Московия застряла на МКАДе

Заявление Сергея Собянина о необходимости развивать «агломерацию» с Подмосковьем эксперты трактуют по-разному. Однако они уверены, что речь идет скорее о взаимовыгодном сотрудничестве двух регионов, в выстраивании которого у «тюменца» Собянина есть немалый опыт.

Заявление мэра Москвы Сергея Собянина о необходимости развивать «агломерацию» с Московской областью оставило равнодушными разве что тех, кто не выезжает за пределы своих районов. Мало-мальски «продвинутая часть» населения столичного региона давно понимала всю противоестественность отношений между начальниками, руководящими столицей и областью, фактически единым регионом с условным названием Московия. Ярче всего это выражается в дорожно-транспортной сфере, где отказ от диалога выливается в дополнительные пробки и мучения для множества людей.

Каковы перспективы исправления сложившейся более чем за десятилетие ненормальной ситуации? Опрошенные корреспондентом «Росбалта» эксперты отмечают дурную роль, которую играл личный конфликт недавно ушедшего мэра Москвы Юрия Лужкова и действующего губернатора Московской области Бориса Громова – известного генерала, последнего командующего советскими войсками в Афганистане, пришедшего к власти в Подмосковье в декабре 1999 года, однако ныне тоже переживающего далеко не лучшие политические дни.

«Конфликт был очень острый, - заметил лидер партии «Яблоко», экс-депутат Мосгордумы Сергей Митрохин, - практически не было никакого взаимодействия. Лужков об этом сказал так однажды: «У нас разные представления о предназначении власти». Что он имел в виду, не знаю». На самом деле, понятно, конечно, что имелось в виду.

«Главным было стремление Москвы диктовать свои правила игры, - считает директор Института продвижения инноваций Общественной палаты РФ Вячеслав Глазычев, - что легко получалось с предыдущим губернатором, который был слабым и податливым (Анатолий Тяжлов – «Росбалт»), и вызвало достаточно жесткое сопротивление со стороны Громова, которого, естественно, такая вещь ставила на дыбы. Конфликт перешел в чисто личностное неприятие взаимное».

«Мне кажется, что сейчас будет легче, по той простой причине, что в отношениях Громова и Лужкова было очень много личного, - подчеркнула профессор МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. – Бодание было очень сильное, потому что Лужков сделал несколько заявлений, которых никакой губернатор просто не стерпел бы».

Эти заявления экс-градоначальника, по данным Зубаревич, состояли в следующем: «Он усиленно предлагал расширить Москву до «первой бетонки». Забрать самые лакомые, «инвестируемые» куски Московской области и оставить ее с Волоколамском и Наро-Фоминском. У них были очень жесткие конфликты по поводу свалок. Громов требовал, чтобы Москва платила, а Москва отвечала: «Мы вам построили МКАД, а вы по внешней стороне МКАД понатыкали торговых точек, ваш бюджет с этого живет».

Это очень важно для понимания ситуации, ибо конфликт двух сильных личностей – еще далеко не все. Имеется целый ряд противоречий вполне объективного характера.

«Чем хуже в Москве, тем лучше в области, - подчеркнул директор Института региональной политики Булат Столяров. - Московский жилищный коллапс означает рост цен на недвижимость в области. Транспортный коллапс выносит часть деловой активности из Москвы в область. Чудовищная цена земли в Москве капитализирует область. Опухающая от рабочей силы и денег Москва сбрасывает что-то в область. Стратегически это плохо и для области тоже, но тактически можно что-то выиграть».

Даже если не соглашаться со столь радикальным тезисом, нельзя не признать, по словам Глазычева, «совершенно очевидных проблем». «Одна из них транспортная, другая – свалки ТБО, - констатирует Вячеслав Глазычев. - И третья – «сыгрывание» отношений с новым строительством. Новое жилье совершено не обязательно строить так, как оно строилось до сих пор, - а именно присоединением, так или иначе, дополнительных территорий к Москве».

«Очень остро стоит проблема мусора, который Москва вывозит в область. Экологические вопросы – Москва окружена лесозащитной полосой, - отмечает Сергей Митрохин. – Вот в Москве Ленинградка на две полосы шире, чем в Химках. И в Москве транспортный коллапс, - а в Химках застроили резервную полосу и предлагают взамен тянуть дорогу через Химкинский лес, который уничтожается с согласия области. А Москву спросили?»

Понятно, что амбиции экс-военачальника Громова не могли смириться с «миноритарным» положением по отношению к Лужкову. Но Подмосковье еще и гораздо беднее Москвы. Бедными являются, конечно, не владельцы роскошных дач, а, прежде всего, областной бюджет, который к тому же виртуозно ограбил бывший областной вице-премьер и министр финансов Алексей Кузнецов, ныне объявленный в федеральный розыск. Похищенные Кузнецовым средства, по заявлению МВД, буквально на днях были «возвращены России» – речь идет о 25 млрд рублей. Насколько это выручит именно областной бюджет, покажет ближайшее будущее. Все же вырисовывается «несолидная» картина: невозможно представить себе подобное в Москве в самые худшие из «лужковских» лет.

«Странно: Лужкова обвиняют в коррупции, а про Громова ни слова, хотя у него зам убежал в Америку с миллиардом долларов бюджетных денег, - говорит Митрохин, - и этот зам никак не «существует» в информационном пространстве».

Отсюда и некоторые действия областных властей, которые можно отнести к категории «жестокость против изощренности»: первоначальное согласие Громова на вырубку практически всего Химкинского леса и отвод полосы шириной аж в 3 км под будущую автотрассу и богатейшую инфраструктуру к ней (впоследствии полоса была скорректирована до 100 метров). Но не отличались деликатностью и многие столичные действия – например, то же жилищное строительство, в результате которого кусок подмосковной территории в Щербинке путем судебных решений «перекочевал» к Москве.

Доколе этот «обмен любезностями» будет продолжаться? Все эксперты отмечают необходимость «федерального арбитра» в споре Москвы и области. И тот факт, что при новом мэре Собянине «федеральный фактор» резко возрастает, уже к лучшему.

«Во-первых, Собянин воплощает прямую связь с Федерацией, - отметил Вячеслав Глазычев. - И это очень существенно, потому что отношения между двумя субъектами Федерации без включения, так или иначе, федерального горизонта – чего раньше не происходило, – рабочими быть не могут. Во-вторых, на свежую голову это гораздо проще, нет этой предыстории, конфликта на пустом месте».

«У Собянина, очевидно, более плотные отношения с федеральными властями, - говорит Наталья Зубаревич, - а Громов очень сильно подвешен из-за того безобразия, которое творится с финансами области, огромных долгов, набранных в свое время его бывшим министром финансов, – область сейчас просто сидит на федеральных дотациях, она не в состоянии расплатиться с долгами. Соответственно условия для того, чтобы посадить этих двух руководителей за стол и принять некие важнейшие решения, связанные с организацией движения на выездах из Москвы, конечно, гораздо лучше теперь».

«Посадить за стол» - да, теперь проще. А вот дальше – сложнее. 

«Говорить-то они поговорят, - отмечает далее Зубаревич, - а вот какие управленческие решения могут быть приняты? У Московской области просто нет денег на то, чтобы инвестировать. Ее долг превышает две трети доходов ее бюджета: это гигантский долг, она им не может управлять. В городе Москве бюджет просел в 2009 году почти на четверть, в этом году ситуация немножко получше. Но все равно настолько выросли социальные расходы – по данным за 8 месяцев, это 20% всех расходов бюджета, – и соответственно просели инвестиции. Раньше московские инвестиции достигали 40% всех инвестиций РФ. Это все очень сильно поджалось, – но сказать, что Москва совсем бедная, конечно, нельзя».

Проводить необходимые строительные и дорожные работы, по мнению профессора Зубаревич, надо «на деньги Москвы в сочетании с федеральными». «Собянин может перенаправить какие-то федеральные потоки: в любом случае, он это сделает легче, чем Лужков, - отметила собеседница агентства. - Но сколько готов дать федеральный центр? Я не очень понимаю расклады на самом верху, но бюджет-то дефицитный».

Никто из экспертов не поддерживает идею объединения Москвы с Подмосковьем, которая все активнее циркулирует в наши дни. Впервые выдвинутая около 10 лет назад, она имеет несколько версий, наиболее популярную из которых, по данным Натальи Зубаревич, отстаивал и сам Лужков: ближнее Подмосковье присоединить к Москве, а дальнее, все эти «Наро-Фомински и Волоколамски», хоть бы и по соседним областям раздать. Другой вариант: объединение города со всей областью в один крупнейший субъект Федерации, которому предстоит подобрать название. Для Громова и его администрации в таком раскладе места не находится. Но экспертов куда больше волнует другое.

«Думаю, что, во-первых,  это сейчас невозможно, – говорит Глазычев. - Прежде всего, потому что на поглощение области Москвой элементарно нет денег. Это надо систему московских льгот распространить еще на 6-7 млн человек. Как-то никто не учитывает, что, между прочим, это деньги, которых совершенно нет у Москвы, пока нужно чинить бюджетный дефицит».

Главное же: зачем все время искать решения любых проблем «на самом верху»?

«Если взять международный опыт, - рассказал директор Института реформирования общественных финансов Владимир Климанов, - то статус столичного города внутри федеративного государства решается везде по-разному. Мы можем найти почти полные аналогии с Москвой-Подмосковьем в виде Берлина и земли Бранденбург, которой он окружен, Вены и окружающих земель Австрии. Правда, столица самой земли Бранденбург вынесена вне пределов Берлина, в Потсдам. Но был известный референдум по возможному объединению. И «против» высказались как раз жители окружающей территории, потому что негативных элементов в таком объединении могут усмотреть достаточно много».

Одно из достоинств Сергея Собянина как градоначальника отметил доцент кафедры публичной политики Высшей школы экономики Александр Кынев. «Между прочим, Собянин был губернатором Тюменской области, – напомнил политолог. - Там есть входящие в область Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа. И там тоже была дискуссия по поводу объединения территорий. И понятно, что власти области были в этом заинтересованы. Но кончилось тем, что были заключены соглашения между округами и принята программа сотрудничества. По ряду ключевых вопросов они действуют совместно: программа дорожного строительства, охрана бассейна реки Иртыш и т.д. У Собянина такой опыт есть. Почему не заключить такую же программу с Московской областью?»

Короче говоря, перекраивать территории нет нужды, а договариваться между собой мэру и губернатору придется, кто бы персонально ни сидел в их креслах. Это может занять долгое время и стоить недешево.

Леонид Смирнов