Третья Бородинская битва – бюрократическая

Российское правительство озаботилось 200-летим юбилеем Отечественной войны 1812 года. Конечно, заговорили о подготовке гораздо раньше, лет за пять, как минимум. Но определенные знаковые высказывания на высшем уровне были сделаны как раз на днях.

Российское правительство озаботилось 200-летим юбилеем Отечественной войны 1812 года. Конечно, заговорили о подготовке гораздо раньше, лет за пять, как минимум. Но определенные знаковые высказывания на высшем уровне были сделаны как раз на днях.

То, что юбилей 1812 года «курирует» вице-премьер Александр Жуков, позволяет надеяться на достойное празднование бесспорно великой даты. На весь юбилей из бюджетов разных уровней выделяется в общей сложности 2,38 млрд рублей. Сумма гигантская – но и размах большой. Предстоит создать новый зал в Историческом музее, модернизировать панораму «Бородинская битва», отреставрировать памятники на Бородинском поле, а также в Малоярославце и ряде других мест (заодно и музеи-заповедники Пушкина и Грибоедова). В работе участвует и администрация Союзного государства России и Белоруссии, которая выделяет 40 млн рублей на восстановление памятника в поселке Красный Смоленской области, тоже на месте большого сражения. 

И, наконец, намечено снять несколько документальных и художественных фильмов. Например, на художественную историческую ленту ассигнуется 50 млн рублей, на которые, по выражению вице-премьера, желательно будет сделать что-то «наподобие «Войны и мира» или «Гусарской баллады». Разница между первым и вторым, вообще-то, большая, - но российский зритель не избалован. Было бы что удачное, - а подражать напрямую вовсе не обязательно, ни великому Бондарчуку, ни столь же великому Рязанову.

Новый павильон Исторического музея уже заложен во дворе расположенного рядом бывшего Музея Ленина. По свидетельству дирекции музея (Исторического, а не Ленина), в запасниках сохраняются горы оружия, формы, наград и картин той эпохи, которые до сих пор совершенно негде выставлять из-за недостатка помещений. Теперь есть надежда на изживание этой несправедливости.

Панораме «Бородинская битва» Александр Жуков уделил особое внимание и провел там совещание в конце марта. Конкретные планы модернизации музея пока не раскрываются, - дирекция лишь заявила, что он будет «мультимедийным и интерактивным». На самом деле, работы много: музей на Кутузовском проспекте был открыт в 1962 году, к 150-летию великого сражения, для показа единственного экспоната – гигантской живописной панорамы, работы художника Франца Рубо, потомка французских эмигрантов, выполненной за полвека до того. Публика этот музей любила, его посетило свыше 32 млн человек, и по оценке администрации, это был самый рентабельный советский музей. Все же, для наших дней холстов с макетами недостаточно.

Что касается Бородинского поля, то здесь планы не то, чтобы совсем уж наполеоновские, но достаточно широкие. Планируется воссоздать, например, загородный царский дворец. На месте боев Николаем Первым был построен дворцовый комплекс – пусть и деревянный, и скромный для дворца, но весьма элегантный, с английским парком. В последние годы царской России он и использовался больше как музей войны 1812 года. Но Бородино недаром зовется полем двух войн. В 1941 году здесь проходила Можайская линия обороны, - и после боев от деревянных дворцов щепки не осталось, да и каменных могло бы не остаться. Теперь, кажется, доходят руки и до восстановления этого памятника.

Пока же в Бородине тянутся два вялотекущих «исторических процесса»: с одной стороны, снос обветшалого «жилого массива» - с другой, многочисленные поползновения желающих поставить на священной земле дачи.

Сносить собираются поселок сотрудников музея-заповедника «Бородинское поле». Это 13 деревянных  домиков, поставленных в период с 1947 по середину 70-х годов ХХ века, в которых проживают 16 семей (75 человек). Хотя дома строили для музейщиков – в послевоенное время, наверняка, сами же музейщики бревна на спине и таскали – место они себе подобрали не самое удачное. По свидетельству историков, с той самой высоты, где стояла легендарная батарея Раевского, открывается вид как раз на эти бараки. Это объяснимо: когда в 1947 году вернувшиеся из эвакуации музейщики осваивались в мирной жизни, - не до таких панорамных тонкостей им было. Строились на берегу речки. Да и в более благополучные времена, о пейзаже мало кто вспоминал.

Сотрудники музея очень хотят, чтобы их дома снесли, - ибо живут они, по современным понятиям, плохо. Минувшей зимой рухнула единственная водокачка, а канализации в поселке отродясь не было. Деревянные стены подгнили и покосились. О необходимости дать людям новое жилье и освободить исторический вид говорили и заместитель министра культуры РФ Андрей Бусыгин, и глава администрации Можайского района Подмосковья, к чьей территории относится Бородино, Дмитрий Белянович. Тем не менее, в администрации музея-заповедника корреспонденту посоветовали не торопиться фиксировать переселение – ибо денег на новые жилые дома пока нет. Цена вопроса составляет около 200 млн рублей. Замминистра культуры РФ упомянул, что средства будут искать в бюджете Московской области, - что ж, когда федеральный центр обещает найти деньги в областном бюджете, это перспективно.

Более всего интригует, конечно, «дачная эпопея». Надо представлять ситуацию: понятие «Бородинское поле» трактуется максимально широко. Вся территория, на которой в 1812 году происходили события, имеющие отношение к Бородинской битве (одной из величайших в мировой истории) занимает, ни много, ни мало, 11 тыс. га. Вероятно, завзятым историкам хотелось бы видеть всю эту землю заповедной – но это утопия.

Как разъяснил корреспонденту «Росбалта» начальник управления государственной охраны объектов культурного наследия министерства культуры Московской области Игорь Федунь, музею-заповеднику принадлежат лишь разрозненные анклавы с памятниками. В прежние времена это никого не беспокоило: вся земля была государственная. И хоть казенное имущество при советской власти охранялось не слишком рачительно, - все же, сама мысль о постройке дачи на Бородинском поле даже секретарю райкома не могла придти в голову, не говоря уже о ком-то другом. Да и расстояние более чем в 100 км от Москвы считалось чрезмерным для престижных дач.

Теперь ситуация радикально иная. Территория Бородинского поля официально никак не оформлена, и на ней господствуют многие десятки собственников и пользователей. Вообще-то, железная дорога Белорусского направления тоже по Бородинскому полю проходит. Но основная часть землевладельцев – естественно, сельхозпредприятия. А с землей у нас творится известно что.

Известно, что в Подмосковье все свободные пространства застраиваются дачами, стокилометровое расстояние уже давно считается «самое оно». Поставить дачку с видом на монументы и обелиски Бородинской битвы желающих пруд пруди, и денежки у них есть, - а вот то, что их будущие дачи целостность исторического пейзажа разрушат, - это, как нетрудно догадаться, очень многих совершенно не волнует.

Особенно беспокоят историков земли бывшего совхоза «Бородино» площадью в 600 га, - на самых что ни на есть местах боев. Совхоз после 1991 года акционировался, его работники получили земельные паи, - что само по себе замечательно. И кто-то в самом деле фермерствует. Но жизнь берет свое: когда земля так дорожает, все больше хозяев предпочитают выгодно продать ее под дачи. Официально говоря, «изменить разрешенный вид землепользования».

Пока что никаких дач еще нет. Как сообщил Игорь Федунь, были попытки организовать публичные слушания и перевести часть сельскохозяйственных земель в дачные. Слушания срывались из-за недостатка активности окрестного населения. Но это – слабое утешение. Главное – имеются противоречия в правовой базе.

«Границы зоны охраны Бородинского поля утверждены в 1992 году, - рассказал Федунь. -  Это не только 11 тыс. га, но еще и охранная зона вокруг них. Там строительство ограничено населенным пунктами. Сельскохозяйственные земли должны оставаться сельскохозяйственными, хотя купить вы их можете. Но покупают-то серьезные организации, банки. Им этот регламент будет мешать. А территория за заповедником, увы, не закреплена. Это определенный «абрис» - и в документах на собственность обременения отсутствуют. И если собственники станут обращаться  в суд, боюсь, что суды могут встать на их сторону и разрешить им строительство дач».

Способ «распутать ситуацию» Игорь Степанович Федунь видит в том, чтобы правительство РФ присвоило всему бородинскому комплексу статус достопримечательного места. И нужно разработать, наконец, концепцию развития заповедника, чтобы он смог даже выкупать определенные земли в собственность и сформировался бы в «целостную территорию». Есть о чем подумать.

Леонид Смирнов