Вся правда об убийстве Станислава Маркелова

По делу об убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой перед судом предстанут Никита Тихонов и Евгения Хасис. «Росбалту» удалось выяснить, кого еще подозревают в этом преступлении и какие другие громкие убийства могла совершить эта группа.

Генеральная прокуратура утвердила обвинительное заключение по уголовному делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналиста «Новой газеты» Анастасии Бабуровой. Перед судом пока предстанут националисты Никита Тихонов и Евгения Хасис, материалы в отношении неустановленных участников преступления выделены в отдельное производство. «Росбалту» удалось выяснить, как проходило расследование, чем Тихонов и Хасис занимались, находясь в бегах, кого оперативники еще подозревают в преступлении, какие другие громкие убийства могла совершить эта группа.

От фаната «Спартака» до лидера националистов

По данным «Росбалта», Никита Тихонов родился в 1980 году во вполне благополучной семье. Его отец являлся бывшим сотрудником внешней разведки. В семилетнем возрасте Никиту сбила машина, он больше месяца пролежал в больнице с двойным переломом ноги и черепно-мозговой травмой. Впрочем, никаких психических отклонений после случившегося врачи у него не обнаружили. Как выяснили оперативники, в 15-летнем возрасте Тихонов, болевший за футбольный клуб «Спартак», стал ходить на матчи команды, а потом примкнул к одному из фан-движений, среди участников которого оказались националисты. Помимо футбола, Никита увлекался историей России, читал много соответствующий литературы. В результате, как считают в спецслужбах, у подростка сформировались националистические взгляды, которые он еще в школе начал подтверждать делом.

Так, Никита сделал себе несколько соответствующих татуировок (среди них - словосочетание на английском языке «Моя раса - моя стая»), он серьезно занялся самбо и боксом, вместе с другими фанатами «Спартака» принимал участие в массовых драках. Чаще всего соперниками молодых людей были представители движения «антифа». В 1996 году во время одного из побоищ Тихонов был серьезно избит, получил травму головы и позвоночника, долгое время лечился. Несмотря на это, на следующий год он сумел окончить школу и поступить на исторический факультет МГУ.

Несколько сокурсников Никиты тоже оказались националистами, уже вместе с ними и старыми знакомыми по фанатскому движению он стал посещать концерты различных националистических музыкальных групп, где сошелся с представителями создававшейся тогда группировки скинхедов «Объединенные бригады-88» («ОБ-88», последние цифры символизируют приветствие «Хайль Гитлер»).

Вскоре Тихонов стал одним из видных представителей «ОБ-88». Согласно данным оперативников, к 2000 году его ближайшее окружение состояло из следующих людей: Алексей по кличке Коршун (личность этого человека пока не установлена), лидер «ОБ-88» по кличке Сергей Сергеевич (или СС), Андрей Бормот (Борман), Александр Паринов (Румын). Вместе с ними (а также с другими националистами) Тихонов принимал участие в различных драках, в первую очередь -с антифашистами. Никита, как и другие представители «ОБ-88», считал своими главными врагами не «рядовых приезжих», а тех людей, кто их поддерживает (идеологических противников).

Во время драк нередко доставалось и самому Тихонову. В 2001 году у станции метро «Парк культуры» ему железным прутом сломали несколько пальцев руки и разбили голову. Спустя год Никита вновь оказался в больнице: после драки у него была сильно рассечена бровь, шрам от ранения остался до сих пор.

В том же 2002 году, уже являясь хорошо известным и пользующимся авторитетом в националистической среде человеком, он окончил истфак МГУ. Отец предложил пристроить его на работу в Росвооружение, однако молодой человек неожиданно отказался, из-за чего у него возник конфликт с родителями. Никита, который к тому времени уже писал статьи для различных сайтов, заявил, что хочет в дальнейшем заниматься журналистикой. В результате он вместе с несколькими приятелями трудился в газете «Реакция», потом перешел в «Аргументы недели», работал в информагентстве «МиК». Примечательно, что в двух последних СМИ, статьи Тихонова не были посвящены политике или национальной тематике. Он писал о строительстве жилья, о социальных проблемах, экономике.

Во всех СМИ, где работал молодой человек, о нем отзывались очень положительно - как о спокойном, уравновешенном, ответственном сотруднике, который никогда не высказывал националистических взглядов. Большинство знакомых Никиты рассказывали оперативникам, что он очень начитанный человек, интересный собеседник и хороший друг.

Как-то у приятелей Никиты возник конфликт с уроженцами Чечни, те назначили для выяснения отношений встречу в Москве. На нее приехал один Тихонов. Кавказцы оценили мужество молодого человека, бить его не стали, но высмеяли испугавшихся друзей Никиты, что его сильно задело. В другой раз Тихонов увидел, как нетрезвый мужчина пристает на улице к пожилой женщине. Он с одного удара отправил хулигана в нокаут.

В 2003 году Никита Тихонов входил в предвыборный штаб кандидата в депутаты Госдумы, экс-министра финансов Бориса Федорова. Спустя год вместе с приятелем Ильей Горячевым (Студент) создал журнал «Русский образ», откуда позже выросло одноименное националистическое движение.        

 «Кровь и Честь»  

Однако, по данным спецслужб, Тихонов продолжал оставаться одним из значимых активистов «ОБ-88», он не только принимал участие в драках, но и готовил большинство идеологических материалов этой организации.

Его жизнь серьезно изменилась в апреле 2006 года, когда в Москве был убит представитель движения «антифа» 19-летний Александр Рюхин. Следователи заподозрили, что преступление совершили члены «ОБ-88», в том числе Бормот и Паринов. Всех их неоднократно допрашивали. Тихонов, как он признался позже оперативникам, переживал, что его друзей преследуют, тогда же он из Интернета впервые узнал об адвокате Маркелове, представлявшем в данном деле интересы потерпевшей стороны. А в ноябре 2006 года Борман позвонил Никите и сказал, что вынужден был дать показания о причастности Тихонова к убийству, поэтому ему лучше дома не появляться. После этого молодой человек вначале жил у друзей, а потом и вовсе ушел на подпольное положение, поскольку его объявили в розыск.

Тогда же Тихонов стал собирать информацию о роли во всей этой истории адвоката Маркелова, который постоянно высказывал недовольство ходом расследования, требовал найти и задержать Паринова и Тихонова.

В подполье Никита обзавелся двумя поддельными паспортами на имена Валерия Комарова и Андрея Тарасова. Сам он пытался зарабатывать на жизнь, трудясь на одном из подмосковных авторынков. Однако, как выяснили оперативники, главным источником его доходов были средства, передаваемые Сергеем Сергеевичем. К тому времени «ОБ-88» уже не была столь активна в Москве, многие ее члены стали вполне респектабельными бизнесменами и выделяли движению деньги для товарищей, находившихся на нелегальном положении.

По данным правоохранительных органов, в подполье взгляды Никиты стали еще более радикальными, он вошел в московскую ячейку международной профашистской организации Blood & Honour Combat-18 («Кровь и Честь Комбат-18», последние цифры символизировали связь с Адольфом Гитлером), лидером которой являлся молодой человек по кличке Опер. При этом Тихонов стал заявлять, что националистам в дальнейшем надо действовать только нелегально и исключительно методом силы - взрывами, убийствами и т.д. По его мнению, именно таким образом можно будет совершить в стране революцию, благодаря которой националисты придут к власти. В качестве примера он приводил Ирландскую республиканскую армию. На почве таких радикальных взглядов Никита и познакомился с Евгенией Хасис, которая стала его гражданской женой.

Евгения Хасис родилась в 1985 году. В четырехлетнем возрасте она тоже получила серьезную травму головы, упав с двухярусной кровати. Когда девочке было десять лет ее родители развелись, спустя четыре года Евгения перевелась на обучение в школу-экстернат и пошла работать в интернет-магазин. Там она проделала путь от продавца до директора по развитию, однако потом неожиданно оставила эту работу и перешла трудиться в автосалон. На момент ареста Хасис числилась сотрудником компании «1С: Бухучет и торговля».

В свое время девушка через Интернет познакомился с представителями националистических движений, прониклась их идеями, входила в различные группировки. При этом она всегда утверждала, что все вопросы с оппонентами надо решать только самыми радикальными методами. Евгения серьезно занималась спортом, в 2008 и 2009 годах была чемпионкой Москвы по тайскому боксу. Ее тело тоже украшает нацистская татуировка в виде свастики.

В отличие от Тихонова, большинство собеседников оперативников отзывались о Хасис негативно: как о человеке, стремящемся добиться своей цели любыми методами, злопамятной девушке, постоянно предлагавшей кого-нибудь убить или взорвать.

Тихонов и Хасис подготовили для «Комбат-18» «Программу-2020», основной смысл которой сводился к тому, что различные националистические группировки должны совершать «громкие» убийства и теракты, конечной целью которых должна стать революция и приход профашистов к власти в 2020 году. Авторы документа указывали, что если какое-то из преступлений осталось незамеченным для СМИ, то можно считать, что его не было.

Для «раскрутки» убийств и взрывов был создан интернет-бренд «Боевая организация русских националистов» (БОРН), который должен был брать на себя ответственность за все операции группировок. Оперативники выяснили, что пресс-релизы БОРН готовил лидер «Комбат-18» Опер, он же рассылал их в различные СМИ.

Помимо идеологической, по данным правоохранительных органов, была создана и боевая группа, в которую, помимо Тихонова и Хасис, вошли и другие лица - Коршун, Моня, Эд, Василий. Данная группа имела свой арсенал оружия. При обыске квартиры, где скрывались Евгения и Никита, были обнаружены пистолет «Браунинг» 1910 года выпуска, револьвер 1895 года выпуска, автомат «Калашникова», четыре гранаты Ф-1 времен ВОВ. «Браунинг» был любимым пистолетом Тихонова, он почти никогда не расставался с ним.

Как убили Маркелова и Бабурову       

Как выяснили оперативники, националисты составили довольно большой список потенциальных жертв, на первом месте в котором значился Станислав Маркелов. Как признался сыщикам Тихонов, он ненавидел адвоката не только за то, что тот преследовал его и друзей, но и за то, что Маркелов помогал «чеченским террористкам». По версии правоохранительных органов, дальше события развивались следующим образом. В ноябре 2008 года Тихонов, Хасис, а также, как подозревают в правоохранительных органах, Коршун и Моня организовали слежку за юристом, тайно сопровождали его во время встреч, поездок на личной машине и в метро.

Позже Никита признался сыщикам, что во время, когда он следил за адвокатом, Маркелов несколько раз общался с Анастасией Бабуровой, и Тихонову показалось, что корреспондент «Новой газеты» обратила на соглядатая внимание. Но от запланированного убийства националисты отказываться не стали.

Просматривая анонсы событий для СМИ, Тихонов обнаружил, что 19 января 2009 года у Маркелова намечена пресс-конференция на улице Пречистенка. Никита когда-то работал неподалеку - в агентстве «МиК», хорошо знал окрестности, поэтому решил именно там и совершить нападение.

Как установили правоохранительные органы, еще до начала пресс-конференции напротив здания Международного пресс-центра (Пречистенка 17/9) заняла позицию Евгения Хасис. У нее на голове была бейсболка, поверх которой натянут капюшон от пуховика. Милиционеры подозревают, что где-то рядом могли находиться Коршун и Моня. Тихонов приехал на Пречистенку отдельно от товарищей и занял позицию в начале улицы, в сквере у памятника Энгельсу. В кармане его куртки лежал «Браунинг», а в сумке на поясе - запасная обойма.

По окончании мероприятия Маркелов вышел из здания вместе с Бабуровой и направился к своей машине, которая были припаркована у дома 1, совсем рядом с Тихоновым. У сыщиков есть подозрения, что Евгения и Никита поддерживали связь друг с другом при помощи раций. Так или иначе, Хасис двинулась параллельно своим жертвам по другой стороне улицы. Тихонов увидел возлюбленную, та ему подала условный сигнал, после чего он натянул на нижнюю часть лица шарф (он был в кепке длинным с козырьком) и пошел навстречу адвокату и журналистке.

Обойдя их, Никита выхватил пистолет и выстрелил Маркелову в затылок. В этот момент обернулась Бабурова, Тихонов решил, что она сможет его опознать, поскольку видела раньше, и выпустил пулю в лицо девушке. После этого он произвел контрольный выстрел в адвоката и бросился бежать в сторону метро. На пути ему попалась группа прохожих, которых Никита, махнув пистолетом, заставил разойтись. В этот момент у него сполз шарф, поэтому лицо молодого человека запомнило много свидетелей. Далее Тихонов вошел в вестибюль станции метро «Кропоткинская», но у него неожиданно не сработала карточка на проезд. Ему пришлось проскочить через турникет вслед за какой-то бабушкой. Всю поездку в метро он закрывал лицо белым платком. 

Примечательно, что Хасис не сразу скрылась с места происшествия. Свидетели видели, как она с противоположной стороны улицы некоторое время наблюдала за происходящим.                   

Ножевые бои 

По данным оперативников, сразу после преступления Тихонов и Хасис съехали со съемной квартиры на другую, Никита сжег свой паспорт и в дальнейшем пользовался только документами на имена Валерия Комарова и Андрея Тарасова. По одному из паспортов он уехал на Украину, откуда родом были некоторые его соратники. Потом он вернулся в Россию, где развернул вместе с Хасис бурную деятельность в националистическом движении.

Жили они, соблюдая все меры конспирации. В частности, по своим мобильным телефонам молодые люди общались только друг с другом. Знакомым место встречи Тихонов назначал исключительно звонком с уличных таксофонов. Своих координат никому не оставлял. О том, кем он является на самом деле, знали только самые его старые друзья, новым знакомым он представлялся либо Ромой, либо Андреем Тарасовым. На это имя он даже получил удостоверение сотрудника журнала «Имеешь право».

Осенью 2009 года молодые люди записались на курсы боя к бывшему начальнику служб безопасности НБП по кличке Гуру. Тихонов обучался у него ножевому бою, а Хасис - рукопашному. Как потом выяснили оперативники, почти в каждом старом знакомом Тихонова Хасис видела потенциального врага. Так, его однокурсник, тоже националист, как-то высказал сомнение, что «Евгения является русской». Узнав об этом, Хасис стала требовать от возлюбленного разобраться с обидчиком. Правда, Никита уговорил приятеля извиниться перед девушкой. В другой раз она, решив, что Гуру является сотрудником спецслужб, уговорила Тихонова отказать от дальнейших занятий.  

Стоит отметить, что версия о возможной причастности к убийству Маркелова и Бабуровой бывших членов «ОБ-88» появилась у следователей почти с самого начала расследования. Они пытались найти Тихонова и Парминова, но быстро выяснили, что те уже много лет живут в подполье, также было неизвестно, находятся ли эти люди до сих пор в России. В результате СКП, помимо этой версии, стало отрабатывать и другие (Маркелов в разное время защищал Эльзу Кунгаеву, убитую полковником Юрием Будановым, журналиста Михаиле Бекетова, защищавшего Химкинский лес и зверски избитого в Подмосковье).

Выйти на след Тихонова удалось осенью прошлого года, в рамках мероприятий в отношении лидеров экстремистских движений. В квартире на улице Свободы, где в тот момент жили Тихонов и Хасис, была установлена прослушивающая аппаратура. Молодые люди много говорили о подготовке своих операций, но что-либо конкретное про убийство Маркелова и Бабуровой упоминали редко. Тогда спецслужбы вбросили в СМИ информацию, что брат Маркелова Михаил заплатил крупную сумму за информацию об убийцах, а один из националистов «сдал» исполнителей. После этого Тихонов и Хасис начали активно говорить о совершенном преступлении, пытаться вычислить предателя.

Также они обсуждали, что надо в срочном порядке бежать на Украину, а в случае штурма квартиры – дать достойный отпор с помощью оружия.

Не только Маркелов и Бабурова?

Тихонов и Хасис были задержаны 4 ноября 2010 года. Кроме оружия, в их квартире нашли накладные бороды, усы, парики, нацистскую литературу, также были изъяты их письменный архив и информация с компьютера. Хасис с самого начала отрицала свою причастность к преступлению. Тихонов после задержания признался в убийстве, но заявил, что совершил его один, по мотивам личной мести. Позже он от своих показаний отказался, утверждая, что был задержан не на улице Свободы, а у одной из станций метро. Там его сильно избили и привезли в квартиру, где уже находилась закованная в наручники Хасис. Поэтому и к оружию, которое нашли в этом помещении, молодые люди, по версии Тихонова, отношения не имеют. По его словам, в преступлении он сознался, поскольку ему угрожали всякими неприятностями, которые могут причинить Евгении.

24 декабря заместитель генерального прокурора Российской Федерации Виктор Гринь утвердил обвинительное заключение в отношении Никиты Тихоновы и Евгении Хасис. Они обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 105 УК РФ (убийство) и ч.ч. 2 и 3 ст. 222 УК РФ (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия). Кроме того, Тихонову предъявлено обвинение по ч.3 ст. 327 УК РФ (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков).

В отдельное производство выделено дело в отношении «неустановленных лиц», которые могли принимать участие в преступлении. В частности, на сайте ГУВД Москвы в разделе «розыск» висит фотография Коршуна, который значится как неизвестный. По данным оперативников, лидер «Комбат-18» Опер еще до ареста Тихонова и Хасис уехал из России, он может находиться в Белоруссии. Также милиционеры активно ищут загадочных Эда, Василия и Моню. 

korshun

Коршун

В правоохранительных органах полагают, что националисты из окружения Евгении и Никиты могут быть причастны и к другим громким преступлениям, в том числе - совершенным после ареста Хасис и Тихонова. В частности, к ряду убийств: федерального судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова (апрель 2010 года), 2009 года антифашиста Ивана Хуторского (ноябрь 2009 года), антифашиста Ильи Джапаридзе (июнь 2009 года), чемпиона мира по тайскому боксу Муслима Абдуллаева (декабрь 2009 года), члена кавказской националистической группировки «Черные ястребы» Расула Халилова (сентябрь 2009 года).

Во время обысков по «делу Маркелова» у националистов были обнаружены фотографии всех этих людей, следствие располагает записями разговоров о планируемых убийствах «неугодных».

10 мая 2010 года Следственный отдел по ЮАО СУ СКП РФ по Москве на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления) закрыл в отношении Тихонова уголовное дело об убийстве антифашиста Рюхина . Оказалось, что все доказательства вины Никиты строились исключительно на показаниях Бормота, который вообще не присутствовал при этом убийстве. Таким образом, обвинение, из-за которого Тихонов и вынужден был уйти в радикальное подполье, развалилось.

Герман Александров

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Следователь по «делу Немцова» станет замом Бастрыкина