Москва - все новости
9 сентября 2011, 17:48

Общественники надеются, что при Собянине исторические названия в Москве будут восстановлены

МОСКВА, 9 сентября. Предприниматель Василий Бойко-Великий и священник Дмитрий Смирнов объяснили журналистам, почему они стали вывешивать на своих зданиях таблички с другими названиями улиц. Как передает корреспондент «Росбалта», о. Дмитрий и Бойко-Великий выступили с разъяснениями в пятницу на пресс-конференции общественного фонда «Возвращение».

Как рассказал известный предприниматель, глава компании «Русское молоко» Василий Бойко-Великий, его головной офис расположен на улице, которая ведет от метро «Улица 1905 года» к Ваганьковскому кладбищу. Исторически она более 250 лет называлась Большой Ваганьковской улицей. Однако в 1922 году советская власть переименовала ее в Большую декабрьскую в честь боевых дружинников – участников вооруженного восстания в декабре 1905 года. 

Бойко-Великий заявил, что, будучи православным монархистом и безусловным противником коммунистов и революционеров, он решил сделать шаг на пути к восстановлению исторической справедливости и распорядился повесить на стене дома №3, где расположен его офис, табличку со старым историческим названием, а рядом – другую табличку с нынешним советским названием. «Никакой путаницы не было, - подчеркнул предприниматель, – "Скорая помощь" не плутала, а пожаров у нас, слава Богу, не было, пожарные не приезжали».

Выразив надежду на то, что при мэре Сергее Собянине все исторические названия в Москве будут восстановлены, Бойко-Великий заверил, что на его офисе в любом случае останется двойная табличка. Он напомнил, что это – нормальная практика многих городов мира.

Известный московский священник протоиерей Димитрий Смирнов рассказал, что и он  аналогичным образом восстановил историческую справедливость. Храм Святителя Митрофана Воронежского, где о. Димитрий является настоятелем, расположен на 2-й Хуторской улице, которая до революции 1917 года именовалась Царской. В отличие от своего коллеги по фонду, священник вывесил на храме только одну табличку  со старым наименованием  и сурово заметил: «Пусть кто-нибудь попробует тронуть!»