«Надо действовать аккуратно, иначе разбегутся все»

Одними только ограничениями и запретами коррупцию в России не победить. Поэтому дальнейшее ужесточение законов выглядит как ложный ход, полагает депутат Госдумы Денис Вороненков.


© denisvoronenkov.ru

О том, как победить коррупцию в России и надо ли нам перенять опыт Китая, где взяточников ставят к «стенке», в интервью «Росбалту» рассказал депутат Государственной думы от КПРФ, член комитета по безопасности и противодействию коррупции Денис Вороненков.

- Денис Николаевич, в последнее время Госдума резко снизила свою активность по доработке антикоррупционного законодательства. Это направление больше не актуально?

- Законодательство никогда не поздно совершенствовать, но одними только ограничительными и запретительными нормами это зло точно не искоренить. Я не уверен, что нам нужно дальше ужесточать закон - это ложный ход. В России вполне достаточно действующих правовых механизмов, чтобы эффективно бороться с коррупцией.

- Тогда в чем проблема?

- На мой взгляд, главный вопрос упирается не в закон, а в наличие политической воли. Основным способом борьбы с коррупцией должны стать политическая конкуренция и сменяемость власти. Если у нас к власти будут приходить люди, которые пробились благодаря своим личностным качествам и профессиональным умениям, то никакой коррупции не будет. А если человека назначают на должность по каким-то непонятным критериям, причем даже не обязательно, что это непотизм, то есть протеже чей-то, родственник или друг, а просто он шашлыки умеет хорошо жарить или вовремя кофе подносить, то бороться с коррупцией просто бесполезно.

Ошибочные кадровые решения - это самый важный момент. К сожалению, общество не вырабатывает адекватные фильтры, хотя бы как в советское время, когда, невзирая на идеологические перегибы, система все же обеспечивала себя грамотными специалистами и порядочными гражданами своей страны. Напишите хоть тысячи идеальных законов, но в такой ситуации они просто не будут работать.

- Может быть, пора решить проблему с коррупционерами радикально, чтобы, как говорится, другим неповадно было?

- Я не сторонник радикальных решений. Например, многие предлагают сделать, как в Китае и Северной Корее - просто расстреливать коррупционеров. Но в нашей истории уже был такой период, и, не говоря о необратимости этих действий и их этической неприемлемости, если даже рассуждать цинично, высшая мера наказания никогда не давала положительный результат.

- Судя по тому, как завершилось расследование некоторых громких уголовных дел, в частности «дела Оборонсервиса», о политической воле нам остается только мечтать?

- Если говорить про приговор основной фигурантке этого дела Евгении Васильевой, то мы же понимаем, что она лишь звено системы. Не могла она сама ворочать миллиардными контрактами без ведома других должностных лиц. Поэтому все они должны нести солидарную ответственность, а у нас в жертву принесли Васильеву. Хотя ее поведение во время судебных разбирательств было, конечно, вызывающим, что очевидно тоже неслучайно. Однако общественное мнение не должно превращаться в некую форму ненависти по Оруэллу.

Что же касается непосредственно фигуры экс-министра обороны Сердюкова, то лично мне до сих пор непонятно, что он такого выдающегося совершил в своей жизни, что его назначили министром обороны такой страны, как Россия? У него даже военного образования нет, то есть, мы снова возвращаемся к вопросу об ошибочных кадровых назначениях во власти.

- Возвращаясь к антикоррупционному законодательству. Многие считают ошибочным решение Госдумы смягчить штрафные санкции за взяточничество. Не кажется ли вам, что борьба с коррупцией в России напоминает игру в рулетку, когда взяточник, по сути, ничем больше не рискует, отделавшись штрафом за преступление?

- Эти штрафы - абсолютная утопия. Никто и никогда в жизни не заплатит миллиард. У нас огромное число граждан живет за чертой бедности, и многие, к сожалению, берут взятки не от хорошей жизни. Есть, конечно, зажиревшие чиновники, но в основном распространено бытовое взяточничество - на уровне врачей и учителей. Если я не ошибаюсь, средний размер взятки в России составляет порядка 20 тысяч рублей.

- Возможно, проблема в том, что на скамью подсудимых в основном попадают как раз мелкие мздоимцы? У «рыбы» покрупнее вряд ли возникнут проблемы с оплатой штрафа, но ее никто не ловит. В итоге, как гласит судебная статистика, судебные приставы взыскивают с коррупционеров не более 15% штрафов.

- Знаете, я в свое время защитил кандидатскую диссертацию по теме правового нигилизма и идеализма в поведении личности. Говоря о законах, мы с вами стремимся как раз к правовому идеализму, то есть, путем принятия идеальных законов пытаемся урегулировать все сложные моменты в надежде построить идеальное общество. Но так не бывает. В обществе всегда есть определенная криминальная часть, которая пойдет на преступление. Мы же должны создать условия, при которых совершать преступление, в том числе брать взятки, было бы просто невыгодно. В России такие условия отсутствуют. У нас нет независимой судебной системы, свободной прессы, нет понятия «репутация». Да и сама пресса может совершенно незаконно оболгать и облить грязью любого человека, как, например, произошло со мной.

Поэтому одному законодателю бороться с коррупцией сложно и, прямо скажем, невозможно. К тому же наши законы зачастую борются не с причинами, порождающими коррупционные явления, а с их следствиями. У нас во всем присутствует обвинительный уклон, куда ни глянь. Возьмем, например, бизнес. В России он изначально убыточен. У нашего предпринимателя совокупный налоговый платеж составляет 60%, в то время как во всем мире он, как правило, не превышает 40%, иначе просто в развитие вкладывать никто не будет. В результате государство само загоняет бизнес в некую «серую зону», подталкивает к уходу от налогов, даче взяток. Давно пора изменить этот вектор, но это исключительная прерогатива президента.

- Президент предложил, а Госдума уже одобрила так называемую «амнистию капиталов». Как считаете, это поможет вернуть деньги в Россию?

- Наряду с введением контроля над иностранными компаниями это только первые шаги в данном направлении. Безусловно, такие меры способствуют улучшению инвестиционного климата, но предугадать их экономический эффект пока сложно.

- У вас нет ощущения, что на фоне сложных отношений с Западом из-за Украины власть готова простить всех коррупционеров, если они согласятся хранить деньги на Родине и не вкладывать их в чужую экономику?

- Глава государства пытается «национализировать» нашу элиту. Ситуация действительно была нездоровая: деньги зарабатывали здесь, а скупали Лазурный берег и Майами. Пусть наши предприниматели развивают Мурманск, Хабаровск, а не уводят деньги, полученные в основном от добычи и продажи природных ресурсов, на Запад. Хотя здесь тоже надо понимать, что бизнес интернационален, и принимая какие-то радикальные меры, главное, действовать аккуратно. Иначе разбегутся все.

Беседовала Елена Земскова


Ранее на тему В Госдуме заинтересовались дальнейшей судьбой «дачи Сердюкова»

В правительстве РФ признали провал программы амнистии капиталов

Шохин: Закон об амнистии капиталов в России почти не реализуется