У Сербии к России свой счет

Не следует питать иллюзий относительно пророссийских настроений официального Белграда. Однако на уровне общественных инициатив российско-сербские отношения активизируются, полагает профессор МГИМО Елена Пономарева.


© -

Во вторник в Белграде открылся форум «Балканский диалог». О российско-сербских отношениях, а также о том, как на Балканах воспринимают события на Украине, рассказала доктор политических наук, профессор МГИМО Елена Пономарева.

- На ваш взгляд, в чем заключается основная роль таких мероприятий как форум «Балканский диалог»?

- «Балканский диалог» – это новый для России проект. В этом году он проводится второй раз. Первый раз форум прошел Софии в июне 2013 года. Идея проведения мероприятия принадлежала Фонду поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова. И хотя сфера общественной дипломатии активно развивается в России сравнительно недавно (в частности, Фонд, как одна из структур занимающихся такого рода инициативами, был создан в 2010 году), сделано уже немало в деле развития гуманитарных контактов с целым рядом других стран. Причем это не традиционная для России политика концертов русских народных песен и плясок (что тоже важно), а увлекательный диалог с представителями различных общественных организаций. Это возможность донести свою позицию в дискуссии, доказать свою точку зрения в споре.

Уникальность «Балканского диалога» в создании молодежной площадки обмена мнениями по самому широкому кругу вопросов мировой политики, но с акцентом на роль России на Балканах. Если с 1990-х годов Россия постепенно утрачивала свои позиции в этом геополитически важном регионе, то пришло время, как говорил канцлер Горчаков, «сосредотачиваться» и возвращать утраченные позиции. Для долгосрочного влияния нужно устанавливать контакты с молодыми дипломатами, международниками, журналистами, учеными (кстати, существует возрастной ценз для участия – от 20 до 35 лет). Собственно, это и есть главная идея проведения подобных мероприятий.

- В этом году «Балканский диалог» проходит в Сербии. Как бы вы охарактеризовали динамику российско-сербских отношений за последние 25 лет?

- В силу социально-политических, экономических, культурно-исторических, но, самое главное, духовных связей народов наших стран, отношения между Россией и Сербией всегда строились и развивались на широком взаимопонимании и отличались особой теплотой. В тоже время за последнюю четверть века официальные отношения нельзя назвать равномерными: периоды охлаждения сменялись оттепелью и наоборот.

Надо сказать, что у Сербии к России свой счет. И он оправдан. Так, когда Сербия, а точнее сербы, оказавшиеся волею политического руководства социалистической Югославии включенными в административные границы Хорватии, Боснии и Герцеговины, автономных краев Воеводины, Косова и Метохии, остро нуждались в российской поддержке или хотя бы в политической паузе, которую Российская Федерация могла бы выдержать, этого не последовало. Несмотря на наличие массы нерешенных проблем, в основе которых лежали этнорелигиозные, территориальные, экономические и политических причины, Москва в феврале 1992 года признала независимость Хорватии, а в апреле того же года – Боснии и Герцеговины. Как был решен сербский вопрос в этих новообразованиях, хорошо известно.

Я уже не говорю о натовских бомбардировках 1999 года, когда Москва, формально осудив агрессию, фактически миссией Черномырдина в тандеме с Ахтисаари вынудила Белград капитулировать. Чем закончилось лично для Милошевича, для Югославии и Сербии подписание соглашения тоже известно – экс-президент был убит в Гаагской тюрьме (по официальной версии Милошевич умер от инфаркта, - «Росбалт»), Югославия прекратила существование, а Сербия потеряла свою историческую родину – Косово и Метохию.

Готовность ельцинского руководства идти в фарватере американской политики дорого обошлась и гражданам России и сербскому народу. Колоссальный экономический ущерб от многолетних санкций и 78 дней бомбардировок сопровождался политико-психологическим ударом. В октябре 2000 года с «цветной революции», которая привела к власти националистов, начался медленный процесс встраивания Сербии в евроатлантические структуры. В результате с каждыми новыми парламентскими и президентскими выборами к власти в стране приходят политики, все более и более ориентированные на Вашингтон и Брюссель. С политических трибун раздаются не только однозначные заверения в выборе европейского вектора развития, но все чаще слышны голоса о тесной кооперации с НАТО. Поэтому, несмотря на наличие соглашений по энергетическому сотрудничеству и подписанную 24 мая 2013 года Декларацию о стратегическом партнерстве между Российской Федерацией и Республикой Сербия, не следует питать иллюзий относительно пророссийскости официального Белграда.

Однако все вышесказанное касается именно официальных отношений. На личном уровне, на уровне общественных инициатив российско-сербские отношения активизируются с каждым годом.

- Какие сегодня существуют основные проблемы во взаимоотношениях наших стран?

До начала активной фазы украинского кризиса главной проблемой оставалась ситуация вокруг газопровода «Южный поток», который, будучи серьезным и выгодным экономическим проектом, закономерно вызывает раздражение у наших конкурентов. Их давление на официальный Белград приносит свои плоды.

Общее отношение к ситуации вокруг «Южного потока» еще в декабре 2013 года выразила на тот момент министр энергетики Сербии Зорана Михайлович: «Мы за «Южный поток», но Сербия такая маленькая страна, что она не может влиять на энергетическую политику. Москва должна сначала договориться с Брюсселем, а потом уже с нами». Полагаю, что в ближайшее время такой «перевод стрелок» на ЕС станет общей практикой сербского правительства, что не может не омрачить наши отношения. Тем не менее, отказываться от проекта «Газпром» не собирается, а значит, придется договариваться.

В настоящий момент, особенно в свете итогов парламентских выборов, которые в Сербии прошли 16 марта (одновременно с референдумом в Крыму), и формирования правительства, возглавляемого Александром Вучичем, можно спрогнозировать целый спектр возможных проблем. Прежде всего, это прозападный вектор, который в условиях конфронтации может быть только антироссийским.

Совершенно нельзя исключать возможность пересмотра действующей конституции Сербии, в которой закреплен нейтральный статус страны. При этом руководство Сербии будет поставлено в жесткие условия выбора, что не может не отразиться на отношениях Белграда и Москвы особенно в условиях конфронтации альянса и нашей страны.

- А как вы оцениваете результаты недавних парламентских выборов в Сербии и их влияние на сотрудничество с Россией?

-Прошедшие парламентские выборы ваше издание назвало «триумфом Сербской прогрессивной партии (СПП)». С формальной точки зрения – по количеству полученных партией мест – это справедливо. Однако если мы посмотрим на то, как была организована предвыборная кампания и какова была явка избирателей – чуть более половины имеющих право голоса (53,12 %) – это не совсем триумф. Дело в том, что современное сербское общество расколото. Треть при любых обстоятельствах поддерживает Россию. Треть – готова к сотрудничеству с Европой. И еще одна треть занимает выжидательную позицию. Именно на эту часть общества и была направлена вся мощь пропагандистской машины. Информационная война против России и всех ее проектов, включая невероятно выгодные для Сербии энергетические программы, последние годы велась не только на Украине, но и в Сербии. Все значимые информационные ресурсы занимались настоящей промывкой мозгов с целью изменить историческое русофильство сербов. При этом российского присутствия в стране практически нет. То вещание, которое дает РТР Планета, вызывает лишь отчуждение. Сегодня очевидно, что без российского вещания на сербском языке формата Russia Today – креативного и мобильного – донести до сербского общества альтернативную западной пропаганде информацию практически нет возможности.

Но это к слову. Вернемся к итогам избирательной кампании. Так вот, электорат СПП оказался самым организованным. Он и пришел на выборы. К ним добавились легко манипулируемые слои населения, для которых дальнейшая интеграция Сербии в ЕС подавалась как единственный пусть оздоровления экономики страны. Вучич обещал создание новых рабочих мест (в Сербии уровень безработицы колоссальный – 30%), борьбу с коррупцией, проведение реформ. Очевидно, что это ловушка, обман. Проводимая в последние годы неолиберальная экономическая политика уже привела к резкому сокращению промышленного и сельхозпроизводства. Но значительная часть сербского общества, не имея альтернативных источников информации, рада обманываться. В результате получился «триумф». Хотя СПП все равно пришлось формировать коалицию – не хватило буквально несколько мест для однопартийного кабинета – все решения будет принимать именно эта партия.

К вышесказанному следует добавить, что выборы были внеочередными, что, собственно, и хотели западные кураторы Вучича. Им нужно полностью управляемое правительство, которое уже без оглядки на Россию и заверения в вечной дружбе Москве будет принимать те решения, которые выгодны Вашингтону и Брюсселю. А то, что выгодно США и ЕС, уже прозвучало открытым текстом в программе правительства, озвученной 28 апреля новым премьером Вучичем: «Мы будем развивать частный сектор и сделаем работу там более привлекательной, чем работа на государство». Иными словами, теперь не надо работать на государство. Кроме того, правительство должно перестать «тратить деньги», что означает сокращение не только социальных, но и государственных программ, к которым относится и строительство «Южного потока»

В таких условиях следует ожидать снижение интереса Белграда к сотрудничеству с Москвой. Хотя это не означает, что нынешнее правительство не приедет в Россию за очередными кредитами.

- Какое сегодня восприятие России в гражданском обществе Сербии и отношение к событиям на Украине?

- Если отношения с официальным Белградом на фоне украинских событий могут вступить в фазу охлаждения (и то вследствие внешнего давления), то подавляющее большинство сербов оценивают процессы на Украине исключительно как следствие политики Запада, направленной на ослабление России, на уничтожение российского присутствия в регионе, на формирование радикально антирусского государственного образования на наших границах. При этом сербы не устают повторять: то, что сделал Запад с нами, он хочет сделать и с русскими.

Поверьте, я знаю, о чем говорю: я постоянно общаюсь с представителями совершенно разных общественных структур – от близких к правительственным структурам до неформальных. Например, воссоединение Крыма с Россией было воспринято сербами как национальная победа. Кровопролитие в Одессе, Славянске, Краматорске, невероятная жестокость в отношении мирных безоружных людей вызвали, буквально, лавину возмущения. Сербы, пережившие величайшие трагедии в Первой и Второй мировых войнах, в межэтнических конфликтах в 1990-е годы, как никто другой на Балканах знают цену борьбы за свободу, за право говорить на своем языке и жить на своей земле. Поэтому подавляющее большинство сербов осуждают, конечно, не всегда публично, политику западных стран и поддерживает позицию России по ситуации в Украине. Еще одним веским доказательством поддержки политики России является то, что Путин – это самый популярный политик в Сербии.

Беседовала Татьяна Хрулева

Полный текст интервью читайте на сайте Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова


Ранее на тему ФИДЕ признала косовских шахматистов

В Хорватии 28 декабря выберут президента

Власти Косово ввели санкции против России из-за украинского конфликта