Первая мировая как жертва коллективной амнезии

В России забыты уроки Первой мировой войны, которая показала, как региональный конфликт может привести к глобальной катастрофе, отмечает декан факультета международных отношений СПбГУ Ирина Новикова.


© -

Об итогах прошедшей в Царском селе конференции «Первая мировая война, Версальская система и современность», причинах, почему Первая мировая стала для россиян забытой войной, а также о важности ее уроков для современной дипломатии в интервью «Росбалту» рассказала декан факультета международных отношений СПбГУ Ирина Новикова.

- В 2009 году по инициативе факультета международных отношений Санкт-Петербургского университета состоялась первая международная научная конференция «Первая мировая война, Версальская система и современность». В этом году была третья такая конференция. Какой путь был пройден за эти годы?

- Во-первых, расширилась география участников конференции. На первой конференции с докладами выступили примерно 40 ученых, преимущественно из Москвы, Санкт-Петербурга и некоторых городов Северо-Запада. На третью конференцию к нам приехали ученые из Уссурийска, Владивостока, Архангельска, Калининграда, Казани, Воронежа, Саратова, Тамбова, Белгорода и других городов. Всего в работе конференции приняли участие около 120 исследователей.

Для организаторов с самого начала было очень важно, чтобы конференция превратилась в широкую площадку для дискуссий, где ученые из разных регионов Российской Федерации смогли бы общаться друг с другом, строить планы на будущее, создавать творческие коллективы для реализации конкретных проектов, чтобы мы понимали, как развиваются исследования Первой мировой войны не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в нашей российской глубинке. Именно региональные исследования последних лет значительно обогатили российскую историографию Первой мировой войны, наши представления об этой войне.

Среди участников конференции есть ученые – авторы потрясающих исследований, подготовленных на основе региональных архивных материалов. Они делают доступными для широкой общественности неизвестные ранее материалы о влиянии Первой мировой войны на экономику, социальные процессы и массовое сознание в российской провинции. Некоторые из участников конференции работают над такой сложной, но очень востребованной темой, как проблема плена в годы войны, судьбы немецких и австро-венгерских военнопленных в России.

Примечательно, что в годы Первой мировой войны Россия стала одной из стран-участниц, впервые столкнувшихся с феноменом массового военного плена. Около 2,5 млн солдат и офицеров германской, австро-венгерской и турецкой армий оказались в русском плену, некоторые из них, вернувшись на родину, стали, подобно лидеру будущей Югославии Иосипу Броз Тито, известными государственными деятелями, или, как Ярослав Гашек, выдающимися писателями.

По сравнению с 2009 годом увеличилось также количество участников конференции из зарубежных стран. В этом году на конференцию приехали ученые из Украины, Германии, Австрии, Великобритании, Норвегии, Финляндии. Наша конференция в полном смысле стала международной. Она становится не только важным научным форумом, но и хочется надеяться, событием общественной жизни, с точки зрения восстановления исторической памяти, правды о Первой мировой войне, которая в России до сих пор в значительной мере остается забытой и неизвестной.

- При том, какую значительную роль Первая мировая война сыграла в истории нашей страны, мы сегодня в России действительно крайне мало что знаем о ней и ее героях. С чем это связано?

- Действительно, в России Первая мировая война стала жертвой коллективной амнезии. Во-первых, это связано с определенной инерцией советского периода. Участие России в этой войне является уникальным. Вступив в войну на стороне будущих победителей, стран Антанты, Россия уступила в этой войне проигравшей стороне – Германии, заключив с нею в марте 1918 года сепаратный Брестский мир. Для пришедших к власти большевиков, которые к тому же отстаивали в годы войны лозунг поражения собственных правительств, такой результат был слишком неприятным, чтобы его внимательно изучать. О позорном поражении было проще всего забыть, стереть из памяти нации этот досадный факт, а вместе с ним и всю историю Первой мировой войны, заслонив ее событиями Октября 1917 года. Поэтому не случайно, в советской историографии Первая мировая война находилась в «тени» Октябрьской революции, как некий, не совсем самостоятельный исторический феномен, намертво привязанный к событиям Октября 1917 года. Было принято рассматривать Первую мировую исключительно в качестве «ускорителя», катализатора революционного процесса, значительно сократившего время для приближения социалистической революции. В рамках данной традиции сформировалась советская историческая школа, со всеми ее достоинствами и недостатками, и только в 1990-е годы появилась возможность взглянуть на события отечественной истории по-новому.

Во-вторых, неизвестной делают Первую мировую войну недостатки современного исторического образования. Переход к системе ЕГЭ в школах, при всех положительных моментах, имел и негативные последствия. Школьники ориентированы на запоминание дат и основных моментов определенных событий. Размышления, анализ, диалог с учителем подменяются заучиванием фактов, которые с легкостью покидают головы школьников после экзамена. В рамках школьных и вузовских курсов истории просто не хватает времени для вдумчивого изучения Первой мировой войны.

- На ваш взгляд, что нужно делать, чтобы в исторической памяти россиян Первая мировая война заняла подобающее ей место?

- Думаю, для реанимации исторической памяти о Первой мировой войне, с одной стороны, необходима серьезная работа ученых, очень важно стимулировать новые научные исследования на основе архивных материалов, не менее важны публикации научно-популярных изданий, в том числе, и о забытых героях Первой мировой.

Необходимо, чтобы результаты этих исследований были включены в школьные и вузовские учебники. При этом участие России в войне должно быть вписано в широкую панораму международных отношений того периода, включая взаимоотношения России со своими союзниками по Антанте, отношения с нейтральными странами и др.

С другой стороны, хотелось бы подчеркнуть особую роль СМИ в распространении знаний о Первой мировой войне, в том числе интернет-изданий, которые очень популярны среди молодежи. Результаты научной работы историков должны быть доступны через СМИ как можно более широкой аудитории. Так мы сможем воспитывать у молодых людей осознание сопричастности к судьбе своей страны. Важно, чтобы в СМИ появлялось как можно больше информации о событиях Первой мировой войны, о том, как жили простые люди в те годы, о влиянии войны на нашу страну, на европейскую цивилизацию, на мир в целом.

 Мне кажется, тогда изменится и отношение общества. Восстановится историческая связь времен. Так что, перед учеными и журналистами стоит общая, очень сложная задача - вернуть обществу память.

- Вы упомянули, что в этом году в конференции принимали участие ученые из нескольких государств. Насколько сильны сегодня различия интерпретации событий и последствий Первой мировой войны в разных странах?

- На Западе Первая мировая война не случайно имеет название The Great War - Великая война. Во Франции и Англии исследований по этой проблематике выходит даже больше, чем по истории Второй мировой войны. При этом историки имеют дело, прежде всего, с национальной идентичностью той страны, историей которой они занимаются. Многие вопросы, которые для нас актуальны, в исторической науке за рубежом таковыми не являются. Например, роль Восточного (русского) фронта в зарубежной историографии, как правило, преуменьшается. В США подчеркиваются заслуги своей страны в разгроме Германского блока. В Англии основной причиной победы Антанты обычно считают союзническую (прежде всего британскую) блокадную политику, которая посадила Германию на голодный паек и довела до поражения.

В последнее время в зарубежной историографии активно обсуждается тезис о том, что главной виновницей войны является не Германия, а Россия. Зарубежная историческая наука также акцентирует свое внимание на вопросах повседневности, судьбе «маленького человека» на войне, гендерных сюжетах. Примечательной является работа зарубежных историков с весьма характерным названием «Война как путешествие», где в качестве основного источника исследователь использует фотографии, которые сделали воевавшие на фронте солдаты. И на основе этих фотографических образов выстраивается целая концепция войны. Вообще, для зарубежной историографии актуален культурологический подход по отношению к интерпретации событий Первой мировой войны.

Что касается России, то, безусловно, в нашей стране также выходят исследования, выполненные в рамках социальной истории, истории повседневности. Однако в России по-прежнему очень востребованы исследования, которые вводят в научный оборот неизвестные материалы архивов, материалы, которые был недоступны для историков на протяжении советского периода. Во-вторых, для создания целостной и объективной картины участия России в Великой войне необходимо и использование российскими историками зарубежных архивов.

Вообще, участники конференции в очередной раз убедились, что настоящие исследователи, привыкшие работать в архивах, вне зависимости от того, российские они или зарубежные ученые, всегда найдут общий язык друг с другом.

- Насколько сегодня актуальны уроки Первой мировой войны?

- Вы знаете, эта тематика актуальна сегодня не только с точки зрения восстановления исторической памяти о Великой войне в сознании наших граждан. Не случайно наша конференция называется «Первая мировая война, Версальская система и современность», мы тем самым сделали акцент на взаимосвязи событий столетней давности с современностью. Вызванный войной экономический, социальный, духовный кризис повлек за собой прокатившуюся по Европе «эпидемию революций», крушение четырех империй, образование новых независимых государств. Отдаленные последствия Великой войны мы ощущаем до сих пор в различных регионах мира.

Некоторые современные геополитические процессы напоминают положение в мире конца XIX – начала ХХ века, когда, по сути, наблюдалась ситуация «войны всех против всех», где множество центров силы соперничало между собой. После крушения биполярной системы и малоудачной попытки создания однополярной, мир снова погрузился в ситуацию «войны всех против всех», что, как показали события кануна Первой мировой войны, является чрезвычайно опасным.

Следует также обратить внимание на процесс принятия внешнеполитических решений. Если мы посмотрим, что происходило в европейских государствах накануне Первой мировой войны с точки зрения процесса принятия решений, то увидим, что усиливалась роль силовых структур, таких как Генштаб, военное министерство, в отличии, скажем от роли МИДа. К сожалению, мы видим, что сегодня МИД также далеко не всегда играет главенствующую роль в сфере внешней политики, а решения в этой области переходят к другим, прежде всего, силовым ведомствам.

Некоторые практики, которые использовались в период Первой мировой войны, используются и сейчас. Например, реализация по линии официальной дипломатии сценариев активного вмешательства во внутренние дела страны пребывания. В этом смысле феномен внешнего фактора в череде «цветных революций», «арабской весны» и др. не является чем-то совершенно новым.

В годы Первой мировой войны германский МИД, например, проводил так называемую «политику революционизирования», поддерживая всякого рода деструктивные силы (радикальных революционеров и сепаратистов) в странах Антанты, в том числе и в России. Показателен пример создания на немецкой территории, при прямой поддержке Берлина, финляндского егерского батальона, который, по замыслу организаторов, должен был поднять восстание в Финляндии против империи и стать ядром национально-освободительной армии Финляндии. Конечно, любая революция является результатом, прежде всего накопившихся в обществе внутренних проблем. Однако внешние факторы тоже могут сыграть в этих событиях определенную роль.

Или другой пример - гуманитарная интервенция, также не является изобретением современности. В феврале 1918 года нейтральная Швеция под лозунгом гуманитарной интервенции, спасения местных жителей от произвола русских солдат, предприняла военное вторжение на Аландские острова, истинной целью которого являлось присоединение этого населенного в основном шведами архипелага к Швеции.

Одна из ярких тенденций начала XX века – это повышение интереса к определению порядка и принципов межгосударственного общения, сокращения вооружений. Предложения Николая II о сокращении вооружений легли в основу работы двух Гаагских конференций (1899 и 1907 годов). Накануне Первой мировой войны Россия также предложила созвать международную конференцию для урегулирования австро-сербского конфликта, вызванного убийством наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда и его супруги. Месяц разделял роковые выстрелы в Сараево от начала мировой войны, однако, государственные деятели той эпохи отвергли предложение России, направленное на мирное урегулирование.

Опыт Первой мировой войны наглядно показал, что любой региональный конфликт может привести к катастрофе. Как и в начале XX века, в XXI веке региональных конфликтов, подобных ливийскому или сирийскому, будет много, поэтому очень важно изучать опыт Великой войны и извлечь из него необходимые современности уроки.

Беседовала Татьяна Хрулева

Материал подготовлен в рамках совместного проекта с Фондом поддержки публичной дипломатии им. Горчакова