Жадность боссов не лечит даже кризис

В России, как и повсюду в развитых странах, рынок труда страдает от жадности работодателей, упорно стремящихся использовать труд нищих гастарбайтеров. Это и в благополучные годы очень дорого стоило столице, в кризис же становится совершенно неприемлемым.

В России, как и повсюду в развитых странах, рынок труда страдает от жадности работодателей, упорно стремящихся использовать труд нищих гастарбайтеров. Это и в благополучные годы дорого стоило столице, в кризис же становится совершенно неприемлемым. Похоже, в данном вопросе взгляды простых москвичей максимально совпадают с позицией городских властей.

Точку зрения московского руководства озвучил на пресс-конференции глава недавно созданного столичного Департамента труда и занятости Олег Нетеребский. «Под сурдинку принимаются определенные решения работодателями», - заметил Олег Викторович, проиллюстрировав сказанное парочкой впечатляющих примеров. Вот, скажем, у Московского шарикоподшипникового завода, к сожалению, «уплыл» масштабный контракт на подшипники для железнодорожного подвижного состава. ОАО РЖД предпочло заказать подшипники в Харькове. И предприятие подает заявку на увольнение 400 рабочих. Но, оказывается, завод вовсе не сокращает штат (как это могло показаться): ввиду трудностей, причиненных ему «коварными» железнодорожниками, предприятие желает заменить русских рабочих гастарбайтерами, согласными работать за меньшую зарплату.

Конечно, по закону положено отдавать предпочтение отечественным работникам. Но это легче сказать, чем отследить. Как в реальности проконтролировать честность каждого работодателя? Вот и подает некий завод заявочку: «Требуются рабочие со знанием таджикского языка. Зарплата 8 тысяч рублей». Естественно, таких москвичей не находится, тогда директор на законном основании просит выделить ему квоту на иностранную рабочую силу.

И хотя, как сообщил Нетеребский, «мы вмешиваемся», сам же отметил, что во многих случаях город не в силах помешать капиталу. Законодательная база не позволяет. Нетеребский выразил искреннюю надежду на то, что в федеральном парламенте возобладает разум, и полезные инициативы, в частности, вице-премьера Александра Жукова, пробьют себе дорогу. А методы упорядочения рынка труда, как рассказал чиновник, в развитых странах, в общем-то, отработаны. Там на работодателя сначала посмотрят: подготовил ли он условия для проживания рабочих, есть ли у него деньги на зарплату и так далее. (Здесь следует отметить, что и в самых развитых странах, тем не менее, с гастарбайтерами далеко не все благополучно, - иначе у нас Париж бы не пылал каждую пару лет).

Вот невеселые данные, которые привел Нетеребский: в январе-феврале в Москву приехали и зафиксировали свой приезд около 190 тысяч человек, что на 17% больше, чем за тот же период прошло года. Из них устроились легально на работу лишь 32 тысячи (это, видимо, те самые, «со знанием таджикского языка»).  Куда делись остальные – иди, ищи. А на некоторых заводах мастера и другое низовое начальство вынуждены тратить массу времени на проверку и выбраковку гастарбайтеров, которые приезжают с купленными удостоверениями токарей, фрезеровщиков и т.д. На месте выясняется, что этот человек к станку близко не подходил, после чего он растворяется в московском водовороте.

Впрочем, что касается занятости для самих москвичей, то здесь налицо сдержанный оптимизм. Зарегистрированных безработных в Москве около 37 тысяч. Для нашего мегаполиса - капля в море. Правда, Нетеребский предупредил, что будет больше – как раз в эти дни многие уволенные москвичи «дозревают» до похода на биржу труда. Но «девятого вала» столичные власти не ожидают. Вакансий же в городском банке данных – более 200 тысяч, хотя, как с сожалением отметил Нетеребский, «не все вакансии реальны» - те заявки на рабочих со знанием таджикского тоже в городской базе данных числятся.

Кто требуется сегодня Москве? Водители всех видов, бетонщики, арматурщики,  парикмахеры, официанты, повара. Предлагаемая зарплата – до 30 тысяч рублей. К токарям и другим рабочим-металлистам подход штучный: колебания зарплаты от 20 до 80 тысяч - в зависимости от квалификации и характера работы (но где 80 – там трудно).

Требуются продавцы – правда, зарплата предлагается низкая, в районе 15 тысяч, но тут возможны варианты. Кстати, ввиду кризиса власти решили приостановить процесс закрытия ларьков: здесь тоже есть рабочие места. Медсестра может рассчитывать тысяч на 20. И еще требуются люди в милицию и частные охранные предприятия. И - в некотором количестве – «страховые и коммерческие агенты».

Что касается «офисного планктона», то ему предлагается выживать по своему усмотрению, что, в общем-то, во всем мире является платой за уютное просиживание штанов и работу в белых перчатках. «Финансовый сектор – сфера вспомогательная по своей сути, - напомнил Олег Нетеребский. – Нельзя, чтобы вспомогательный сектор доминировал над реальным. И если ты шел на работу в финансовый сектор, чтобы получать 80 тысяч, - значит, ищи теперь другое приложение своих сил».

Отвечая на вопрос о том, сможет ли город сделать что-то, если на волне кризиса начнется массовое сокращение научных сотрудников и другой интеллигенции, Олег Викторович возразил, что, по его данным, именно этот сектор сейчас наиболее защищен: оборонный заказ-то развивается. Как видим, с точки зрения многих высоких руководителей, наука – это - прежде всего и почти единственно - оборонка. Увы, в реальности многие интеллигенты могут разделить судьбу именно финансового сектора, хотя они никогда не имели его высоких финансовых зарплат.

Напоследок руководитель Департамента труда и занятости предупредил, что на рынке труда уже появились аферисты, действующие под видом частных бюро по трудоустройству и рекрутинговых агентств. По словам Нетеребского, настоящий рекрутер берет деньги только с работодателя, - так что, если для трудоустройства вас просят раскошелиться не торопитесь усугублять свои безработные печали.

Леонид Смирнов