Оккупай Стамбул

Экологический протест в Турции быстро перерос в политический. Массовые беспорядки полиция остановить уже не может — или не хочет. На этом фоне глава государства, отставки которого добиваются протестующие, винит во всем внешние силы.

Турция охвачена протестами. Есть уже и погибшие в столкновения оппозиции с полицией. Ростуризм уверяет россиян, что никакой опасности они не подвергаются — если не будут «высовываться» с курортов и уедут из Стамбула. А вот турецкий премьер Реджеп Тайип Эрдоган, отставки которого добиваются оппозиционеры, страну покинул. Правда, он уехал не в эмиграцию, а в турне по африканским странам.

Эрдоган уехал из Турции, весьма жестко охарактеризовав действия протестующих. Уже находясь за пределами своей страны, турецкий премьер пришел к выводу, что за беспорядками на его родине стоят некие таинственные внешние силы. Исходя из его логики, именно они, видимо, надоумили полицию разогнать при помощи слезоточивого газа, водометов и дубинок мирный протест в крупнейшем городе страны — Стамбуле. Там гражданские активисты, архитекторы и экологи решили защитить от «реконструкции» парк Гези, расположенный в центре города рядом с площадью Таксим.

Если смотреть на вопрос с символической точки зрения, то более неудачного места для применения полицией силы против протестующих выбрать было трудно. Ведь именно на площади Таксим до 2010 года митинговать было запрещено - после того как в 1977 году неизвестные расстреляли здесь первомайскую демонстрацию.

Так что ассоциация с нынешним разгоном совершенно очевидная. В этот раз, правда, началось все с мирного, хоть и многотысячного протеста, который был жестко пресечен полицией. Против экологов и их сторонников был применен слезоточивый газ. В ходе борьбы за площадь полиция даже распыляла газ на выходе из ближайшей станции метро.

Но после этого беспорядки очень быстро превратились из локальных, стамбульских, в общегосударственные. Митинги начались в столице Турции Анкаре, в большинстве крупных и многих мелких городах. В столкновениях с полицией начали гибнуть люди (по последним данным не менее двух человек). К протестующим начали присоединятся политические оппозиционеры и профсоюзы.

Единственное, что пока не удалось противникам Эрдогана, которые от экологических лозунгов быстро перешли к политическим — это захватить его резиденцию. Тем не менее, справиться с протестующими полиция уже не может — или не хочет.

Политологи рассуждают о возможности вмешательства в противостояние армии.

Правда, трудно предсказать на чьей стороне. Ведь она находится к глухой оппозиции к нынешним властям, после того как исламистская Партия справедливости и развития добилась смещения и ареста многих высших офицеров по делу о якобы осуществлявшейся подготовке госпереворота (так называемое дело тайного общества «Эргеникон»). Тогда же, кстати, были арестованы и многие известные оппозиционеры, либеральные журналисты и даже некоторые деятели культуры.

Так что если дойдет до вмешательства военных, то нет никаких гарантий, что, войдя в Стамбул, армия не попытается сыграть ту же роль, что во время революции в Египте. Там военные взяли на себя роль посредников между народом и властью, принудив уйти в отставку тогдашнего президента Хосни Мубарака. В этой ситуации неудивительно, что, несмотря на жесткие заявления Эрдогана, его коллеги стараются вести себя толерантнее.

Например, вице-премьер Бюлент Арынч от лица правительства принес извинения всем, кто стал жертвой насилия. Правда, все-таки не всем вообще, а только тем, кто пострадал из-за своего стремления защищать окружающую среду. То есть перед теми, кто вышел позднее, после разгона экологов с требованиями уже об отставке нынешних властей, Арынч не извиняется. В условиях, когда только по официальным данным в ходе протестов пострадали более трех тысяч человек — это явно недостаточная мера.

Реджеп Эрдоган явно ошибается, утверждая, что беспорядки и акции протеста прекратятся в течение нескольких дней, потому что они якобы были делом рук экстремистов. Активная и несогласная с курсом нынешних властей часть турецкого общества вряд ли так просто успокоится. И тут в чем-то Эрдоган, пожалуй, прав - требование об его отставке явно не будет последним, чего добиваются оппозиционеры. Ведь отставка — это досрочные выборы. А досрочные выборы — это новая победа Партии справедливости и развития, чей рейтинг, по мнению турецких политологов, все равно остается на уровне 45%, даже в условиях массовых протестов.

Так что речь явно идет о борьбе «до победного конца». Или Эрдоган победит протесты, железной рукой наведя порядок, или победители запретят ему участвовать в новых выборах.

Тупиковая бескомпромиссность этого выбора очень напоминает события в России 2012 года. С той только разницей, что российские оппозиционеры лишь один раз вступили в столкновение с полицией — причем, не по своей воле. И после этого массовые акции протеста быстро пошли на спад. А в Турции полиция справиться с протестующими пока не смогла. И это вполне может значить, что не за горами победа оппозиционеров.

Иван Преображенский