О лечении и жертвах

Не от хорошей жизни и не от хороших больниц российские пациенты тянутся за границу. Наше здравоохранение теряет деньги из-за чиновников, которые лакируют действительность и не умеют построить эффективную социальную систему.

Вице-премьер Ольга Голодец сделала заявление о необходимости отслеживать работу благотворительных фондов, которые собирают средства для лечения российских пациентов, в том числе детей, за рубежом. Ольга Голодец считает, что российское здравоохранение может оказать практически любую медицинскую помощь, а если, но это исключительные случаи, мы еще не освоили какой-то метод, то в государственном бюджете есть статья, которая позволяет отправлять наших людей на лечение за рубеж.

«Нужно вести мониторинг, с кого собирают деньги и кто из врачей дает заключение», – сказала вице-премьер, обратившись к министру здравоохранения Веронике Скворцовой. «Мы построили свою медицину, мы говорим уверенно, что практически вся высокотехнологичная помощь сегодня может быть оказана в РФ. Мы знаем, что часто по результатам она оказывается на уровне выше европейского», – добавила Ольга Голодец.

Это удивительное заявление. Оно противоречит здравому смыслу, практическому опыту и экономическим законам. В России доля здравоохранения в ВВП составляет 3,7%, и намечено его неуклонное снижение. В Германии, куда направляется большая часть наших больных, доля здравоохранения превышает 10% ВВП. В США, кстати, - больше 15%. По Общему индексу здоровья нации Россия находится на 97 месте. Индекс преждевременной смертности в России в 2 раза выше, чем, скажем, в Мексике. Какие-то сказки в исполнении вице-премьера.

Чиновница гордо утверждает, что мы построили свою медицину, но факты таковы, что смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в возрасте до 64 лет в России в пять раз выше, чем в Европе. Младенческая смертность в России составляет 8,6 на тысячу рожденных. Даже в не самых благополучных с точки зрения европейских показателей бывших советских республиках показатели заметно лучше. В Литве — 4,9, в Польше —5,6, а в Эстонии —3,5 на тысячу новорожденных. Неужели чиновники не знают этих цифр и на кого рассчитаны заявления, которые напоминают сознательно ложный диагноз в медицине?

До этого подобное заявление сделал главный детский онколог Минздрава Владимир Поляков, сказав, что лечение больных раком детей за границей является «спекуляцией». Медицинский чиновник, который в другой своей ипостаси является хорошим врачом, категорически высказался против отправки больных раком детей за границу, поскольку это дискредитирует российскую медицину.

С благотворительными фондами неоднократно возникали трения у министра здравоохранения Вероники Скворцовой, которая на том же совещании заявила, что в ее ведомстве работает «горячая линия» для консультаций по лечению детей за границей, но о существовании такого инструмента никто и духом не ведал. Масла в огонь подлил глава комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Калашников, который заявил, что благотворительные фонды в достаточно большой части своей жулики. «Я не говорю, что все сразу такие, но большинство именно такие по той простой причине, что квота бюджета на лечение за границей у нас не исчерпывается каждый год, деньги остаются, - сказал депутат ЛДПР. - Я считаю, что навести порядок с этими фондами просто необходимо, они дискредитируют и страну и просто обманывают людей».

Подтекст заявлений очевиден. Благотворительные фонды, по мнению медицинских начальников, работают себе на карман, а проблемы пациентов используют в качестве ловкого прикрытия. Единственным же настоящим радетелем о здоровье граждан является российское государство. Поскольку все участники конфликта обременены научными степенями и имеют высокую управленческую квалификацию, заподозрить их в незнании существа вопроса невозможно. Эти люди знают, что говорят. И если они говорят неправду, то, значит, такова политическая конъюнктура.

И прогноз для тяжелых больных неутешительный. Заявление вице-премьера было воспринято всеми, кто имеет отношение к сбору пожертвований, а также родственниками больных как начало наступления государственных структур с целью запретить российским гражданам лечиться за границей. Где родился, там и пригодился, даже если вылечить не получилось.

Эти опасения соответствуют духу русопятских настроений и призывов отвернуться от Запада и положиться на собственную сметку. Юридически благотворительные фонды – это НКО, которые уже давно вызывают у власти подозрение, ибо не вписываются в верноподданническую вертикаль и соскальзывают по горизонтали в ненадежное гражданское общество. И пусть Ольга Голодец быстро отыграла назад, даже поговорила с бывшим пациентом, которого спасли иностранные врачи - это было воспринято как маневр власти, которая готовится положить всех российских больных под российский скальпель.

Квоты на высокотехнологичную помощь (ВМП), которые выделяет государство, не в состоянии удовлетворить потребности общества. Очереди на ВМП громадные, а часто ожидание равносильно летальному исходу. Во многих федеральных центрах квоты на ВМП исчерпываются уже в начале года. Например, неродственные трансплантации костного мозга доступны примерно 20% нуждающихся детей. 80% тех, кому нужна неродственная трансплантация, могут получить этот вид лечения только за рубежом или погибнуть. Выбор – коммерческие услуги дома или лечение за рубежом.

И упрек в том, что филантропы ориентируется на заграницу, мягко говоря, несправедлив. К примеру, фонд «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой в 2013 году потратил на лечение детей за рубежом лишь 9% своих сборов. Благотворительные фонды ввозят в Россию передовые медицинские технологии, оборудование и лекарства, которые у нас не производятся, распространяют лучший мировой опыт. Крупнейший благотворительный фонд «Русфонд» занят исключительно важным делом – создает национальный регистр доноров костного мозга. Естественно, никакой благодарности за развитие медицины благотворительные фонды от чиновников Минздрава не слышат.

Что касается статьи в бюджете здравоохранения, которая позволяет отправлять пациентов за границу, то предметом гордости медицинских чиновников является регулярная экономия средств по этой статье. Как сообщила министр Вероника Скворцова, из 177 млн долларов в 2013 году было потрачено лишь 100 млн. Узнать, кого лечили на народные деньги, невозможно. Информация опасная и закрытая. Но благотворительные фонды переполнены обращениями рядовых граждан, которые не смогли пройти все бюрократические рогатки и собрать требуемые для положительного решения Минздрава документы и заключения. Словом, статья о лечении за границей в бюджете есть, но эта статья для особо посвященных.

Не от хорошей жизни и не от хороших больниц российские пациенты тянутся за границу. Объем рынка медицинского туризма в России достигает 10 миллиардов долларов в год. Это деньги, которые теряет наше здравоохранение из-за чиновников, которые лакируют действительность и не умеют построить эффективную социальную систему.

Сергей Лесков

Перейти на страницу автора

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Спасите наши жизни