Скуратов: Листьева убили не «питерские»

«Авторитет» Юрий Колчин неожиданно назвал исполнителей и заказчиков расстрела Владислава Листьева. Среди них - Константин Яковлев (по кличке Костя Могила) и опальный олигарх Борис Березовский. Но, как стало известно «Росбалту», за убийством стояли совсем другие люди.

«Авторитет» из Санкт-Петербурга Юрий Колчин, отбывающий крупный срок за участие в убийстве депутата Госдумы Галины Старовойтовой, неожиданно дал показания и по другому громкому делу – о расстреле тележурналиста Владислава Листьева. Он назвал имена исполнителей преступления, а также заказчиков – «авторитета» Константина Яковлева (Костя Могила) и опального бизнесмена Бориса Березовского. Руководивший расследованием убийства Листьева бывший генпрокурор Юрий Скуратов сообщил «Росбалту», что фамилии и исполнителей, и заказчиков известны правоохранительным органам, однако это совсем не те люди, которых назвал Колчин. Березовский же подозревается в том, что знал о готовящемся убийстве тележурналиста, но ничего не предпринял.

О том, что Колчин дал показания по «делу Листьева» сообщила интернет-газета Фонтанка.ру. Согласно информации издания, Колчин, будучи другом экс-депутата Госдумы Михаила Глущенко (находится в СИЗО по обвинению в убийстве трех человек на Кипре) и бизнесмена Василия Владыковского, стал свидетелем нескольких встреч, на которых обсуждалась возможность убийства Листьева. Во время этих бесед Костя Могила предложил Эдуарду Канимото (участнику одной из преступных группировок) расправиться с тележурналистом в счет погашения крупного долга. По информации Фонтанки.ру, Канимото согласовал этот вопрос со своими руководителями - Владыковским и «ночным хозяином» Санкт-Петербурга Владимиром Кумариным, которые дали добро на выполнение «заказа».

Непосредственно в убийстве принимали участие Канимото, некто Валерий Суликовский и еще один человек. Сам Колчин предоставил киллерам квартиру в Москве. Сразу после преступления, согласно данным издания, Яковлев, Кумарин и Глущенко встретились в Москве с настоящим «заказчиком» убийства – Борисом Березовским, пригрозили ему разглашением информацией о том, кто стоит за расстрелом Листьева, после чего олигарх стал платить дань питерским «авторитетам».

Стоит отметить, что Юрий Колчин, отбывающий 20-летний срок за участие в убийстве Галины Старовойтовой, делает уже не первое признание по различным громким делам. Это позволяет «авторитету» избегать отправки в колонию для отбывания наказания, также под каждые такие показания он пытается выпросить у следствия какие-либо преференции для себя и членов своей семьи. Проверить его информацию по «делу Листьева» крайне сложно – большинство названных им людей были убиты в разное время.

По мнению бывшего генпрокурора Юрия Скуратова (занимая высокий пост, он курировал расследование убийства Листьева), скорее всего, и на этот раз Колчину просто «захотелось прокатиться в Москву». «Еще когда следственные действия были в активной стадии, мы неоднократно сталкивались со случаями признательных показаний в убийстве Листьева, - сообщил «Росбалту» Юрий Скуратов. – Всю подобную информацию лично отрабатывал следователь Петр Трибой. Уже на пятом-шестом вопросе допроса все признававшиеся допускали «проколы» и становилось очевидно, что к преступлению они не имеют никого отношения».

По словам Скуратова, еще в бытность его генпрокурором следствию стало известно, «кто исполнитель и кто заказчик» убийства Листьева, однако тогда «просто не дали ничего сделать». «Никто из названных Колчиным людей не фигурировал в материалах дела», - отметил Юрий Скуратов. По его данным, только Борис Березовский мог знать о готовящемся преступлении, «скрывал свою осведомленность и наблюдал за тем, как будут развиваться события с высоты своего тогдашнего положения». «Никаких денег Березовский за убийство не платил и «заказчиком» не являлся. В тот момент были более заинтересованные в этом преступлении люди», - отметил экс-генпрокурор.                   

Ранее Юрий Скуратов сообщал «Росбалту», что следствию  удалось выяснить, что накануне своей смерти Владислав Листьев встречался с Березовским в доме приемов «Логоваза». «Сам Березовский на допросе сначала отрицал этот факт, потом признал его, но тему беседы с Листьевым назвать категорически отказался», - отмечал Скуратов. Так или иначе, но после разговора олигарх улетел за границу, в момент убийства Листьева он находился в Лондоне.

Как заявил агентству бывший генпрокурор РФ Юрий Скуратов, хорошие перспективы раскрыть это убийство были, когда дело вел следователь Петр Трибой, но тогда этого «сделать не дали». Я считаю, что расследование дела об убийстве Листьева приостановлено незаконно, - полагает Юрий Скуратов, - поскольку и сейчас шансы на успех у следователей есть».

Как уже сообщал «Росбалт», согласно данным Интерпола, два лидера одной из группировок и два весьма известных в то время бизнесмена (они названы в материалах Интерпола) решили устранить Листьева. Бизнесмены после обещанного гендиректором ОРТ Листьевым запрета на рекламу на телеканале могли понести огромные убытки: прибыли от рекламы уже были заложены в ряд коммерческих проектов. В свою очередь, «авторитеты», могли лишиться своих денег, которые им исправно отчисляли эти два бизнесмена.

Отвечал за проведение операции «авторитет» по кличке Душман, который курировал в группировке вопросы, связанные с рекламным бизнесом. Он, в свою очередь, поручил «заказ» ранее судимому  руководителю нескольких криминальных бригад по кличке Квакин, а тот распорядился расправиться с журналистом лидеру бригаду Скрылу. На роли исполнителей были подобраны пять человек, в том числе и бывшие военные.  Злоумышленники некоторое время следили за Листьевым. Ехали за ним и 1 марта 1995 года.

Когда журналист подошел к подъезду, преступники сообщили об этом двум своим сообщникам, которые в тот момент уже находились в здании. После убийства, по версии следствия, участники преступления уехали за границу, в том числе в Чехию, а двое непосредственных исполнителей скрылись в Израиле. Укрываться им там помогал друг Скрыла по кличке Киевский, являющийся гражданином Израиля.

По данным Интерпола, уже в мае 1995 года большинство представителей криминального мира, имевших отношения к убийству Листьева, собрались в Праге в ресторане «В Холубу». Там присутствовали один из лидеров преступной группировки, а также Душман, Квакин и Скрыл. Участники сходки были задержаны местной полицией, но вскоре их отпустили на свободу.

Квакин 6 июля 1995 года был арестован греческими властями в аэропорту Афин за хранение героина. Его заключили в тюрьму «Коридаллос» в Пирее, однако впоследствии освободили. По данным Интерпола, Скрыл позже скончался при загадочных обстоятельствах. По официальной версии — от передозировки наркотиков.

МВД РФ вело переговоры с израильскими властями о возможности совместных действий в отношении подозреваемых, однако произошла «утечка» информации. А вскоре один из предполагаемых киллеров – Александр Агейкин - был обнаружен мертвым в Тель-Авиве. По официальной версии, он также скончался от передозировки наркотиков. Судьбу остальных подозреваемых выяснить так и не удалось. По данным источников «Росбалта», большинство из них уже нет в живых.

В 1996 году Генпрокуратура выдвинула версию о том, кто мог получить «заказ» и организовать преступление. Таким человеком посчитали авторитетного бизнесмена с Солнцевского проспекта столицы Игоря Дашдамирова. В милицейских базах он на тот момент значился как «солнцевский авторитет» по кличке Душман, в бригаду которого входили пять человек. 

Однако в розыск его объявили вовсе не по делу Листьева, а по обвинению в изнасиловании. В ориентировке на Дашдамирова говорилось следующее: «Особо опасен. Может использовать паспорт на фамилию Дмитров. Может быть вооружен. При обнаружении срочно сообщить в ГУВД Москвы».

Летом 1996 года Дашдамирова задержали спецслужбы Грузии и экстрадировали в Москву. Здесь подозреваемого неоднократно допрашивали в связи с убийством Листьева, но этим всем и ограничилось. Дашдамирову предъявили обвинение в изнасиловании, он получил 3,5 года тюрьмы и уже в 1999 году вышел на свободу.

Само уголовное дело об убийстве Листьева, как уже сообщал «Росбалт», было приостановлено с формулировкой «в связи с невозможностью установить лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности».

Александр Шварев