Главные новости - все новости
22 декабря 2013, 23:26 | ЮКОС | Ходорковский | помилование

Ходорковский: Путин послал сигнал миру, что чувствует себя устойчиво

БЕРЛИН, 22 декабря. На принятие президентом Владимиром Путиным решения о помиловании экс-главы ЮКОСа повлиял тот факт, что Михаилу Ходорковскому нужно было улететь в Германию. Об этом Ходорковский заявил в интервью The New Times, колумнистом которого является уже несколько лет.

"Я не могу исключить тот факт, что мне в связи с известными вам обстоятельствами все равно нужно было в какой-то момент выехать за границу в Берлин. И это серьезно повлияло на принятие Путиным решения. Если бы у мамы была перспектива находиться в Москве, думаю, — это мое предположение, — что решение Владимир Владимирович принимал бы с большим трудом. А тот факт, что мне нужно было улететь в Берлин, а я отдавал себе отчет в том, что улететь-то я могу в Берлин один раз, как сейчас, а если вернусь, второй раз меня из страны уже могут не выпустить, поскольку формальных причин, за которые можно зацепиться, хватает,— короче, это, я думаю, облегчило Владимиру Владимировичу принять решение о моем помиловании", - цитирует издание слова Ходорковского.

Ходорковского также спросили: "Как вы считаете, выпуская вас из тюрьмы, какой сигнал Путин хотел послать стране? Что он этим хотел сказать?".

"Зная Путина в той мере, в какой я могу его знать (а я наглый человек и могу сказать, что, наверное, это процентов аж 15 исследованной территории), могу сказать, что прежде всего он хотел послать сигнал своему окружению — прекращайте охреневать. Видимо, иным способом, кроме такого достаточно сильного, он уже навести там порядок, не прибегая к посадкам, не может. Я бы сказал так: навести порядок в том борделе, который вокруг собрался, можно было, лишь законопатив лет на десять Сердюкова либо выпустив меня. Я рад, что было принято второе решение.
То есть это прежде всего сигнал своим ребятам: вы зарвались? А во-вторых, это сигнал обществу и, главное, миру, что я, мол, чувствую себя достаточно устойчиво. Я не боюсь. Вот сигнал, который он хотел послать, на мой взгляд. Но я могу ошибаться на сто процентов, потому что мы сейчас занимаемся вопросами психологии", - сказал Ходорковский.

В ответ на вопрос, почему в колонии его не убили, Ходорковский заявил: "Во-первых, я твердо уверен, что, если бы Путин дал команду меня убить, меня бы убили. Но Путин по каким-то причинам запретил в отношении меня делать две вещи: он запретил трогать семью и он запретил ко мне применять насилие. На это был наложен абсолютно жесткий запрет".

По словам Ходорковского, он может вернуться в Россию в любой момент. "Но с объективной точки зрения я вернусь только в том случае, если буду уверен, что смогу выезжать при необходимости. В нынешней моей семейной ситуации — это главное условие", - подчеркнул он.