковому периоду, но мы этого не заметим. На «дистанции» порядка столетий будет теплеть, и климат в целом будет становиться более влажным – этот тренд мы уже в состоянии ощутить. Ну а в ближайшее десятилетие станет влажнее и прохладнее.

Евгений Пожидаев


Ранее на тему Север Вьетнама завалило снегом