«Будущее за дронами»

Кампания ЦРУ по использованию беспилотников для убийств боевиков привела к феноменальным успехам в борьбе с терроризмом. При этом реальная эффективность дронов замалчивается их противниками, утверждает американский эксперт Брайан Уильямс.


© -

Тема беспилотных самолетов не сходит со страниц американских газет. Скандал с использованием боевых дронов для убийств людей, неугодных властям США, продолжает развиваться. Он набирает обороты отчасти благодаря тому, что президент США Барак Обама выдвинул на должность главы ЦРУ автора программы по использованию дронов в боевых целях Джона Бреннана (подробнее об этом назначении читайте здесь). В настоящий момент в США есть две точки зрения по поводу беспилотников. Первая заключается в том, что это возмутительно - убивать людей вне зон конфликтов. Вторая –  что это эффективно и работает на предупреждение терактов. О том, что использование дронов-убийц стало наиболее точной и прицельной военной кампанией в мировой истории, «Росбалту» заявил профессор исламской истории Массачусетсткого университета Брайан Глин Уильямс.

- Вы написали книгу «Хищники: дроновая война ЦРУ против Аль-Каиды». Не могли ли бы вы поподробнее рассказать о своем исследовании?

- Последние пять лет я систематически изучал сотни боевых ударов, нанесенных с помощью беспилотных самолетов. Исследование проводилось на основе открытых источников, среди которых целый ряд надежных СМИ - от пакистанских до западных. Моей целью было понять, где именно наносились удары и кто погиб в результате их нанесения.

Кроме того, я ездил в Пакистан, где встречался с обычными пакистанцами, а также пуштунскими племенами, проживающими в районах, на которые приходилось большинство ударов, для того, чтобы познакомиться с их мнением по поводу этой кампании.

Как историк, я также не мог не уделить внимания тому, каким образом эта стратегия появилась в недрах ЦРУ. Моей задачей было создать первое историческое описание кампании ЦРУ по использованию дронов в Пакистане, а также в Йемене и Сомали с момента ее создания в 2002 году.

Кроме того, я проанализировал различные эпизоды, имеющие отношение к кампании, такие как потеря дрона RQ 170 в Иране (этот беспилотный самолет пропал в Афганистане в 2011 году, а затем был продемонстрирован по телевидению иранскими властями, которые отказались выдавать его США, - «Росбалт»), обнаружение сверхсекретной базы дронов ЦРУ в Шамси, провинция Белуджистан в Пакистане, попытки юристов призвать к ответственности ЦРУ за убийства, которые были совершены во время использования беспилотных самолетов, и уничтожение с помощью дронов Анвара Авлаки и трех других граждан США в Йемене.

- К каким заключениям вы пришли?

- Я выяснил, что до 11 сентября 2001 года ЦРУ очень сдержанно относилась к такого рода инициативам. Но теракты 2001 года создали в этой организации новую среду, новую атмосферу, в рамках которой более грубые контртеррористические меры, такие как убийство террористов «Аль-Каиды», прячущихся в горах Пакистана и готовящих новые злодейства, постепенно стали вполне приемлемыми.

Эти атаки, проводимые в удаленных районах пакистанской Зоны племен, изначально были организованы с целью уничтожения небольшого числа известных иностранных террористов, входящих в «Аль-Каиду».

Но когда лидер пакистанских талибов Байтулла Мехсуд запустил кампанию с использованием смертников против властей Пакистана, а афганские талибы начали атаковать коалиционные войска с другой стороны границы, беспилотные самолеты стали уничтожать также и полевых командиров «Талибана».

По мере того, как количество мишеней для ударов стала расти, произошла трансформация характера атак. Если изначально речь шла об атаках против конкретных лиц (англ. personality strikes – «Росбалт») – известных террористов из «Аль-Каиды», то затем в ЦРУ перешли к так называемым «signature strikes», то есть, ударам по полевым командирам «Талибана», чья деятельность, например, ввоз оружия в Афганистан, позволяла характеризовать их как террористов.

Кроме того, я выяснил, что в большинстве случаев как пакистанские, так и западные СМИ сообщали, что удары беспилотных самолетов успешно уничтожили свои цели – то есть членов «Аль-Каиды» и «Талибана», и очень редко сообщали о жертвах среди гражданского населения.

Безусловно, были сообщения о случаях гибели гражданского населения в результате атаки дронов – такие как печально известные удары в Дамадоле и Датта Хеле, от которых погибло большое количество мирных людей - но таких сообщений было мало.

Вместе со своими коллегами я провел систематический анализ медиасообщений и пришел к ошеломляющим выводам, что только пять процентов от всего числа погибших были мирными жителями.

Эти выводы перекликаются с теми, к которым пришли исследователи Билл Роджо из Long War Journal и Питер Берген из New America Foundation, которые также заявляли, что в результате этих атак погибает очень небольшое количество мирных граждан.

Пакистанские и западные активисты, выступающие против дронов, любят говорить о массовых жертвах среди мирного населения, которыми чреваты атаки беспилотных самолетов. Один источник заявил пакистанской газете, что дроны уничтожили четырнадцать террористов и семьсот мирных жителей, но у него не было никаких доказательств.

Проведенный нами анализ позволяет заявить, что удары, наносимые беспилотными самолетами, не только не сопровождаются массовыми жертвами среди мирного населения, а, наоборот, эта кампания ЦРУ является наиболее прицельной и точной за всю мировую историю.

Так, члены пакистанских племен, которых я интервьюировал для исследования, говорили мне, что они не боятся дронов, потому что знают, что они бьют только по объектам, связанным с талибами – конвоям, базам, гостевым домам и так далее.

-

- Каким образом ЦРУ удалось достичь такой точности?

- Во-первых, беспилотные самолеты способны днями кружить над своими целями, наблюдая за их передвижениями. Это позволяет пилотам-операторам, находящимся в штаб-квартире ЦРУ, хорошо познакомиться с тактикой своих целей и не наносить удар в момент, когда они находятся рядом с мирными жителями.

Во-вторых, ЦРУ создало обширную шпионскую сеть в регионе, которая поставляет крайне важную информацию о передвижениях террористов и талибов. После атак беспилотников талибы, как правило, в ярости начинают «охоту на ведьм» с тем, чтобы поймать тех, кто их сдал.

Талибы и члены «Аль-Каиды» боятся, что шпионы ЦРУ выдают места их расположения с помощью небольших маяков, которые прикрепляют к домам или машинам. Дело в том, что в последнее время особенно много ударов было нанесено по транспортным средствам. Достаточно просто отследить то, как боевики садятся в машину, подождать, чтобы она выехала из населенного пункта и уничтожить ее в момент, когда рядом нет гражданских лиц.

Кроме того, дроны все чаще используют компактные ракеты, которые вызывают небольшие взрывы, что позволяет наносить меньше ущерба - раньше дроны использовали ракеты Hellfire, а сейчас оперируют с ракетами Scorpion.

Представители пуштунских племен, да и сами талибы, рассказывают, как много раз удар наносился по комнате или дому, в котором находились террористы, но при этом люди, находившиеся в соседних комнатах или домах, оставались целыми и невредимыми.

Такого рода четкость, конечно, значит, что у ЦРУ очень точная развединформация.

- Что по этому поводу думает официальный Пакистан?

- Пакистанское правительство официально выступает против ударов, называя их «нарушением государственного суверенитета», но, на самом деле, они помогают ЦРУ в этой кампании.

Так, пакистанцы предоставили ЦРУ базу в Шамси, откуда американцы могли наносить удары с помощью дронов – эта база была недавно закрыта – и создали несколько совместных коммуникационных станций.

Пакистанцы просили ЦРУ уничтожить лидеров пакистанских талибов, таких как Байтулла Мехсуд, который убивал мирных пакистанцев в отместку за атаки дронов, от которых он в результате и погиб.

Среди других крупных фигур, погибших в результате атак беспилотных самолетов, террористы №3 «Аль-Каиды» в Пакистане, террорист «Аль-Каиды» №2 в Йемене, один из сыновей Усамы бен Ладена, двое сыновей афганского талиба-террориста Хаккани, глава пакистанских смертников, глава программы «Аль-Каиды» по созданию оружия массового уничтожения, и т.д.

Эта деятельность ЦРУ привела к уничтожению сотни «топовых» террористов, что сильно нарушило оперативность террористических ячеек.

- Каким образом атаки дронов повлияли на обстановку на земле? Что изменилось в Пакистане с тех пор, как ЦРУ стала вести массовую прицельную войну с воздуха?

- До этой кампании террористы открыто управляли Зоной племен в Пакистане, которая тогда назвались «Талибастан». Они терроризировали людей и пытались распространить свое влияние в соседние районы, например, в долину Сват.

Сейчас же террористы могут встречаться лишь небольшими группами, опасаясь, что в любой момент по ним может ударить «мачай» или «оса», как называют дроны на пушту.

Теперь им гораздо сложнее переходить границу между Афганистаном и Пакистаном, сложнее заниматься террористической деятельностью. И этих результатов удалось добиться при нулевых жертвах среди американских военных.

За дронами, безусловно, будущее, и ЦРУ попросило увеличить количество беспилотных самолетов с тридцати до тридцати пяти. В настоящий момент в военно-воздушных силах готовится больше операторов для управления дронами, чем пилотов для обычных самолетов, а бюджет программы растет, в то время как общие военные расходы в США сокращаются.

- То есть вы считаете дроны весьма успешными способами борьбы против исламистских террористов?

- Да, я так считаю. Никто и ничто не может справиться с погоней и уничтожением целей в племенных районах Пакистана, Йемене и Сомали лучше, чем беспилотные самолеты. В этих местах арест – это просто не вариант. Но, конечно, для успеха нужна также существенная наземная шпионская сеть.

- А как гражданское население относится к дронам?

- Как я уже говорил, очень мало гражданских лиц погибает от такого рода атак. Конечно, бывают ошибки, и тогда местное население выступает против дронов. Но в целом, они знают, что эти самолеты планомерно уничтожают полевых командиров «Талибана», которые годами их мучали.

- Что вы думаете по поводу использования дронов вне зон конфликтов, которое так возмутило либеральную общественность США?

- Я, безусловно, нахожу эту «лицензию на убийство», которую исполнительная, а точнее президентская, власть, дала сама себе, весьма противоречивой. Но это не умаляет заслуг программы по использованию беспилотников, которая предотвратила многие теракты.

Например, в 2010 году группа английских и немецких исламистских террористов собралась в Зоне племен Пакистана для того, чтобы обсудить планы по организации терактов в Германии, Франции и Великобритании по «мумбайскому сценарию». Но им не удалось перейти от слов к делу, потому что всех их отследили и уничтожили с помощью дронов.

Я полагаю, что в мире после терактов 11 сентября такие превентивные меры являются оправданными.

- Как вы думаете, будет ли программа расширяться и дальше? Каковы последствия такого рода войны, когда у президента США есть свой «список жертв», в который люди попадают при минимальном участии судебных властей?

- Да, я думаю, что программа по использованию беспилотников будет расширяться. Согласно опросам, ее поддерживает большинство американцев - как демократов, так и республиканцев.

Я не вижу, почему неучастие судебной власти является проблемой. Это сфера полностью относится к компетенции ЦРУ и президента, которые в каком-то смысле, здесь находятся как бы над законом.

Для обычных американцев никаких последствий не будет, потому что те, кто фигурируют в «списках на убийство» являются известными боевиками «Аль-Каиды», проживающими в удаленных районах Сомали, Йемена и Пакистана. Так что кампания ЦРУ по использованию дронов постепенно станет неотъемлемым элементом глобальной войны с терроризмом, которая простирается сегодня от северного Мали до Филиппин.

Беседовала Юлия Нетесова


Ранее на тему Суд в США отказался встать на сторону родни убитых с беспилотника террористов

Военные США впервые посадили беспилотник-невидимку на палубу авианосца