Сербский мятеж в ООН

Нешуточный скандал разгорелся в ООН. Впервые за все время существования этой структуры здесь прошли дебаты о роли международного правосудия в процессах примирения. США дискуссию попытались сорвать.


© Фото Николая Ульянова

Нешуточный скандал разгорелся на днях в стенах Организации Объединенных Наций. Впервые за все время существования этой структуры здесь прошли дебаты о роли международного правосудия в процессах примирения. Почуяв, откуда ветер дует – было ясно, что без обсуждения почти 20-летней работы международного трибунала по бывшей Югославии здесь не обойдется, - США (и примкнувшие к ним Канада и Иордания) дискуссию попытались сорвать, объявив бойкот заседанию. Однако поддержки эта «экстремистская» позиция у остальных стран-членов ООН не нашла.

Нет сомнения в том, что подобные дебаты никогда бы не произошли, если бы во главе Генеральной Ассамблеи не стоял (с сентября прошлого года) известный в международных кругах яростный защитник интересов Сербии, униженной бомбежками НАТО и «надкушенной» отделением Косово, бывший ее министр иностранных дел Вук Еремич. Именно он потребовал от руководства ООН провести такое обсуждение. Причиной стало скандальное решение апелляционной коллегии Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ), признавшей невиновными двух хорватских генералов, Анте Готовина и Младена Маркача, обвинявшихся в преступлениях против сербов во время военной операции «Буря» в 1995 году. Трибунал в Гааге осудил их на серьезные сроки (24 года и 18 лет, соответственно). Однако через два года отпустил убийц с миром.

Уже только одно появление в повестке дня этой, казалось бы, ничего особенного не предвещающей и скучной темы о роли международных судов в процессах примирения вызвало бурю в стакане воды западной демократии. На Вука Еремича, который накануне заседания дал понять, что существуют некие силы, пытающиеся не допустить его, обрушился шквал обвинений и критики. То есть скандал начался еще до начала самих дебатов, привлекая к щепетильной для Запада теме все больше, как говорили в таких случаях в СССР, нездорового внимания.

К компании бойкотирующих дипломатов США присоединились высокопоставленные судебные чиновники. На официальные дебаты в ООН отказались прибыть – неслыханное доселе дело! – президент Международного уголовного суда Санг-Хьюн Сонг, а также - Гаагского трибунала Теодор Мерон и некоторые другие эксперты в этой области рангом пониже. Значительная часть стран Запада, пытаясь сохранить хорошую мину при плохой игре, направила на заседание, образно говоря, двадцать пятых заместителей своих официальных представителей при ООН.

Однако, несмотря на жесткое противодействие и даже провокации во время заседания (в зал каким-то образом попала хорватская неправительственная организация, что по регламенту не допускается), дебаты все же состоялись. Открыл их вступительным словом сам Генеральный секретарь Пан Ги Мун. Но гвоздем программы стало жесткое, откровенное, а местами и вовсе недипломатичное выступление президента Сербии Томислава Николича.

В своем почти сорокаминутном спиче он в пух и прах раскритиковал работу Гаагского трибунала, заявив, в частности, что «суд не только не помог в решении конфликта, а напротив, усугубил ситуацию с примирением стран бывшей Югославии». Он отметил, что «Трибунал у одного народа вызвал ощущение большой несправедливости к нему, а у другого чувство триумфа», что «дела против сербов мотивированы наказанием и местью, а месть, особенно в современном праве, никогда не может быть оправданной и справедливой».

«С точки зрения науки и этики, - заявил президент, - я могу поставить процессы в Гаагском трибунале в один ряд с судами инквизиции, с Парижским и Московским процессами». (Видимо, речь идет об известном французском «деле Дрейфуса», осужденного под давлением власти как немецкого шпиона, и о политических расправах с использованием ручных судов и «троек» во времена Сталина.)

В выступлении президента Сербии прозвучала немало шокирующей информации. Например, сроки наказания в приговорах Трибунала в отношении сербов составили около 1150 лет, а «для представителей других народов» (читай – мусульман) общее наказание «потянуло» всего на 55 лет. Николич напомнил, что хорватская армия изгнала более 300 000 сербов из мест, которые веками населяли их предки. Виноватых в этом за 20 лет существования Гаагский трибунал так и не нашел.

Напомнил президент и о более 2000 сербских жертв в восточной Боснии, под Сребреницей, где действовали боснийские силы Насера Орича. Сербы «ожидают, - сказал Николич, - что хоть кто-то из виновных будет наказан». Об этом головорезе я уже писала в свое время в «Росбалте». Его жестокости удивлялись даже западные журналисты. По их свидетельствам, Орич даже бравировал своими «заслугами». Он с удовольствием показывал, например, журналистам газет «Вашингтон пост» Джону Помфреу и «Торонто Сан» Биллу Шиллеру снимки своих «подвигов» в сербских селах. «Орич, – писал в статье Шиллер, — самый кровожадный убийца. (...) Все эти снимки он показывал мне сам, когда мы сидели у него дома в январе 1994 года. Я с ужасом рассматривал шокирующие видеокадры того, что Орич называл «наилучшие хиты Насера Орича». Я видел на них множество трупов, спаленные дома, отрубленные головы, бегущих людей. В следующем ряду кадров были показаны мертвые тела людей, погибших от взрывов. «Мы отправили их на Луну», — хвастался Орич. Когда в кадрах появился город призраков, помеченный пулями, без каких-либо видимых трупов, Насер Орич поспешил объявить, что «мы убили там 114 сербов». Дав Насеру два года, его освободили прямо в зале суда.

Также Томислав Николич напомнил миру, что в Косово и Метохии преступные группировки похищали и «разделывали» сербов, их органы продавались на «черном» рынке трансплантологии. (Мне также не раз приходилось писать об этом в «Росбалте».) «История не знает таких преступлений! А Гаагский трибунал вместо того, чтобы их расследовать, уничтожает улики. – бросал обвинения президент. - Сотни тысяч изгнанных, тысячи убитых и похищенных в Косове и Метохии для Гаагского трибунала не явились достаточной причиной для наказания командиров и участников так называемой Освободительной армии. Более того, беспрецедентный случай: Харадинаю, против которого было открыто дело, разрешили заниматься политикой. А на самом деле ему разрешили запугивать и устранять свидетелей».

При этом президент детально рассказал, как искренне официальный Белград сотрудничал с Трибуналом. За 20 лет Сербия выдала 46 подозреваемых. Среди них - два экс-президента, члены правительства, три начальника генштаба армии, генералы, включая бывшего начальника разведки. Это, по мнению Николича, беспрецедентный для мира случай. Он отметил, что Сербия «почти отказалась от своего суверенитета», разрешив более чем 750 свидетелям не ссылаться при допросах на государственную тайну.

Однако за редким исключением, говорил Николич, сербы в процессах Гаагского трибунала практически не фигурируют в качестве жертв. «Кто-то с завидной упорностью пытается лживо убедить мир, что сербская сторона зверски убивала и творила геноцид, а другая сидела, сложа руки, занимаясь повседневными делами и гуманитарной работой», - пенял гаагским судьям Николич.

Президент Сербии привел дипломатам также один из примеров беспрецедентного в мировой истории нарушения прав человека – историю лидера сербской радикальной партии Воислава Шешеля, который уже одиннадцатый год томится в гаагской тюрьме без суда. По его мнению, дело до сих пор не передано в суд, потому что обвинение не имеет доказательств его вины. Он обратился к Трибуналу и ООН с просьбой разрешить осужденным сербам отбывать наказание в своей стране – под международным надзором.

Обратив внимание, что представители Трибунала отказались прибыть в ООН на дебаты, Николич подчеркнул: «Если они не уважают старое юридическое правило «Audiatur et altera pars» («Да будет выслушана и другая сторона»), то как можно от них ожидать хотя бы минимум права и правды?»

Речь президента Сербии на дебатах Генеральной Ассамблеи стала, по сути, обвинительным приговором для судей Гаагского трибунала. А трибуна ООН – залогом того, что сербы будут, наконец, услышаны всем миром. (За исключением, конечно, циничных «политических животных» и их вассалов, оправдывающих варварские разрушения НАТО городов независимого государства в центре Европы в конце 20 века кассетными бомбами со смертельной начинкой. Среди таких, помним, был и известный чешский диссидент, «совесть нации» Вацлав Гавел, назвавший это преступное действо НАТО «гуманитарными бомбардировками».)

«Приговор» Гаагскому трибуналу по бывшей Югославии именем президента Сербии Томислава Николича был однозначен: «Гаагский трибунал - суд без правды и справедливости (…), он не справился с главной провозглашенной целью - примирение в регионе, и, следовательно, он не может быть будущим международного правосудия, а лишь страшным прошлым. Сейчас стало четко понятно, - и это показали сам механизм создания суда и его работа, - что единственная польза от него заключается в том понимании, что так больше работать нельзя никогда».

Министр иностранных дел Сербии Иван Мркич, комментируя журналистам выступление президента Томислава Николича, заявил: «Президент высказал то, что думает огромное большинство наших граждан. Все, что он говорил, основывается на железной аргументации».

Интересная деталь. Скандальное заседание в ООН по международным трибуналам с «мятежным» сербским президентом состоялось 10 апреля с.г. А буквально на следующий день депутатская делегация Республики Сербия получила статус наблюдателя при Парламентской Ассамблее Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). На самом ли деле Сербия полагается на Россию, или в который раз всего лишь пугает ею Запад?

Алла Ярошинская
 


Ранее на тему В Швейцарии задержан бывший командир боснийских мусульман

Сербия между Россией и Западом