Москва меняет подход к охране памятников

Культурная общественность столицы взбудоражена инициативой городских властей, согласно которой арендаторам, решившим за свой счет отреставрировать здание – памятник архитектуры, будут предоставлены существенные льготы.


© Фото Леонида Смирнова

Культурная и архитектурная общественность столицы взбудоражена последней инициативой городских властей, которая, по идее, должна немало поспособствовать реставрации ценных старинных зданий. Речь идет о том, что добросовестных инвесторов, желающих взять в аренду здание-памятник и отреставрировать его, город готов отблагодарить значительными льготами по арендной плате.

Новые правила, о введении которых заявил руководитель столичного Департамента культурного наследия Александр Кибовский, и которые подтвердил мэр Сергей Собянин, столь же просты, сколь и смелы. Богатый человек или организация арендуют здание, причисленное к памятникам, проводят настоящую, «научную», как принято говорить, реставрацию с бережным и тщательным воссозданием исторического облика, при этом также добросовестно внося арендную плату. И тогда, если все сделано на совесть, город заключает уже новый договор об аренде: на очень большой срок – 49 лет – и с чисто символической арендной платой в 1 рубль за 1 кв. метр в год. А возможен и разговор о выкупе здания в собственность на взаимовыгодных условиях.

Идея была озвучена в ходе посещения мэром в сопровождении Кибовского и представителей общественности отреставрированной усадьбы Соболевских-Соймоновых на Малой Дмитровке, 18. Арендаторы используют старинный особняк в представительских целях, как подобает большому бизнесу. Восстановлено же все, по свидетельству всех собравшихся, изумительно: отмечают и уникальные паркеты, и роспись по дереву, и напольную мозаику, и лепнину, и камины (см. репортаж «Росбалта»).

Мэр столицы вручил диплом конкурса «Московская реставрация» инвестору – директору компании «Олимпийский дом» Сергею Мартынову. «К сожалению, таких положительных примеров не так много, - констатировал Сергей Собянин. - Значительная часть памятников истории и архитектуры в центре города находятся в плачевном состоянии». И пообещал новую политику поощрения столь добросовестных арендаторов.

Ибо та политика, что ведется до сих пор, частной реставраторской деятельности, в общем, не способствует. О чем поведал, например, тот же Сергей Мартынов газете «Ведомости»: «Нынешнее московское законодательство, при котором, вложившись в реставрацию здания, ты не имеешь на него никаких прав, является главным препятствием для инвесторов. Срок аренды всего 25 лет, половина из которых тратится на реставрацию. За оставшееся время инвестор не только прибыли не получит, но даже не окупит затрат… А пока что мы вкладываем деньги в объект, принадлежащий кому-то другому, - естественно, таких, как мы, немного».

Что ж, учитывая, что исторических зданий в Москве много (можно с осторожностью отметить – пока еще много), а бюджетных средств на все отнюдь не хватает – как не хватает их и нигде в мире – инициативу мэрии можно только приветствовать. Эксперты, к которым обратился корреспондент «Росбалта», подтвердили безусловное благо нововведения, отметив при этом и целый ряд сложностей.

«Это мера, к которой мы призывали все время, что существует наша организация, - рассказала координатор движения «Архнадзор» Наталья Самовер. - Я понимаю, что решение очень непросто далось городским властям. Потому что существуют определенные ограничения на сдачу в аренду городского имущества, поскольку закон запрещает понижать его доходность. Есть такие проблемы с бюджетным законодательством, которые нужно будет еще преодолеть. Я думаю, что если, в порядке эксперимента, такая деятельность будет признана удачной, тогда этот опыт можно будет распространить на всю Россию и внести соответствующие изменения в законодательство. Пока это инициатива Москвы, и это эксперимент».

«Единственное, что меня может здесь тревожить – это, насколько жестким будет контроль со стороны города, - отметила собеседница агентства. - Очень большой соблазн у арендатора, во-первых, всемерно преуменьшить объем реставрационных работ, которые ему вменены в обязанность, а потом, когда он получит это право на льготную аренду, он не должен забывать, что у него памятник, а по-прежнему обращаться с домом как с памятником. А Москомнаследие должно его контролировать».

Еще одна проблема состоит в том, что многие здания-памятники занимают объекты социальные (какие-нибудь вузы или больницы), которые не располагают большими средствами и не могут провести научную реставрацию. «Я опасаюсь, что может появиться другой претендент, который придет к городу и скажет: «Дайте мне это здание, я его отреставрирую и спасу, - а эти, которые сейчас его занимают, его не спасут», - подчеркнула Самовер. - Так что невозможно полностью переложить задачу реставрации на арендатора».

Но главное даже не в этом. «Надо понимать ограниченность этой программы, потому что это касается только статусных, охраняемых памятников, – заметила также эксперт. - А основная проблема Москвы на самом деле не в памятниках. Основная масса погибающей исторической застройки не имеет статуса памятника. Таких домов в Москве многократно больше».

Все же, по мнению Натальи Самовер, хотя бы для памятников инвесторы должны найтись, «учитывая, что новая городская администрация резко сократила объемы нового строительства офисного в центре». Еще осторожнее высказался директор Института продвижения инноваций Общественной платы РФ Вячеслав Глазычев, напоминая, что затраты на подлинную научную реставрацию древнего здания бывают очень высоки. И, как правило, даже перспективы щедрых льгот по аренде не могут конкурировать с доходами, которые приносит «обычная коммерческая недвижимость».

«Сама такая возможность замечательна. Буду счастлив, если найдутся те, кто действительно ею воспользуется. Но особых иллюзий не питаю, - отметил Глазычев. - Это довольно дорогое удовольствие. Конечно, оно зависит от объекта. Но, чтобы честолюбие приобретающих могло реализоваться, они должны иметь достаточный «запасец».

Даже в таких высококультурных странах, как Великобритания, проблема сохранения и реставрации архитектурных ценностей достаточно остра, «потому что желающих брать это на себя не обнаруживается», рассказал Глазычев, отметив, что «очень часто сами владельцы памятников не могут их содержать».

Естественно, содержать роскошный дом подразорившемуся барину, мирному философу, сибариту или дауншифтеру совершенно не по карману. В западных странах такие проблемы решаются, хотя и не просто «Самый лучший пример – «Национальный трест» в Англии, - рассказал Глазычев. - Фактически это такой «общак», в который вкладываются частные лица и корпорации, кто угодно, – и который позволяет выкупать и использовать множество замков и поместий, по разным правилам, с проживанием владельцев и т.д. А средства на это собираются с миру по нитке. Это требует действительно корпоративного усилия всего общества».

Леонид Смирнов