Чем обернутся просчеты Кремля?

2014-й оказался, пожалуй, самым провальным годом за всю историю современной России. И обозримое будущее не сулит нам выхода из тупика, считают эксперты.


Начавшийся с образцово-показательных успехов вроде сочинской Олимпиады и присоединения Крыма, 2014-й оказался, пожалуй, самым провальным годом за всю историю современной России, причем практически во всех областях политики, экономики и общественной жизни. Самое неприятное, что и обозримое будущее не сулит выхода из тупика, в который мы сами себя загнали. Эксперты, которых обозреватель «Росбалта» попросил высказаться на тему итогов года и прогнозов на 2015-й, были практически единодушны в таких оценках.

По словам политолога Алексея Макаркина, «главным итогом 2014 года для России является то, что мы живем в другой стране». Он уверен, что произошедшие в этом году политические и экономические изменения носят очень серьезный характер. «С одной стороны, мы видим присоединение Крыма, рост рейтинга власти, объединение всех парламентских партий вокруг нее, а с другой — ухудшение ситуации в экономике, конфликт с Западом, санкции», - отмечает эксперт.

«Если начался 2014 год с Олимпиады, которая должна была презентовать образ новой страны, взявшей все совместимое с Европой и традиционной Россией, от балета до художников модернистов, то заканчиваем его с ощущением осажденной крепости, в добровольной изоляции», - говорит политолог. Он обращает внимание на то, что эта самоизоляция вместе с новой консервативной волной началась еще в 2012 году, а в 2014-м была дополнена изоляцией со стороны государств Запада, выразившейся в принятии антироссийских санкций.

«Главный итог 2014-го — это, по сути, возрождение «холодной войны» по инициативе российского руководства. Причем вопросом остается, насколько продуманна была эта инициатива», - отмечает политолог Павел Кудюкин. «Первый вывод, который напрашивается, - это то, что, начиная свои действия в Крыму и Донбассе, российское руководство просто не продумало их последствий», - говорит эксперт. Однако сейчас, по его словам, «все больше оснований считать, что это были действия вполне продуманные, направленные на то, чтобы разжечь шовинистическую истерию в духе «мы окружены врагами!», на этом основании сплотить большинство населения и сохранить свою власть». Кудюкин не исключает, что какая-то часть аналитиков режима решила таким образом отреагировать на серьезный экономический кризис, признаки которого были заметны еще в конце 2013 года.

«В итоге по инициативе Кремля в 2014-м мир оказался втянут в некую принципиально новую ситуацию, Россия оказалась во враждебных отношения с Западом», - отмечает политолог. «При этом на Западе активизировались заскорузлые силы, сформировавшие странный блок крайне правых с частью условно левых. Это тоже любопытный, причем не только для России, но и для Европы, итог уходящего года», - говорит Кудюкин.

По мнению председателя Научно-просветительского центра «Праксис», кандидата исторических наук, политолога Алексея Гусева, основным событием 2014 года стала украинская революция и ряд других событий, связанных с Украиной. «Весь 2014 год прошел в России под знаком Украины. Он начался с победы революции Майдана и аннексии Крыма и закончился экономическим кризисом, девальвацией рубля, не последней причиной которой стали международные санкции, наложенные на Россию именно из-за политики ее властей в отношении Украины», - напоминает эксперт. По его словам, символом этого года стали «зеленые человечки», они же «вежливые люди».

Политолог отмечает также, что «2014 год стал годом резкого размежевания в российском обществе, вызванного украинскими событиями: отношение к этим событиям явилось катализатором, предельно четко выявившим разделение политических сил на провластные и оппозиционные». «С одной стороны, – говорит Гусев, - единодушие всех «системных» политиков в поддержке внешнего и внутреннего курса Кремля окончательно продемонстрировало, что они образуют, по сути, одну большую «партию власти», в которой присутствуют лишь незначительные оттенки мнений. С другой – несистемная оппозиция доказала, что, несмотря на массированную информационную кампанию, направленную против нее, она пользуется достаточным влиянием, чтобы выводить на улицы десятки тысяч людей под антивоенными и антиавторитарными лозунгами, как это было в Москве в марте и сентябре 2014-го».

В целом же, считает эксперт, «2014 год был годом архаизации политического процесса в России: приемы внешней и внутренней политики, а также сам политический язык как будто вернулись из прошлых эпох, хорошо известных историкам».

2014-й оказался для России годом больших геополитических просчетов, отмечает, в свою очередь, политолог Дмитрий Орешкин. По его мнению, «об экономике говорить не приходится — рубль утонул». «Даже если он будет плавать на уровне 50-60 рублей за один доллар, - это если не катастрофа, то в любом случае плохо. Инфляция будет двузначной, доходы населения будут падать», - прогнозирует эксперт.

В геополитике у России «совсем беда», отмечает политолог. Он напоминает, что год назад «у нас был замах на вовлечение всей Украины в Евразийский союз, а через год де факто мы получили Украину, как никогда прежде далекую от России, с явной тенденцией к переходу на европейскую систему ценностей и ориентированную на вхождение в НАТО».

«Достижение» российской внешней политики 2014 года — присоединенный Крым - обойдется России примерно в 10% доходной части бюджета, говорит Орешкин, добавляя, что примерно столько же средств идет на весь Северный Кавказ.

Фактически тупиковой является ситуация в части Донбасса, контролируемой пророссийскими сепаратистами, отмечает политолог. По его мнению, «в Кремле уже понимают, что это чудовищная зона гуманитарной катастрофы, где люди умирают от голода, где нет самых необходимых лекарств, а вооруженные банды разных атаманов делят между собой территории и гуманитарную помощь».

Ситуация с Приднестровьем, считает он, — еще хуже. По словам эксперта, «это очевидное геополитическое поражение». В результате фактического состояния войны с Украиной, эта пророссийская территория практически была потеряна Россией. После «крымской эскапады», отмечает Орешкин, у Украины не оставалось никаких других вариантов, кроме как закрыть границу с Приднестровьем.

«Пошли по шерсть — вернулись стриженными», - резюмирует Орешкин ситуацию России с Крымом, Донбассом и Приднестровьем. По его мнению, режиму остаются только победные телевизионные реляции, «а реальная экономическая и политическая жизнь будет идти своим путем».

2014-й вернул Россию на два десятилетия назад, убежден Гусев. «Попытки переделить территорию бывшего СССР сегодня создают впечатление возврата в начало 1990-х, когда «горячие головы» в России тоже требовали перекроить границы», - считает эксперт. Тогда этого удалось избежать, «но, как выяснилось, лишь временно». «В 2014-м перед Россией вновь замаячил призрак войны, начались даже разговоры о «радиоактивном пепле», - говорит политолог. - Военный бюджет страны неимоверно возрос, однако следствие этого – начатое урезание социальных расходов государства, уже отозвавшееся протестами врачей и других бюджетников». «Уралвагонзавод» как собирательный образ восторжествовал над всей остальной экономикой и социальной сферой, отмечает политолог. В то же время, «страна оказалась в международной изоляции и на грани войны, в результате чего не приходится удивляться «закручиванию гаек», которое происходило в 2014 году во внутренней политике».

Закрытие оппозиционных СМИ, давление властей на независимые общественные организации, обличение «пятой колонны», расширение списка «иностранных агентов» - вот чем запомнится прошедший год гражданским активистам. Словосочетанием года, по мнению Гусева, стали «национал-предатели».

Одним из важных итогов 2014 года является обострение социально-экономического кризиса в России и нарастание социальных протестов, считает Кудюкин. По словам эксперта, если действия российского руководства в Крыму и Донбассе были результатом расчета на то, что, таким образом можно будет отвлечь россиян от надвигающегося экономического кризиса, то налицо явный просчет Кремля. «Несмотря на шовинистические настроения и наивный нынешний «монархизм» российского населения, уповающего на «доброго царя», который приструнит «злых бояр», аналитики власти явно не учли, что в российской истории такой наивный «монархизм» нередко оказывался довольно взрывчатым веществом», - говорит Кудюкин.

По его мнению, «социальные протесты, которые ожидают нас в 2015-м, будут очень пестры по своим политическим настроениям: в отличие от 2011-2012 гг., когда превалировали в основном политические требования «честных выборов», новый протест будет гораздо более раздробленным, разнообразным и гораздо более широким».

По словам Гусева, наступающий 2015-й покажет, продолжится ли нынешний тренд российской политики, или Россия сможет вернуться на путь, «более соответствующий современным европейским и мировым реалиям».

Орешкин предполагает, что во внутренней политике и экономике в следующем году дела будут идти не лучшим образом.

В 2015 году в экономике продолжится кризис, согласен с ним Макаркин. Он также сомневается в том, что РФ удастся урегулировать отношения с Украиной. Могут быть какие-то договоренности с ней о неких больших или малых компромиссах, но «недоверие друг к другу останется, и будут очень сложные отношения», предполагает эксперт. Конфликт России с Западом также никуда не исчезнет, поскольку носит ментальный характер, считает политолог.

Александр Желенин


Ранее на тему Макаркин: Перспективы российской несистемной оппозиции будут зависеть от того, как изменится отношение к власти в стране

Вице-канцлер ФРГ: Цель введенных против России санкций - вернуть эту страну за стол переговоров и урегулировать украинский кризис