«Взрыватели царей» стали призраками

Закончился процесс над Владимиром Белашевым, который обвинялся в участии в организации «Реввоенсовет», а также в минировании памятников царским особам. Его присудили к 9,5 годам лишения свободы, однако он провел в тюрьме на три месяца больше.

В Мосгорсуде закончился процесс над бывшим сотрудником ГУБОП МВД РФ Владимиром Белашевым, который обвинялся в участии в подпольной террористической организации «Реввоенсовет», а также в минировании и подрыве памятников царским особам. Ему было назначено наказание в виде 9,5 лет лишения свободы, однако бывший милиционер уже провел в тюрьме на три месяца больше этого срока. Во время процесса обвинение заявило, что трое коллег Белашева по «Реввоенсовету» скончались, но вскоре один «умерший» материализовался в зале суда.

Дело в отношении Белашева должен был рассматривать судья Мосгорсуда Эдуард Чувашов. 31 марта он провел предварительные слушания, на которых представитель прокуратуры отказался от обвинений по статьям УК РФ 205 (терроризм) и 210 (организация преступного сообщества). Тогда же экс-милиционеру продлили срок заключения под стражей на три месяца - до 3 июня.

12 апреля, когда планировалось начать слушания по существу, Эдуард Чувашов был застрелен в подъезде собственного дома. Из-за этого процесс начался только 26 апреля под председательством судьи Дмитрия Монекина.

Адвокаты Белашева попросили отпустить их клиента на свободу, так как в заключении он провел уже девять лет и восемь месяцев. В удовлетворении этого ходатайства судья Монекин отказал, тогда защитники подали жалобу в Верховный суд, который 26 мая принял решение изменить Белашеву меру пресечения с заключения под стражу на подписку о невыезде. На следующий день бывший милиционер был освобожден из СИЗО.

Слушания по «делу Реввоенсовета» были закрытыми, однако «Росбалту» удалось выяснить некоторые подробности процесса. Так, в начале июня 2010 года в качестве свидетеля в Мосгорсуде выступил лидер «Реввоенсовета» Игорь Губкин, выдвинувший свою версию событий. Он сообщил, что когда Белашев примкнул к подпольной организации, то остальные ее участники заподозрили, что сотрудник ГУБОП продолжает выполнять свою работу, то есть фактически заслан к ним в качестве агента.

Как заявил Губкин, «революционеры» не посвящали оперативника в свои планы и старались всячески его подставить. В частности, назначали ему встречи поблизости от памятников Николаю II в Тайнинском (он был взорван) и Петру I в Москве (он был заминирован). Тогда же, согласно показаниям лидера «Реввоенсовета», он отсканировал служебное удостоверение Белашева, сделал на основе этого изображение дубликат «корочки», которая впоследствии активно использовалась участниками подпольной структуры. Что касается других активных членов «Реввоенсовета» (Валерия Скляра, Сергея Максименко и Владимир Радченко), то на процессе обвинитель заявил, что заслушать их личные показания не представляется возможным, поскольку все они умерли.

Большинство участников заседания было немало удивлены, когда на следующий день в зале суда появился Сергей Максименко, сообщивший, что сразу после отбытия наказания он действительно загадочным образом оказался в списке умерших, что, естественно, не соответствует действительности. Свидетель дал показания, которые в общих чертах повторяли рассказ Игоря Губкина. Несмотря на это, Валерия Скляра и Владимира Радченко на процессе все равно решили считать умершими, были зачитаны их письменные показания, данные во время следствия. В них Валерий Скляр, например, полностью подтверждал, что Белашев имел самое непосредственное отношение к деятельности «Реввоенсовета» и минированию памятников.

А 21 июня 2010 года председательствующий Дмитрий Монекин приговорил Белашева к девяти годам и шести месяцам тюрьмы, хотя бывший сотрудник ГУБОП уже отсидел на три месяца больше этого срока. Кроме того, судья признал за обвиняемым право на реабилитацию, поскольку прокуратура сама отказалась от части обвинений. Адвокат Белашева Михаил Трепашкин, оставшийся недовольным приговором, будет его обжаловать в вышестоящей инстанции. Защитник также отметил, что Россия не выполняла ряд постановлений Европейского суда по правам человека в отношении Белашева.

По версии следствия, «Реввоенсовет» (РВС) в середине 90-х годов создал главный редактор газеты «Молодой коммунист» Игорь Губкин. В руководящую ячейку подполья вошли экономист Валерий Скляр, студент Сергей Максименко и старший оперуполномоченный 7-го отдела ГУБОП МВД РФ майор Владимир Белашев.

Прославился «Реввоенсовет» после того, как его активисты весной 1997 года взорвали памятник Николаю II, а потом заминировали памятник Петру I работы Зураба Церетели на Крымской набережной. Свои действия участники группировки объясняли несогласием с широко обсуждавшейся тогда идеей захоронить тело Ленина. Осенью 1997 года Игорь Губкин был задержан по подозрению в мошенничестве, его соратники решили отомстить. Для очередного теракта они выбрали газораспределительную станцию в Люберцах. Бомбу, правда, сотрудники спецслужб обнаружили почти сразу, «революционеров» задержали по «горячим следам», но быстро отпустили под подписку о невыезде.

Губкин, получив свободу, отправился в родной Владивосток, где был вскоре задержан за убийство коммерсанта и приговорен к 14 годам колонии. Остальным лидерам РВС приговор был вынесен в апреле 2002 года. Валерий Скляр получил 6,5 лет колонии, Сергей Максименко — 8,5, Владимир Белашев – 10,5 лет,  Владимир Радченко – 4,5 года. Позже Игорю Губкину за его «революционную» деятельность дали 19 лет колонии.

В декабре 2008 года Страсбургский суд посчитал, что при рассмотрении дела были нарушены права Белашева, фактически призвав Россию отменить приговор. Верховный суд РФ отправил дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд, который 21 июня вынес свой вердикт.

История с «Реввоенсоветом» не столь проста, как кажется на первый взгляд. Правоохранительные органы до сих продолжают расследование о том, как члены этой группировки занимались «отмыванием» и обналичиванием десятков миллионов долларов. По данным «Росбалта», выйти на подпольную финансовую контору Следственному комитету (СК) при МВД РФ удалось в рамках уголовного дела в отношении представителей банка «Новатор». Милиционеры выяснили, что прямо в его московском офисе находились два кабинета с вывеской «кредитный отдел», которые занимали Валерий Скляр и некий гражданин, представлявшийся Пахомовым. Они предлагали клиентам сразу несколько схем по легализации средств.

По данным Комитета по финансовому мониторингу (КФМ), через Скляра в России меньше чем за год было обналичено и отмыто $131 млн. Примечательно, что происходило это в тот момент, когда над Скляром шел суд за его «революционную» деятельность.

Как только Валерий Скляр освободился из колонии, сотрудники СК при МВД РФ допросили его. Однако «революционер» заявил, что к обналичиванию денег отношения не имел, а работал рядовым клерком в банке «Новатор». Дальнейшее расследование привело к неожиданным результатам. Следователи выяснили, что учредителем одной из фирм, задействованных в схеме по обналичиванию денег, является бывший оперативный сотрудник СИЗО «Лефортово», который непосредственно курировал членов «Реввоеносвета», пока они находились под стражей после ареста. Потом «революционеры» загадочным образом были отпущены до суда на свободу, а сотрудник СИЗО «Лефортово» уволился.

Почти сразу после этого в банке «Новатор» и появился «кредитный отдел», занимавшийся незаконными финансовыми операциями. Сотрудник СИЗО также был допрошен следователем, он подтвердил, что поддерживал отношения с членами «Реввоеносовета», когда они находились под стражей.   Но после этого расследование дела застопорилось, а Скляр исчез загадочным образом и считается погибшим.

Александр Шварев