Спутники смерти

Спутники смерти

В космосе становится все «теснее». Доминирующее положение США заставляет вероятных противников Штатов задумываться о мерах противодействия. Очевидно, что безусловному лидерству американцев рано или поздно придет конец.


© mil.ru

Китай наконец провел испытание новой ракеты Dong Ning-2 (DN-2). Согласно официальной версии - с целью отработки противоракетных возможностей. Однако стоит учитывать, что противоракета, предназначенная для перехвата МБР на среднем участке траектории (высота - около 1000 км), по определению обладает противоспутниковыми возможностями.

Разработки противоспутникового оружия начались еще до того, как первый «сателлит» достиг орбиты - в США средства на работу в этом направлении были выделены в 1957-м.

Первая имитация перехвата спутника была совершена американцами в 1959-м. Баллистическая ракета, запущенная с бомбардировщика Б-52, прошла в 6,4 км от цели, летевшей на высоте 251 км. Результат на тот момент признали удовлетворительным: кинетический перехват был практически нереален, и ставка делалась на ядерную боевую часть ракеты.

Параллельно шли реальные ядерные испытания в космосе, выявившие ряд нетривиальных эффектов. В 1958-м началась операция Argus. 27 августа – 6 сентября в космосе были взорваны три боеголовки мощностью 1,7 килотонны. Результатом испытаний стало появление искусственных радиационных поясов – высокоэнергетические частицы, захваченные магнитным полем Земли, образовали достаточно устойчивые «облака» в околоземном пространстве. В полной мере эти эффекты проявили себя во время следующей серии испытаний, когда взрывы были тысячекратно более мощными – 1,4 мгт.

Летом 1962-го прошел эксперимент Starfish («Морская звезда»). Боеголовка взорвалась на высоте 400 км – и на земле, и в космосе началось странное. Гигантское зарево увидели и на атолле Уэйк, и даже в Новой Зеландии. На Гавайях ослепительная вспышка на мгновение «воспроизвела» полдень посреди ночи, после чего небо на несколько минут приобрело светло-зеленый цвет. Одновременно погасло уличное освещение, отключилась телефонная связь и на несколько часов замолчала местная радиостанция. Электромагнитный импульс от орбитального взрыва оказался неожиданно «дальнобойным», а максимальный радиус расширения плазменных продуктов взрыва, экранировавших радиоизлучение, превысил 1000 км. В магнитосфере возник обширный и мощный радиационный пояс. Как минимум три попавших в него спутника были выведены из строя из-за быстрой деградации солнечных батарей. Окончательно последствия взрыва исчезли только через несколько лет.

Впрочем, стоит отметить, что взрывы на высоких орбитах не дают столь выдающегося эффекта, радиационная стойкость современных фотоэлементов радикально выше, чем в 1960-х, а простейших средств защиты достаточно, чтобы практически полностью нивелировать воздействие радиационных поясов на «сателлиты». Но в 1960-х американские противоспутниковые системы еще не были «доведены до ума».

По другую сторону «фронта» в 1961-м стартовала операция «К» - советская программа ядерных испытаний в космосе, впрочем, ориентированная на нужды противоракетной, а не противоспутниковой обороны. Сначала было подорвано два ядерных заряда малой мощности – 1,2 кт. В следующем году, в разгар Карибского кризиса, на высоте 150 км была подорвана 300 кт боеголовка - «в 14 часов 15 минут при ярком солнце на северо-востоке вспыхнуло второе солнце».

Еще один взрыв был произведен на высоте 80 км. Эффекты были менее экзотичны, чем наблюдавшиеся после американских испытаний, однако все равно впечатляли – от полностью «забитых» помехами противоракетных РЛС метрового диапазона до мертвой тишины в радиоэфире на расстоянии 500 км.

В собственно противоспутниковой области СССР пошел своим путем. Уже после совместного полета «Востока-3» и «Востока-4» в 1962-м советские военные констатировали, что «человек способен выполнять в космосе все военные задачи, аналогичные задачам авиации (разведка, перехват, удар)». В итоге в Союзе приняли концепцию спутника-перехватчика. Находящийся на орбите «киллер» при необходимости должен был совершить маневр, сблизиться с целью и уничтожить ее подрывом шрапнельной боеголовки. Концепция стала достаточно быстро воплощаться в жизнь в рамках программы ИС («истребитель спутников»).

Первый перехват в космосе состоялся 1 ноября 1968 г. спутником ИС («Космос-252») – осколочная боеголовка поразила спутник-мишень. В августе 1970-го прошло еще одно испытание по усложненному сценарию – спутник-мишень было необходимо уничтожить за 45 минут. В том же году было реализвано еще два удачных перехвата. В целом, вероятность перехвата оценивалась как 0,6 – для тех времен весьма незаурядное достижение.

В дальнейшем, несмотря на введение ограничений для противоспутниковых систем в 1972-м, ИСы запускались регулярно – так, пуск перехватчика и мишени состоялся во время «семичасовой ядерной войны» (масштабных учений «Щит-82»).

Между тем, американцы продолжали развивать противоспутниковые ракетные системы. К середине 1970-х появление более совершенных технологий дало возможность создать перехватчики в неядерном оснащении, способные поражать мишень прямым кинетическим ударом. В 1984-м была испытана система нового поколения – АСАТ. В отличие от громоздких предшественников, в ней использовалась компактная ракета массой чуть более тонны, которую после вполне косметической переделки стоимостью около полумиллиона долларов мог нести обычный истребитель типа F-15 или F-14. В качестве базы мог использоваться обычный аэродром или авианосец. При этом характеристики ракеты позволяли уничтожать объекты на высотах до 1000 км. После ряда предварительных испытаний в сентябре 1985-го точным попаданием АСАТ был разрушен реальный спутник.

Симметричным ответом СССР стала попытка создать аналог АСАТ, в качестве носителя которого выступал модернизированный истребитель Миг-31 (Миг-31Д). Однако к началу 1990-х испытания не были закончены, а впоследствии они стали уже неактуальны.

Впрочем, в 1980-х «тривиальные» ракетные упражнения оказались в гигантской тени СОИ и советских программ противодействия – наступала эпоха «звездных войн». В планах Пентагона вырисовывалась колоссальная космическая система из полусотни спутников наблюдения и обнаружения, сотни аппаратов с лазерами на борту и т.д. Впрочем, история величия и падения этой стратегической оборонной инициативы достаточно хорошо известна. Куда менее известно, что в СССР над аналогичными «конструкциями» задумались едва ли не раньше, чем в США. В занимавшемся космическим и противоспутниковым оружием институте «Комета» работали над проектом советской СОИ еще в 1970-х. Парадокс состоит в том, что к тому моменту, когда США объявили о начале собственной программы, советский проект уже был сочтен безнадежным. Тем не менее, оружие на советских космических аппаратах размещалось.

Пилотируемые орбитальные станции «Салют» существовали в двух ипостасях – гражданской и военной (настоящее «имя» милитаризованных «Салютов» - «Алмаз»). Уже второй «Алмаз» получил вооружение – 23-милиметровую автоматическую пушку (система «Щит-1»); первые и пока единственные артиллерийские стрельбы в космосе состоялись в 1974-м. Следующей стадией стала установка на станции ракет «космос-космос» - «Салют-5» обзавелся двумя перехватчиками. В дальнейшем планировалось строить вооруженные орбитальные станции как в ракетном («Каскад»), так и лазерном вариантах («Скиф»). Первые предназначались для уничтожения высоко- и среднеорбитальных, вторые – низкоорбитальных спутников. Однако создание «Скифа» столкнулось с многообразными трудностями. В итоге на орбиту в 1987-м отправился всего лишь макет.

Успешнее шли испытания прицельных систем. В 1985 году на аппарате «Космос-1686» была протестирована система Пион-К, отработавшая по объектам на Земле (эксперимент «Поверхность»), на океане («Зебра»), по летающим объектам в атмосфере («Оболочка») и уголковым отражателям, отстреливавшимся с борта аппарата – то есть имитаторам космических объектов. Внушительная номенклатура целей показывает, что планы Союза по применению ударного космического оружия были более чем обширны.

Развивались и «некосмические» противоспутниковые лазеры, не скованные столь жесткими ограничениями, как орбитальные системы. Самый известный образец – А-60, модификация Ил-76, оснащенная боевым лазером, предназначенным для ослепления низкоорбитальных спутников.

К той же эпохе относится возникновение мифа о супероружии, в роли которого выступала «космическая шрапнель». Согласно легенде, нескольких тонн металлических шариков, выведенных на орбиту, достаточно, чтобы полностью «зачистить» околоземное пространство. Фактически это «утка». Объем пространства, занимаемого орбитами космических аппаратов, колоссален - он на порядки превосходит объем земной атмосферы. В итоге «зачистка» шрапнелью займет десятки лет.

Так или иначе, распад СССР приостановил космическую гонку вооружений, возобновившуюся в явной форме только в середине «нулевых».

На сей раз зачинщиком стала КНР. Китай провел испытания кинетических систем в 2005-м и 2006-м годах без перехвата целей. В декабре 2006 года разведка США обнаружила признаки подготовки новой операции на полигоне Сонлинь, которая завершилась 7 января 2007 г. успешным перехватом в космосе. В 2010-м было проведено еще одно «двусмысленное» испытание той же ракеты SC-19, направленное на тестирование одновременно противоспутниковых и противоракетных возможностей.

А в 2012-м заговорили о противоспутниковой программе Индии - после успешного пуска в ракеты Agni-V с дальностью полета свыше 5 тыс. км. По словам руководителя индийской Организации оборонных исследований и разработок (DRDO) Виджая Кумара Сарасвата, «помимо придания новых способностей нашей стратегической обороне, ракета открывает фантастические возможности в создании противоспутникового оружия».

США уже обладают работоспособным противоспутниковым оружием. В 2008-м американской противоракетной системой «Иджис» был перехвачен падающий спутник.

Россия сообщила о том, что возобновляет соответствующие разработки в 2010-м.

Наряду с «традиционными» ракетами продолжается и развитие противоспутниковых лазеров. Одним из возможных применений закрытого американского проекта АВL считалось именно разрушение «сателлитов» - благо, нынешние боевые лазеры мегаватты не только «потребляют», но и излучают (выходная мощность АВL превосходит таковую у А-60 примерно в 20 раз). Также стало известно, что реанимирована российская программа «Сокол-Эшелон», в рамках которой и был разработан А-60 – однако в российском случае речь все еще идет об ослеплении, а не разрушении спутников.

Наконец, США развивают неразрушающие технологии специфического толка, предусматривающие «электронное вторжение» и перехват управления спутниками. Их предполагается, например, отключать в самый «подходящий» момент без видимого вмешательства извне.

Иными словами, космос неизбежно будет милитаризоваться и дальше - сейчас мы видим только самое начало большой гонки. Ее мотивы очевидны. Экономика и армии более или менее продвинутых стран все больше зависят от нормального функционирования спутниковых группировок, возможности которых непрерывно растут. Постепенно приближается к реальности и перспектива непосредственного освоения небесных тел. В то же время, в космосе становится все «теснее».

При этом сейчас США занимают в безвоздушном пространстве то же положение, какое Британская империя занимала на морях – им официально принадлежит 423 из 957 действующих космических аппаратов. В действительности спутников больше – так, французы неоднократно обнаруживали не внесенные в официальный каталог Пентагона «сателлиты».

Колоссальная спутниковая группировка США дает им гигантскую фору в любом конфликте – как отмечается в американской «Национальной стратегии обеспечения безопасности космоса», «за последние 50 лет эксплуатация космоса предоставила политикам США, военным и их союзникам беспрецедентные возможности по принятию решений, проведению военных операций и обеспечению национальной безопасности».

Иными словами, космическая группировка США – один из важнейших инструментов глобального доминирования. Эта ситуация заставляет вероятных противников Штатов задумываться о мерах противодействия – технологический прогресс и быстрый подъем новых центров силы открывает для этого все большие возможности. Очевидно, что неограниченному доминированию американцев в ближнем космосе рано или поздно придет конец.

Евгений Пожидаев

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.