«Россия – связующее звено БРИКС»

Экономическое и политическое партнерство Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР сегодня можно поставить в один ряд с такими центрами глобального управления как G8 и G20, уверен политолог Джон Кертон.


© -

26 марта в южноафриканском городе Дурбан откроется пятый саммит форума БРИКС – группы, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южную Африку. Если неформальные встречи первых четырех стран на полях различных саммитов проходили еще c начала десятилетия, то с 2009 года группа решила придать формату более официальный характер, создав ежегодную форумную площадку, к которой впоследствии присоединилась ЮАР. О том, что группа БРИКС давно вышла за рамки объединения экономического характера, в интервью «Росбалту» заявил профессор политологии, со-директор исследовательской группы по БРИКС при Торонтском университете Джон Кертон.

- Как вы оцениваете значение БРИКС сегодня? Несколько лет назад идея этого объединения, как и сама группа, были очень популярны, но потом, на фоне кризиса, как-то это все сошло на нет. Чем является это объединение теперь?

- Группа БРИКС по-прежнему остается важным форумом, как для самих его стран-членов, так и для институтов глобального управления в целом. Совокупный ВВП, территория, население, естественные ресурсы, географическое расположение стран БРИКС делают это объединение весьма важным.

Несмотря на недавнее замедление роста, с экономической точки зрения, БРИКС продолжает расти. Китайская экономика начинает приходить в себя, а совместный темп роста стран БРИКС превышает темпы членов «Большой восьмерки» и стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития, все еще страдающих от рецессии.

Кроме того, международный охват БРИКС растет: в 2011 году к четырем изначальным странам присоединилась Южная Африка. В том же направлении эволюционируют, как повестка дня БРИКС, так и ее институты.

То, что появилось на свет в 2001 году в виде концепции и акронима благодаря председателю компании «Голдман Сакс» Джиму О’Нилу, сегодня превратилось в реальный институт глобального управления с соответствующими последствиями для мировой политики и ее устройства.

БРИКС сегодня можно поставить в один ряд с такими центрами глобального управления как «Большая восьмерка» и «Большая двадцатка» (объединения восьми и двадцати крупнейших экономик мира, - «Росбалт»).

- Каким образом сами страны БРИКС воспринимают эту группу? Насколько отличаются их мнения в отношении БРИКС?

- У всех пяти членов есть одна общая черта, которая является центральной идеей клуба БРИКС, но есть также и различия, которые придают этой группе разнообразие и динамизм, и являются источником богатых внутренних дискуссий. Всех членов группы объединяет идея, положившая начало созданию этого клуба на саммите в 2009 году. Она заключается в том, что старые центры финансового управления не справляются с поставленными задачами, что стало понятно в 2008 году, когда разразился глобальный кризис. Это подтолкнуло страны БРИКС собраться вместе для того, чтобы сформировать новый центр, который бы стал достойной площадкой для этих стран, как и должно быть в новом многополярном мире.

Будучи самым новым и самым маленьким членом группы, Южная Африка больше всех заинтересована в том, чтобы клуб работал, работал для Южной Африки и для всего африканского континента. Индия – большая, влиятельная держава глобального уровня с хорошими связями. Однако ей нужна группа БРИКС для получения инвестиций в инфраструктуру и для лоббирования столь желанного места в Совете Безопасности ООН.

Точно так же Бразилия, которая, кстати, является членом трехстороннего форума ИБСА, куда входят Индия и Южная Африка, надеется, что БРИКС поможет ей занять более влиятельное место внутри старых центров глобального управления, сформированных в 1944-1945 годах, в частности, внутри Международного валютного фонда.

Китай, несмотря на то, что является большой и преуспевающей страной и вполне мог бы оперировать на мировой арене в одиночку, также нуждается в БРИКС, являющимся для него клубом, которым Пекин может тихо управлять изнутри. Это хорошее сопровождение мирного восхождения Китая в мировой политике и неплохая площадка для реформированию глобального управления как такового.

- В преддверии саммита БРИКС в Южной Африке в российскую прессу был «слит» документ, отражающий российское видение этого форума. В частности, в нем говорилось о том, что для России БРИКС – это в первую очередь альтернативный центр влияния. Что вы думаете по этому поводу?

- Россия является не только основателем площадки саммитов БРИКС – именно в России прошел первый саммит в 2009 году, но и связующим звеном между БРИКС и «Большой восьмеркой», в которую Россия вступила в качестве полноценного члена в 1998 году, а также между БРИКС и форумом «Большой двадцатки».

Россия постоянно прилагает усилия для того, чтобы БРИКС и «Большая восьмерка» наладили рабочие контакты и вдвоем совместно работали с «Большой двадцаткой». Для России БРИКС является альтернативным центром влияния на тот случай, если «Большая восьмерка» и «Большая двадцатка» развалятся, чего, скорее всего (отчасти благодаря усилиям как раз России), не случится.

 - Как вы думаете, может ли БРИКС однажды стать группой, чье экономическое и политическое влияние будет сопоставимо с G8?

- Внутри российской позиции кроется факт, что БРИКС в качестве группы вряд ли когда-нибудь станут настолько мощным объединением, как современный Запад. Нужно всегда помнить о том, что возможности стран могут очень сильно изменяться со временем. Те, кто несколько десятилетий назад заявлял, что «Япония скоро станет страной номер один», хорошо усвоили этот урок.

Как только страна выходит на определенный уровень, становится сложнее поддерживать тот темп роста, чем когда все только начиналось. Кроме того, страны БРИКС неизбежно столкнутся с естественными ограничениями роста - такими, как стареющее население, проблемы, связанные с природными ресурсами, а также вызовами социальной сплоченности населения и политической стабильности.

Некоторые из стран БРИКС расположены в непростых регионах, где война может начаться в любую минуту. И, наконец, далеко не все из них завершили трансформацию в полноценные демократии.

- В настоящий момент БРИКС – это в основном экономика. Может ли у этой группы в какой-то момент появиться серьезная политическая повестка дня?

- Мнение о том, что центром внимания для БРИКС является только экономика – это общераспространенное заблуждение. Оно связано с идеями, изложенными в 2001 году в самом первом документе, где упоминался этот акроним. С того момента, как появился форум БРИКС и начались саммиты, эта группа стран стала полноценным институтом, который занимается финансовыми, экономическими, социальными вопросами, а также проблемами окружающей среды и безопасности. И, конечно, вопросами политического характера тоже.

Так, БРИКС гораздо больше внимания уделял вопросам здоровья, чем «Большая восьмерка», которая долгие годы была лидером в этой сфере. Повестка дня БРИКС сегодня является очень разнообразной.

- Что вы ожидаете от грядущего саммита в Дурбане?

- Программу этого саммита можно назвать многообещающей. У встречи будет три особенных момента. Во-первых, этот саммит позволит Южной Африке показать, что она является полноценным игроком и глобальной державой. Во-вторых, он продемонстрирует, что работа БРИКС не ограничивается только интересами ее членов, но будет также иметь значение для всей Африки, то есть для наиболее бедных стран и народов мира. Наконец, в-третьих, именно на этом саммите произойдет важное событие для развития группы - будет создан Банк развития при БРИКС.

Беседовала Юлия Нетесова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.