«Воры в законе»: За Япончика умрет Ониани

"Воры в законе" вынесли свой приговор по делу о покушении на Вячеслава Иванькова (Япончик). В «Матросскую тишину» пришло письмо, подписанное 36 "криминальными генералами", в котором фактически содержится призыв к устранению "законника" Тариела Ониани.

Представители криминального мира вынесли свой приговор по делу о покушении на «вора в законе» Вячеслава Иванькова по кличке Япончик. В «Матросскую тишину» пришло письмо, подписанное 36 "криминальными генералами", в котором фактически содержится призыв к устранению законника Тариела Ониани.

Представители криминального мира вынесли свой приговор по делу о покушении на «вора в законе» Вячеслава Иванькова по кличке Япончик. В «Матросскую тишину» пришло письмо, подписанное 36 криминальными генералами, в котором фактически содержится призыв к устранению законника Тариела Ониани, по кличке Тарико. Среди подписантов большое число славянских мафиози, которые ранее не участвовали в конфликте между Япончиком и Ониани. Не исключено, что именно с целью их привлечения к данному противостоянию и было совершено покушение.

«Жизнь ворам. Поводом для написания данной курсовой послужило следующее обстоятельство, а именно: ставим вас в курс, порядочные арестанты, что на МТЦ («Матросская тишина централ» - «Росбалт») находится человек, зовут его Тариел Ониани, – написано в письме, перехваченном правоохранительными органами. –  С ведома воров: он есть б…а. Если этот человек находится у вас в хате, или при встрече с ним, поступайте соответственно». Дальше идут подписи 36-ти «воров в законе» (включая самого Япончика, Деда Хасана, Лаши Руставского, Юры Пичуги, Кобы Руставского, Кости Гизи).

Среди авторов послания почти половина - славянские «законники», в том числе Олег Муха, Леха Забава, Серега Сургутский, Андрей Питерский, Вася Воскрес, Костя Шрам и т.д.). Человек, который назван в письме матерным словом, по законам криминального мира должен быть убит. Фактически Тарико вынесен смертный приговор.

Стоит отметить, что до последнего времени славянские «воры в законе» держались в стороне от конфликта между двумя мафиозными кланами – Аслана Усояна (Дед Хасан) и Япончика с одной стороны и Ониани – с другой. По данным «Росбалта», в качестве подтверждения вины Тарико им представили некие результата собственного расследования гангстеров покушения на Вячеслава Иванькова, совершенного в июле этого года.

Из него следовало, что непосредственно организацией преступления могли заниматься ближайшие сподвижники Тарико - «вор в законе» Мераб Джангвеладзе (Мераб Сухумский) и его брат Леван. Еще весной этого года они собрали в Москве несколько десятков человек из своей бригады, которые организовали наблюдение за Япончиком и Дедом Хасаном, а также занялись поиском киллера. На роль последнего был выбран мужчина, ранее воевавший в горячих точках. Люди Мераба и Левана указали ему на объект, а потом и было совершено покушение, в момент которого Ониани уже находился в СИЗО по обвинению в похищение человека. Самого киллера, кстати, российские спецслужбы установили, но он загадочно исчез. По одним данным – подался в бега, по другим - был убит. Часть славянских «воров в законе», сочтя такие доводы убедительными, встала на сторону Деда Хасана.

Впрочем, даже в криминальном мире далеко не все верят в такую версию - слишком очевидной она выглядит. По данным «Росбалта», часть лидеров славянских группировок, в том числе с Юго-Запада Москвы, а также «воров в законе», полагают, что Япончик мог поплатиться за свой собственный бизнес-проект, связанный с выпуском цементных смесей в Подмосковье. Якобы у Иванькова в ходе ведения бизнеса возникли конфликты с рядом мафиози из азербайджанских, армянских и чеченских группировок, контролирующих строительные рынки Подмосковья, а также с рядом крупных бизнесменов.

Версия же с Ониани, по данным спецслужб, выгодна еще и самому Деду Хасану. Дело в том, что в его противостоянии с Тарико до недавнего времени сохранялся некий паритет. Оба «вора в законе» обладали примерно равными финансовыми ресурсами и влиянием в криминальном мире. Перевесу какой-либо из сторон могли поспособствовать славянские «законники». Но они, даже после того, как Ониани арестовали, предпочитали в противостояние не вмешиваться. Когда же речь пошла о покушение на негласного лидера славян Япончика, они уже не смогли оставаться в стороне. Рнение Иванькова дало возможность Деду Хасану одержать над оппонентом оглушительную победу и даже добиться смертного приговора.

А для Усояна противостояние с Ониани был принципиальным, носившим не только коммерческие, но и личные мотивы. Еще в конце 80-х годов в Тулунской тюрьме возник конфликт между отбывавшими там наказание Иваньковым и ближайшим на тот момент сподвижником Ониани «вором в законе» Ильей Симонией (Махо). Это противоборство длилось довольно долго, Япончик сумел добиться на одной из сходок «раскоронации» Махо, такое решение поддержал и Дед Хасан. Вскоре при личной встрече Махо и Ониани нанесли Усояну личное оскорбление. Потом пути «законников» разошлись.

В конце 90-х годов Дед Хасан вел ожесточенную войну с «вором в законе» Рудольфом Огановым (Рудик Бакинский), закончившуюся убийством последнего. Ониани уехал за границу, где контролировал действовавшие там группировки выходцев из стран бывшего СССР. Криминальная карьера Махо не сложилась. На прошлой неделе он был задержан в Москве за обычную кражу борсетки из автомобиля. Япончик, как и Тарико, уехал за пределы России и был арестован в США за вымогательство денег у предпринимателей, связанных с Чара-банком.

Новый конфликт у мафиози возник несколько лет назад, когда встал вопрос о том, кто будет управлять криминальной и бизнес империями «вора в законе» Захария Калашова (Шакро Молодой), арестованного в Испании. Дед Хасан  решил, что временным управляющим должен быть законник Лаша Шушанашвили (Лаша Руставский). Но такой поворот событий не устроил другой криминальный клан, руководимый Тариелом Ониани. В результате началась борьба, в котором Япончик поддержал Деда Хасана. В этом противостоянии Усоян, как и во всех других конфликтов, стал в итоге победителем.   

Юрий Вершов