Столыпин вместо Ленина, Ключевский вместо брата его

Разговоры о необходимости разобраться с советскими и коммунистическими названиями ведутся в Москве периодически. На этот раз, непосредственных поводов было несколько. Один из них - решение федерального правительства увековечить память Столыпина.

Разговоры о необходимости разобраться с советскими и коммунистическими названиями в стране, где номинально уже 20 лет нет советской власти, ведутся в Москве периодически. На этот раз непосредственных поводов было несколько. Один из них - решение федерального правительства увековечить память Столыпина.

На эту тему решили высказаться люди, которые наименованиями занимаются вплотную много лет – речь идет об общественном фонде «Возвращение». Перед журналистами предстали несколько членов фонда, часть из которых имеет известность, особенно в столичных кругах. Это, например, известный священник протоиерей Димитрий Смирнов, известный предприниматель Василий Бойко-Великий, а также незаслуженно подзабытый ныне Вадим Дормидонтов – председатель комиссии Моссовета, которая в 1992 году обеспечила переименование исторических названий в центре Москвы, в пределах Садового кольца.

Сам Дормидонтов, правда, слово «переименование» не любит: он сразу жестко заявил, что выступает именно за возвращение исторических названий, уничтоженных в свое время большевиками. И лишь в небольшой части случаев речь идет о переименовании как таковом – о необходимости или желании переименовать то, что было большевиками названо впервые, но, увы, уж очень неудачно названо.

В основном, фонд добивается именно возвращения: как сообщил Вадим Дормидонтов, для начала подготовлено 73 наименования, включая несколько «валов». Дело в том, что, как напомнил президент фонда Юрий Бондаренко, после грандиозного прорыва 1992 года благородное дело застопорилось, и за пределами Садового кольца по-прежнему процветают названия советские.   

Очень быстро разговор зашел все-таки именно о переименованиях. К тому было несколько причин: во-первых, в Москве так и не решен вопрос с районом по Ленинградскому направлению, где находится станция метро «Войковская» и «целый куст» улиц и проездов его имени. Уже надоело повторять, что большевик Петр Войков (настоящее имя Пинхус Вайнер, если уж на то пошло) был участником убийства царской семьи в 1918 году – как химик, он руководил уничтожением трупов. Вероятно, Войков и не удостоился бы такой пышной памяти, если бы в 1927 году не убили его самого – в Варшаве, где он был советским послом. Все это давным-давно жевано-пережевано – да только воз-то и ныне там!

Оказывается, и собянинская мэрия не готова переименовывать «Войковскую». Причем, этого и сделать нельзя. Есть городской закон «О наименовании территориальных единиц, улиц и станций метрополитена». И статья 15 данного закона гласит: «Изменение наименований территориальных единиц, улиц и станций метрополитена производится в исключительных случаях, а именно:

— при восстановлении исторически сложившихся наименований, имеющих особую культурно-историческую ценность;

— при изменении статуса и/или функционального назначения соответствующего объекта;

— в целях устранения дублирования наименований в пределах территории города».

Так что, нельзя «Войковскую» переименовать: станция метро-то изначально строилась под этим названием, оно для нее родное.

В полной мере осознавая это, лидеры фонда «Возвращение», как законопослушные граждане, обращаются к депутатам Московской городской думы с предложением: внести всего одно небольшое изменение в одну статью одного закона. Дополнить статью 15 пунктом 4 примерно следующего содержания:  «разрешается переименование в целях отказа от использования имен, мероприятий, компаний и событий, не внесших значительного положительного вклада в развитие России или Москвы».

Если это произойдет, можно будет убрать с карты Москвы имя Войкова, даже не копаясь в очередной раз в его преступлениях. Ну, не сделал Петр Лазаревич ничего явно и существенно хорошего ни для Москвы, ни для России в целом! Да и дело с концом, здравый смысл восторжествует. Только надежда на то, что это скоро осуществится, весьма призрачна. Ну, не хочет бюрократия работать, - хотя для современного благополучного чиновника рыцари плаща и кинжала типа Войкова – скорее уж враги.

Теперь о Столыпине. Юрий Бондаренко напомнил о правительственной инициативе назвать парком имени Столыпина «сквер у Белого Дома». Но с точки зрения правых интеллигентов из фонда «Возвращение», как-то это половинчато и куцо. Сам  Бондаренко предложил три более достойных варианта: первый – это переименовать в честь Столыпина разом все «войковское». Если нет, что ж – на выбор, либо Комсомольский проспект, либо проспект 60-летия Октября. Улицы все важные, а названия одно другого банальнее.

Тут вмешался о. Димитрий Смирнов и заявил, что хотел бы видеть Столыпинским именно Ленинский проспект. А доктор исторических наук Владимир Лавров добавил, что есть идея и насчет улицы Дмитрия Ульянова – «притока» этого проспекта.

Владимир Ильич Ленин, как известно, был средним братом в семье, и судьба всех трех братьев была очень разная, хотя из революционного направления никто из них не выпадал. Старший брат Саша, как опять-таки хорошо известно, в юности покушался на царя, за что и поплатился жизнью. А младший брат Дмитрий Ильич как-то по истории прошел стороной.

По официальным данным, Дмитрий Ильич принял живейшее участие в революции и гражданской войне, устанавливал советскую власть в Крыму и множестве других мест. Очевидно, эти данные все-таки не из пальца высосаны, - а все же как-то нет в истории Дмитрия Ильича. Его даже никто ни в чем не обвиняет -  страшную бойню оставшихся в Крыму офицеров устроил явно не он – его просто никто не помнит. Врач по образованию, Дмитрий Ильич работал в Наркомздраве, в политику, особенно при Сталине, и носу не показывал и тихо скончался в санатории осенью 1943 года на 69-м году жизни.

Через 20 лет после смерти Дмитрия Ильича, когда прокладывали Ленинский проспект, то самую зеленую и престижную из примыкающих к нему улиц назвали в честь младшего брата Ленина. В этом была несомненная логика – советская. Но времена-то уже 20 лет как изменились! И вот какие соображения высказал историк.

На улице Дмитрия Ульянова находится Институт российской истории РАН, еще масса научных учреждений. И правильнее было бы такой «исторической» (не в смысле, старой) улице носить имя великого историка. Самым достойным из таковых выступавшие единогласно признают Василия Ключевского – к тому же, его улицы в Москве до сих пор нет. Как рассказал Владимир Лавров, фонд уже обращался с этой просьбой в мэрию, но получил отказ.

Ну, а пока бюрократия все тормозит, некоторые общественники, обладающие капиталом и недвижимостью, начинают понемногу восстанавливать справедливость явочным порядком своими силами. Собственно, в этом состоял другой повод для встречи с прессой: парочка небольших городских скандалов.

Так, Василий Бойко-Великий, глава агрохолдинга «Русское молоко», предприниматель и православный монархист, имеющий репутацию «эксцентричного миллионера» (на пресс-конференцию он пришел в белом кафтане с золотыми позументами, хотя коротком, как современный пиджак) рассказал о своем опыте в деле топонимики. Его головной офис расположен на улице, которая ведет от метро «Улица 1905 года» к Ваганьковскому кладбищу. Исторически она более 250 лет называлась Большой Ваганьковской улицей. Однако в 1922 году советская власть переименовала ее в Большую декабрьскую в честь боевых дружинников – участников вооруженного восстания в декабре 1905 года. 

Бойко-Великий распорядился повесить на стене дома №3, где расположен его офис, табличку со старым историческим названием, а рядом – другую табличку с нынешним советским названием и разъяснениями. «Никакой путаницы не было, - подчеркнул предприниматель, – Скорая помощь не плутала, а пожаров у нас, слава Богу, не было, пожарные не приезжали». Эксцентричный миллионер заверил, что на его офисе в любом случае останется двойная табличка. Он напомнил, что это – нормальная практика многих городов мира.

В свою очередь, протоиерей Димитрий Смирнов рассказал, что и он аналогичным образом восстановил историческую справедливость. Храм Святителя Митрофана Воронежского, где о. Димитрий является настоятелем, расположен на 2-й Хуторской улице, которая до революции 1917 года именовалась Царской. В отличие от своего коллеги по фонду, священник вывесил на храме только одну табличку – со старым наименованием – и сурово заметил: «Пусть кто-нибудь попробует тронуть!»

Если Юрий Бондаренко полон горького скепсиса насчет ближайших перспектив, то Бойко-Великий, напротив, выразил твердую надежду на то, что именно при Сергее Собянине справедливость восторжествует, и все исторические наименования в Москве будут возвращены.

Леонид Смирнов

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.