Санкции бьют бумерангом

Россия запретила ввоз рыбы из Норвегии. В Осло удивлены, ведь они не вводили секторальные санкции против России. Так «рыбные» лоббисты лишили Москву шанса на получение норвежских технологий добычи нефти и газа.


© Фото Надежды Красновой

Россия запретила ввоз рыбы из Норвегии. В Осло удивлены, ведь они не вводили секторальные санкции против России. Так «рыбные» лоббисты лишили Москву шанса на получение норвежских технологий добычи нефти и газа на морском шельфе в обход запретов ЕС и США.

Для начала немного статистики. По данным прошлого года, Россия была крупнейшим покупателем норвежской рыбной продукции в мире, правда, в начале 2014 года она начала понемногу уступать Польше. По словам директора по России норвежского Совета по морепродуктам Ингрид Скарстейн, «в 2013 Норвегия экспортировала в РФ 295 тысяч тонн морепродуктов, что принесло стране 6,5 миллиарда норвежских крон», то есть, до 780 млн евро. В этом же году норвежцы до введения запрета наторговали на 3,2 млрд норвежских крон (около 382 млн евро).

Хронология событий такова. После того как Крым стал частью России, Королевство Норвегия последовательно присоединялось ко всем персональным санкциям Европейского Союза против российских политиков, чиновников, бизнесменов и отдельных организаций. Однако недавно введенные секторальные санкции, запрещающие передачу современных технологий, норвежский парламент утверждать не торопился. По крайней мере, до тех пор, пока российское правительство вчера не включило Норвегию в санкционный список, запретив ввоз оттуда рыбы и морепродуктов, а также мясной и другой «запрещенной» продукции.

Поскольку большинство россиян и даже, похоже, некоторые члены правительства, не знают этого, стоит напомнить, что Норвегия не входит в состав ЕС и в зону евро. В то же время норвежцы пользуются всеми преимуществами членства в Шенгенском соглашении и Европейском экономическом сообществе. Таким образом, солидарные с ЕС санкции возможны. Но для утверждения мер экономического давления на Россию необходимо решение норвежского парламента. И вопрос о введении последних, самых серьезных - так называемых «секторальных» санкций в Осло пока не решен.

Иначе говоря, норвежские компании, например, национальный нефтегазовый гигант «Статойл», имели шанс продолжить технологическое сотрудничество с Россией в то время как все европейские, американские и японские конкуренты от него отказались. Значение этого фактора для российской нефтегазовой и добывающей промышленности трудно переоценить, в условиях, когда у «Газпрома» и «Роснефти» таких ноу-хау на сегодня нет, а, например, знаменитая нефтеплатформа «Приразломная» может работать только до тех пор, пока ее обслуживают зарубежные сервисные компании.

Мало того, еще в начале лета представители некоторых немецких нефтегазовых компаний выступали с проектом совместного немецко-российско-норвежского освоения арктического шельфа, где Германия бы выступала фактически посредником и финансовым донором, Россия предоставляла территории, а Норвегия — технологии. Реализация этого проекта уже тогда казалась проблематичной, а после введения санкций ЕС — практически невероятной. Но окончательно невозможной она стала именно благодаря запрету на норвежскую рыбу.

Свой шанс вбить клин между европейцами Россия явно упустила. Дело в том, что со своими санкциями против Норвегии Москва ударила на опережение. Некоторые видят в этом определенную логику. Например, исполнительный директор Института политических исследований Григорий Добромелов полагает, что «сейчас, когда фактически разрушена система международных отношений, оппоненты РФ понимают только язык силы - только имея сильную переговорную позицию можно остановить волну санкций». Именно стремление занять более сильную переговорную позицию, в том числе по вопросу присоединения Осло к секторальным санкциям, по его мнению, и привело Россию к запрету норвежской рыбы.

Однако норвежская реакция заставляет думать, что Москва вовсе не заняла более сильную позицию. Напротив, она оттолкнула единственного потенциального партнера для освоения арктического шельфа, который у нее оставался после введения санкций со стороны ЕС и США. Норвегия должна поддерживать решения своих «союзников из стран Евросоюза по санкциям», даже если ответная реакция России обернется серьезными последствиями для местного бизнеса, заявила в телеинтервью норвежский министр финансов Сив Енсен, которая сейчас также исполняет обязанности главы правительства, поскольку премьер Эрна Сульберг находится в отпуске. То есть, переводя с дипломатического на язык санкций, секторальные меры экономического воздействия Королевством Норвегия будут приняты, а полякам достанется, вдобавок к запрещенным для ввоза в РФ яблокам, еще и дешевая семга из запасов, приготовленных для России.

Кому за это надо сказать спасибо? Думается, что эффективным российским лоббистам, которым трудно было конкурировать с норвежской продукцией. Кто это конкретно был, остается только догадываться. Однако стоит обратить внимание, что после сообщения о запрете на ввоз рыбы из ЕС, Канады, США и Норвегии, на ММВБ более чем на 30% подорожали акции крупнейшей национальной компании «Русское море». С 2011 до лета 2014 года одним из ее совладельцев был известный бизнесмен и «жертва» персональных санкций Геннадий Тимченко. Однако в июле он продал пакет акций «головной» компании холдинга своему зятю Глебу Франку, сыну бывшего министра транспорта и главы «Совкомфлота» Сергея Франка. Среди основателей компании также подмосковный губернатор Андрей Воробьев и члены его семьи. Включая его брата, Максима. Кстати, их отец Юрий Воробьев - давний соратник и сотрудник нынешнего министра обороны Сергея Шойгу и член Совета Федерации.

В общем, косвенно от запрета норвежской рыбы выиграла в итоге публика весьма солидная, к власти не просто приближенная, а являющаяся ее частью. Что, разумеется, не дает ответа на вопрос, кто конкретно пролоббировал санкции против Норвегии. Впрочем, это и неважно, принципиален результат - неизбежное присоединение Осло к секторальным санкциям ЕС, которое окончательно закроет для российских компаний доступ к современным технологиям добычи и переработки «голубого топлива» и «черного золота».

Иван Преображенский


Ранее на тему Власти Норвегии не смогут оказать прямую финподдержку предприятиям, пострадавшим в результате санкций РФ

Молоко подорожает?

ЕК готова частично покрыть убытки европейских аграриев