"Крабовое дело" потянуло на 5 миллиардов

Закончено расследование дела о масштабной контрабанде краба-сырца. Интернациональное преступное сообщество нанесло природным ресурсам страны ущерб на 5 млрд рублей. Помогали ему в этом «неустановленные коррумпированные чиновники».

Следственный комитет (СК) при МВД РФ закончил расследование уголовного дела о небывалой по своим масштабам незаконной добыче краба-сырца. По данным следствия, граждане США, Германии и России, организовав нелегальный вылов крабов, нанесли природным ресурсам страны ущерб на сумму более 5 млрд рублей. Перед судом пока предстанут президент американской компании Global Fishing Inc Аркадий Гонтмахер, президент ЗАО «Восточные рыбные ресурсы» (ВРР) Абдель Азиз Эмбарек, а также главный бухгалтер «ВРР» Александр Суслов. В отдельное производство выделено уголовное дело в отношении капитанов судов, участвовавших в незаконном промысле, а также коррумпированных чиновников и сотрудников пограничной службы ФСБ, которые, по версии следствия, получали от обвиняемых деньги.

Как выяснили сотрудники СК при МВД РФ, организовали криминальный бизнес на крабах три предпринимателя - Аркадий Гонтмахер, Абдель Азиз Эмбарек и Сергей Дарминов. В 2002 году они создали в России холдинг «Восточные рыбные ресурсы» («ВВР»), ядром которого стало одноименное закрытое акционерное общество. Всего же в холдинг вошло 25 различных фирм.

По версии следствия, роли в криминальной структуре распределялись следующим образом. Сын бывшего секретаря коммунистической партии Алжира, гражданин России Абдель Азиз Эмбарек организовывал всю техническую работу холдинга внутри нашей страны, распределял обязанности среди руководителей подконтрольных фирм. Выходец из Украины, гражданин США Аркадий Гонтмахер занимался сбытом крабов в Америке и отправкой части выручки обратно в Россию. Гражданин Германии Сергей Дарминов отвечал за различные юридические вопросы, а также являлся своеобразным «лицом» холдинга, поскольку был человеком публичным и даже принимал участие в работе государственной организации «Фонд содействия развитию регионов». По данным СК, немаловажную роль в «ВВР» играли Александр Суслов и Борис Борисов. Первый вел всю бухгалтерию холдинга, а второй руководил многочисленной флотилией.

По версии следствия, бизнесмены имели связи почти во всех государственных структурах, контролирующих добычу рыбных ресурсов. Согласно материалам уголовного дела, дельцам помогали «неустановленные коррумпированные чиновники из Федерального комитета по рыболовству РФ, департамента рыболовства Минсельхоза, портовых служб, пограничной службы ФСБ РФ, руководителей регионов» и т.д.

В структуры холдинга входили компании, позволявшие наладить нелегальный промысел: например, владеющие рыболовецкими судами, а также имеющие вполне официальные квоты на вылов крабов. Правда, квоты были минимальными, но это, по данным СК, не останавливало крабовых дельцов.

Механизм незаконной добычи крабов у берегов Западной Камчатки и в Охотском море был отлажен до мелочей. По данным СК, «неустановленные сотрудники Северо-Восточного пограничного управления береговой охраны ФСБ РФ» передавали предпринимателям информацию о том, где и когда находятся патрульные корабли, сообщали о сроках и местах проведения различных операций. Обладая такими сведениями, представители «ВРР» могли беспрепятственно составлять графики выхода своих судов на промысел. Действия всех кораблей координировались из единого центра, а в переговорах использовались кодовые слова: «тренер» - капитан судна, «женская сборная» - траулер-рефрижератор, «зверь» - патрульный корабль, «баскетбол» - спецмероприятия погранслужбы ФСБ РФ.

Для транспортировки крабов бизнесмены, по версии СК, купили несколько траулеров-рефрижераторов, которые были зарегистрированы в Панаме и Камбодже. Как только трюмы рыболовецкого судна наполнялись, к нему из южнокорейского порта Пусан отправлялся рефрижератор. Прямо в море крабы перегружались на «женскую сборную», после чего рефрижератор отправлялся обратно в Южную Корею.

В Пусане у предпринимателей была своя фирма, который руководил гражданин США Билли Лэнг. На ее складах крабовая продукция укладывалась в коробки, на которые ставилась поддельная маркировка. Затем на груз составлялись подложные документы, свидетельствующие о том, что фирмы Greyburn и Sea Commerce отправляют его в США в адрес компании Аркадия Гонтмахера Global Fishing Inc.

В Америке российские крабы выгодно реализовывались. Часть выручки, по данным СК, оседала на счетах организаторов криминального бизнеса, а часть - перечислялась в Россию на счета фирм, входящих в холдинг. Ежемесячно из США в структуры «ВВР» в России поступало от $1,2 млн до 4,5 млн, которые шли на оплату работы капитанов и команд судов, а также использовались для подкупа чиновников.

Всего, согласно подсчетам СК, дельцы незаконно выловили более 9 тыс. тонн крабов. Ущерб, причиненный их деятельностью биологическим природным ресурсам России, превысил 5 млрд рублей. 29 июня 2007 года СК при МВД РФ возбудил уголовное дело по факту деятельности холдинга, а вскоре начались аресты. За решеткой оказались Аркадий Гонтмахер, Александр Суслов и Абдель Азиз Эмбарек. Им были предъявлены обвинения по статьям УК РФ 210 (организация преступного сообщества), 174 (легализация денежных средств, полученных преступным путем), 253 (нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации).

В феврале 2008 года в международный розыск были объявлены Сергей Дарминов и Борис Борисов. В течение прошлого года обвинения по ст. 253 УК РФ так же были предъявлены девяти капитанам судов, занимавшихся добычей крабов. Накануне СК при МВД РФ закончил расследование дела в отношении Гонтмахера, Суслова и Эмбарека. Дело в отношении капитанов и «неустановленных коррумпированных чиновников» выделено в отдельное производство.

«Все обвинения следствия надуманы и не подтверждены объективными доказательствами, в их основе лежат показания капитанов судов, которым предъявили обвинения только по статье 253 УК РФ, - заявил «Росбалту» адвокат Суслова Владимир Жеребенков. – Из материалов дела выходит, что обвиняемые использовали капитанов «в темную» и они не понимали, что делают. Но капитан несет полную ответственность за все происходящее на корабле».

Александр Шварев