Митрополит или патриарх?

Смерть митрополита Киевского Владимира напомнила о сложном политическом положении, в котором оказалась крупнейшая православная церковь Украины. Многие эксперты уверены, что возможен окончательный «развод» УПЦ с Москвой.


© Фото Татьяны Литвиновой

Смерть митрополита Киевского Владимира напомнила всем о сложном политическом положении, в котором оказалась крупнейшая православная церковь Украины. Многие эксперты уверены, что результатом избрания нового митрополита может стать его превращение в патриарха и окончательный «развод» украинской православной церкви с Москвой.

Митрополит Владимир де-факто перестал быть главой Украинской православной церкви московского патриархата (УПЦ МП) еще зимой, когда он не смог продолжать свое служение по состоянию здоровья. Именно тогда впервые встал вопрос об избрании ему преемника. Однако иерархи УПЦ МП предпочли назначить местоблюстителя - митрополита Онуфрия, осторожного сторонника сохранения украинской церкви в составе Русской православной церкви на правах автономии. Тем не менее, можно считать, что подготовка к выборам киевского митрополита началась именно тогда.

Тут следует отметить, что приблизительно в то же время появилась и информация о предстоящем созыве Константинопольским патриархом Всеправославного собора, то есть, органа, который теоретически может утвердить отделение Киевской митрополии от Москвы и даже вернуть главе канонической Украинской православной церкви титул патриарха. В России (а также украинские сторонники сохранения единства церкви) уже тогда начали говорить о подготовке недоброжелателей России к тому, чтобы «оторвать Украину от России» путем раскола церкви. Что показательно, уже тогда использовался именно термин «раскол», а не разделение или отделение.

Иначе говоря, в Москве прямо давали понять, что вряд ли признают такое решение правомерным с точки зрения церковного права. То есть, будут считать отделившихся епископов и приходы «раскольниками», не будут признавать совершенные ими таинства и прекратят с ними общение, как это было в свое время с так называемым «киевским патриархатом» во главе с Филаретом, называющим себя патриархом Киевским, отделившимся после распада СССР от Русской православной церкви.

Статистически Украинская православная церковь московского патриархата по численности приходов и прихожан составляет около 2/5 от общей численности РПЦ. Во время выборов нынешнего предстоятеля РПЦ патриарха Кирилла именно голоса украинского духовенства сыграли решающую роль в его победе. Однако сейчас это представить себе просто невозможно. С начала зимы 2013-2014 годов отношения двух церквей резко обострились в связи с тем, что УПЦ МП давала совсем иные, нежели московская патриархия, оценки как Майдану, так и последующим политическим событиям на Украине.

Конфликт был вполне публичным, хоть до полного разрыва и не доходило. Даже твердая позиция патриарха Кирилла, который признает крымские приходы частью Украинской православной церкви, уже не может изменить негативного отношения части клириков и значительной части украинских прихожан к РПЦ.

Есть и еще одна проблема. Это раскол украинского православия, который многим в Киеве хотелось бы преодолеть, создав единую поместную церковь. Известно, что так называемая «филаретовская», то есть так называемая Украинская православная церковь киевского патриархата (не признаваемая другими православными церквями) ранее приняла решение не избирать нового предстоятеля в случае смерти престарелого Филарета. Как и в случае с отстранением «по состоянию здоровья» митрополита Владимира, так называемые «раскольники» решили избрать лишь местоблюстителя и вести переговоры с УПЦ МП о воссоединении, в идеале — в единую поместную церковь. И сейчас предстоящий Всеправославный собор и выборы нового митрополита Киевского в теории дают шанс для создания на Украине именно одной, независимой от Москвы церковной организации.

Однако сторонники этого решения используют, в первую очередь, политические аргументы и не учитывают многие неизбежные препятствия на пути создания единой УПЦ, никак не связанной с РПЦ. Первое из них состоит в том, что это неизбежно приведет к расколу нынешней УПЦ МП. Часть священнослужителей и приходов останется с Москвой. И максимум, что удастся сделать — это превратить так называемую УПЦ киевского патриархата из второй по размерам, в первую по численности православную церковь Украины.

Второе — это неизбежный конфликт на Всеправославном соборе, где отнюдь не все церкви поддержат воссоздание Киевского патриархата или подчинение киевского митрополита Константинополю, даже если константинопольский патриарх Варфоломей рискнет пойти на открытый конфликт с Москвой и поставить этот вопрос на обсуждение.

Ну а о третьей проблеме вообще забывает сегодня большинство условно верующих политиканов, как в Москве, так и на Украине. Речь идет о фактическом разгроме церкви государством, которое уже наблюдается в России и наверняка произойдет на Украине, если УПЦ, отстаивая свою автономию от светской власти, утратит в диалоге с политиками из Киева очень удобную «прокладку» в виде РПЦ. Не получится больше у киевского митрополита апеллировать по сложным вопросам к Москве, прикрываясь невозможностью принять самостоятельное решение. И это в нынешних условиях может в самом коротком будущем означать превращение УПЦ в такой же «идеологический департамент» при администрации украинского президента, в какой превратилась, по словам ее критиков, Русская православная церковь при кремлевской администрации.

Впрочем, у УПЦ московского патриархата есть шанс сделать самостоятельный и осознанный выбор, по крайней мере, в части избрания митрополита, который и примет затем более важнейшие стратегические решения. Причем избежав какого бы то ни было давления как со стороны Москвы, чье влияние сейчас резко упало, так и украинских светских властей, которые не вполне контролируют страну и очень заинтересованы в поддержке или хотя бы нейтралитете со стороны такого мощного общественного института как крупнейшая православная церковь страны.

Так что необходимо проводить выборы нового митрополита Киевского как можно быстрее, пока уникальный баланс сил еще сохраняется. То есть, временно забыть о возможности воссоединения с так называемыми «раскольниками» из Киевского патриархата, а равно и не пытаться дождаться Всеправославного собора.

Тогда, каким бы ни оказался выбор УПЦ, он будет самостоятельным и будет отражать позицию большей части ее прихожан. Вопрос в том, хотят ли этого епископы Украинской православной церкви московского патриархата и, что немаловажно, готов ли принять этот выбор, каким бы он ни был, патриарх Кирилл, который формально должен утвердить итоги выборов Киевского митрополита. Хочется надеяться на то, что позиция украинских и русских епископов будет разумной и ответственной. Потому что любой конфликт на этапе выборов или утверждения наверняка станет поводом для раскола и тогда его уже будет не избежать.

Иван Преображенский

Перейти на страницу автора