Под властью генерал-губернаторов

Владимир Путин произвел крупнейшие кадровые перестановки с момента переизбрания в 2012 году. Анализируя персоналии назначенцев, эксперты предполагают, что речь может идти о переводе страны на «мобилизационные рельсы».

Владимир Путин произвел крупнейшие кадровые перестановки с момента переизбрания в 2012 году на пост президента. Назначения на ключевые гражданские, на первый взгляд, должности, получили бывшие «силовики». Эксперты полагают, что речь может идти о переводе страны на «мобилизационные рельсы».

Анализировать произошедшие перестановки можно только в комплексе, как они и были произведены, начиная сверху вниз. Таким образом, первым оказывается перемещение теперь уже экс-главы Управления делами президента (УДП) Владимира Кожина на пост помощника главы государства по военно-техническому сотрудничеству, где он, среди прочего, будет курировать экспорт вооружений. Речь идет об усилении этого направления, причем именно с коммерческой точки зрения. Если, разумеется, экс-глава УДП будет работать, а не получил статусный «пенсионный» пост, с целью просто освободить стратегически важное кресло в Кремле. В условиях санкций, вводимых против России, а также в связи с тем, что сотрудники УДП работают по всему миру, во всех точках, где есть собственность, принадлежащая российскому государству, вовсе не странным выглядит тот факт, что на место Владимира Кожина назначен совершенно «закрытый» человек - генерал-лейтенант Александр Колпаков 1967 года рождения (год же его назначения на предыдущую должность неизвестен). Он возглавлял одно из подразделений Службы безопасности президента Федеральной службы охраны (ФСО) и отвечал там, как говорят, как раз за хозяйственные вопросы.

Еще одним назначенцем 12 мая стал бывший начальник Колпакова по ФСО Виктор Золотов. Он возглавил Внутренние войска. В течение почти 13 лет Золотов руководил Службой безопасности президента и входил в руководство ФСО, а затем осенью 2012 года был назначен заместителем командующего Внутренними войсками. Уже тогда сразу пошли слухи, что Золотов в будущем обязательно возглавит ВВ. Высказывались также предположения, что его главной задачей будет превращение внутренних войск МВД в так называемую «Национальную гвардию», подчиняющуюся напрямую президенту. С учетом того, что структура под таким названием уже появилась на Украине, российские власти наверняка теперь выберут иное имя. Однако вряд ли есть серьезные основания сомневаться в том, что сохраняется проект строительства крупной военной структуры, подконтрольной лично президенту (ВВ МВД, по неофициальным данным, одно время превышали по численности боеспособные подразделения действующей российской армии). Особенно в условиях, когда Россия балансирует на грани военного конфликта с одним или несколькими соседними государствами.

В свою очередь бывший главком Внутренних войск Николай Рогожкин отправился полпредом президента в Сибирский федеральный округ (СФО). Как отмечают некоторые наблюдатели, СФО граничит с потенциально опасными регионами Средней Азии, а кроме того — является главной промышленно-мобилизационной базой на случай войны.

В свою очередь предшественник Рогожкина на посту полпреда Виктор Толоконский перемещен в кресло губернатора Красноярского края. Пока он исполняющий обязанности, так что в сентябре ему предстоит выиграть выборы. Но мало кто сомневается, что это произойдет, несмотря даже на то, что региональная элита вряд ли довольна приездом «на княжение» новосибирца, с которыми у красноярцев традиционно складывались сложные отношения в борьбе за региональное лидерство.

В свою очередь теперь уже экс-губернатор Красноярского края формально получил повышение. Лев Кузнецов с нуля создаст министерство, которое будет заниматься развитием Северного Кавказа. Его увольнение пророчили едва ли не с момента назначения, так что это весьма неплохой, с карьерной точки зрения, вариант для нового министра. Тем более, что он окажется под руководством у вице-премьера Александра Хлопонина. В его команде Кузнецов работал еще в бытность Хлопонина губернатором Красноярского края и по его же рекомендации «наследовал» этот пост.

Что касается самого вице-премьера, то у него полномочий стало заметно меньше. В рамках произошедших перестановок, он потерял пост полпреда президента в Северо-Кавказском федеральном округе, который ранее совмещал с работой в правительстве. Теперь Александр Хлопонин «обычный» вице-премьер, да еще и с неопределенным толком кругом полномочий, который будет уточняться в ближайшее время.

Что касается поста полномочного представителя президента в Северо-Кавказском федеральном округе, то его в полном соответствии с «силовой» логикой произошедших перестановок возглавил Сергей Меликов, который ранее был командующим объединенной группировкой внутренних войск МВД России на Северном Кавказе. Как полагают эксперты, речь идет о том, что северокавказское урегулирование окончательно и бесповоротно передается под контроль силовиков без какого-либо участия «гражданских». Это означает, скорее всего, всеобщее распространение «экстренных» мер с целью окончательной ликвидации в регионе террористической угрозы. Иначе говоря, временным всплеском активности властей, который, как показывает кавказский опыт прошлых лет, вполне может привести вовсе не успокоению региона, а к ответному насилию.

В целом произошедшие перестановки имеют две параллельные логики. Первая касается Северного Кавказа. Он встраивается в один ряд с Крымом и Дальним Востоком, которые все больше начинают напоминать генерал-губернаторства времен Российской империи. «Фактически приведены в соответствие системы по трем направлениям: Крым, Северный Кавказ и Дальний Восток. Там везде создана одинаковая структура: министр, полпред и курирующий вице-премьер», — прокомментировал журналистам логику принятых по Кавказу решений пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Второе направление — это усиление мобилизационной, военной, силовой составляющей в целом в управлении ключевыми или напротив - наиболее нестабильными - территориями России. Эти решения явно связаны с присоединением к России Крыма, отношениями с Украиной сегодня и в будущем и возможностью военного конфликта в Восточной и Центральной Европе. Мобилизация, как военная, так и экономическая, как известно, происходит поэтапно. И перестройка системы управления свидетельствует о том, что, взяв передышку на Украине, Россия от борьбы не отказывается.

Иван Преображенский