Россия в поиске врагов

В минувшем году внешняя политика Москвы стала настолько активной, что некоторые ее изгибы уже кажутся делом туманного прошлого. И если со многими старыми друзьями Кремль поссорился, то новых он по-настоящему так и не приобрел.


Карта мира © CC0

К началу 2016 года российские власти успели испортить отношения с большинством, но не со всеми западными союзниками. Хуже всего отношения складываются с США, Великобританией и Германией - из-за санкций, введенных в связи с присоединением к России Крыма, а затем усиленных в связи с началом военных действий на востоке Украины.

«Братушки»

Впрочем, первой, с кем Россия испортила отношения в минувшем году, стала «братская» Сербия. Случилось это на стыке 2014 и 2015 годов, когда Владимир Путин, не поставив заранее в известность никого из «верных союзников» по трубопроводу «Южный поток», объявил о закрытии этого проекта. Да не просто о закрытии, а о превращении его в «Турецкий поток» - трубопровод, который пойдет только по территории Турции. Ну а европейцам сказали, что если они захотят, то смогут в будущем за свой счет к нему подключиться.

Если у ЕС была после этого возможность поразмыслить, то Сербия Евросоюз не вступала. Не говоря уже о том, что Турцию союзником или даже партнером сербов явно не назовешь. Неудивительно, что в итоге власти этой страны пришли к выводу, что Кремль забыл про их интересы и оставил их за бортом большой энергетической политики. К лету сербы окончательно обиделись и четко заявили, что никакой возможности получать газ через «Турецкий поток» они для себя не видят. Об этом сообщил в июне главный «русофил» Сербии президент Томислав Николич.

И хотя реализация проекта газопровода через Турцию застопорилась, раздражение с сербской стороны продолжало нарастать. В середине декабря начались формальные переговоры о вступлении Сербии в ЕС. Ну а в конце месяца в стране прошли массовые аресты. По обвинениям в коррупционной деятельности были задержаны около 80 человек. Причем пресса сразу обратила внимание на то, что многие из них якобы были тесно связаны с Россией.

По похожей схеме развивались отношения с Болгарией. Ее, в частности, обвиняли чуть ли не в том, что она готова стать плацдармом для агрессии НАТО против России. Впрочем, справедливости ради надо отметить, что у Москвы отношения с Софией испортились еще раньше, в конце 2014 года, когда болгары под давлением США и Еврокомиссии первыми заявили о приостановке своего участия в «Южном потоке».

В эту же группу балканских стран стоит добавить и Черногорию. Ее намерение вступить в НАТО, открыто заявленное в 2015 году, оказало на отношения с Россией куда более серьезное влияние, чем присоединение этого маленького государства к «антироссийским» санкциям ЕС. За неделю до Нового года в Подгорицу пришло письмо из Брюсселя с официальным приглашением в Североатлантический альянс, а до этого, если, конечно, верить европейской прессе, черногорские симпатизанты Кремля на российские деньги пытались организовать в стране «мини-майдан» и свергнуть правительство - но безуспешно. Так что в НАТО страна все вступить согласилась, а отношение ее к России ухудшилось.

От Токио до Пекина

Весь год продолжались переговоры о визите Владимира Путина в Японию, который был не отменен, но перенесен на неопределенный срок еще в 2014 году, причем скорее даже не по японской инициативе, а под давлением американцев и европейцев. Японию, конечно, нельзя отнести к старым друзьям или союзникам России. Тем не менее, японские власти в 2014 году явно не горели желанием вводить «крымские» санкции, а позднее, в отличие от ЕС и США, практически не ужесточали меры экономического давления на РФ.

Напротив, МИД Японии неоднократно давал понять, что Токио готов с Москвой общаться. А если есть шанс начать конструктивные переговоры о заключении мирного договора (так и не подписанного после окончания Второй Мировой войны), то японцы будут рады видеть в гости Владимира Путина.

Москва же этих сигналов то ли не поняла, то ли они показались ей слишком слабыми. Кремль решил надавить на официальный Токио, и в августе с визита премьера Дмитрия Медведева началась череда демонстративных поездок российских чиновников на Курильские острова. Японцы сигнал поняли, обиделись, договариваться о визите Владимира Путина прекратили, а ближе к концу года стали участниками направленного в основном против Китая, но отчасти и против России Транстихоокеанского партнерства - зоны свободной торговли, участником которой выступают и США.

Кстати, в 2015 году Кремль не то, чтобы поссорился и с главным противником Японии - Китаем, но уж точно перестал полагаться на него как на ближайшего потенциального союзника в противостоянии с США и ЕС. Весь 2014 год россиянам рассказывали о том, что «Китай нам поможет» и «развороте на Восток» российской экономики. Ни того, ни другого не случилось. Пользуясь своей позицией сильного, китайцы начали выбивать из российского руководства бонусы и скидки по коммерческим проектам, практически не оказывая помощи в политических вопросах.

Итогом стало закономерное охлаждение отношений почти до прежнего уровня. Все же Китай – не Сербия, и совсем с ним рассориться Россия пока не готова.

«Чудаки» Сергея Лаврова

Еще одной группой стран, с которой всерьез и надолго поссорилась Россия, стали монархии Персидского залива во главе с самой мощной из них – Саудовской Аравией. Именно в ходе пресс-конференции по итогам очередных безуспешных переговоров с министром иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейром глава МИД РФ Сергей Лавров беззвучно, одними губами произнес свою знаменитую фразу, ставшую в 2015 году хитом русского Интернета.

Отношения с суннитскими и ваххабитскими монархиями Персидского залива особенно ухудшились после начала Россией военной операции в Сирии, где россияне в основном бомбят, судя по всему, группировки, поддерживаемые саудитами. Недаром недавно уволенный глава синодального отдела по связям с обществом Русской Православной церкви отец Всеволод Чаплин даже говорил об объявлении «священной войны» той же Саудовской Аравии.

Сирийское эхо

Если первую половину года Россия ссорилась со всеми из-за Украины, где, благодаря Минским соглашениям, все же удалось прекратить активные военные действия, то вторая часть года была посвящена исключительно Ближнему Востоку, в первую очередь, Сирии. Хотя ссорился Кремль как раз не с сирийцами. Помимо уже названных выше саудитов, досталось, например, Египту. В связи с гибелью над Синайским полуостровом российского авиалайнера, что позднее было признано терактом, россиянам запретили ездить на египетские курорты.

Ну а позднее им закрыли и Турцию. Владимир Путин, как он сам признался на своей «большой» пресс-конференции, не имел ни малейшего представления о том, каковы интересы Турции в Сирии, которая долгое время входила в состав Османской империи. В результате турки демонстративно сбили российский самолет, якобы бомбивший дружественных Анкаре туркоманов. Извинений от турецкого лидера Реджепа Эрдогана так и не последовало, Кремль назвал случившееся «ударом в спину» и ввел против Турции санкции, которые заметно расширил к началу нового года.

Попутно, кстати, поссорились еще и с Францией, традиционно считающей Сирию зоной своих особых интересов. Из-за чего не удалось начать переговоры об отмене санкций, несмотря на усилия французских дипломатов по разрешению российско-украинского конфликта. Если бы не теракт во французской столице, который заставил власти этой страны заговорить о совместной с Россией борьбе с терроризмом, сейчас отношения Москвы и Парижа были бы, вероятно, на грани замерзания.

То есть, почти такими же, какими они были с США в начале 2015 года. Это, пожалуй, единственная страна, с которой у России отношения улучшились, если сравнить с 2014 годом. Чего российское руководство, кстати, и добивалось. Так что, видимо, все остальные конфликты, созданные неумелой внешней политикой в 2015 году, стоит отнести на счет Барака Обамы. Если бы он раньше согласился сесть за стол переговоров с Владимиром Путиным, то российское руководство не оказалось бы настолько уязвленным в своем самолюбии и не наломало бы столько дров во внешней политике.

Иван Преображенский


Ранее на тему Опрос: Россияне определились с друзьями и недоброжелателями страны

Путин: Россия не претендует на роль "супердержавы", потому что "это очень дорого и ни к чему"