Россиян обманули трижды

Минимальный продуктовый набор россиянина стоит 2 тыс. 419 рублей. На основании этой суммы высчитывается большинство социальных выплат. При этом действующий состав потребительской корзины не пересматривался с 2006 года.

Минимальный продуктовый набор москвича, по подсчетам Мосгорстата, сегодня стоит 2 тыс. 829 рублей (в среднем по России, как свидетельствует Росстат, - 2 тыс. 419 рублей). На основании этой суммы высчитывается прожиточный минимум, а затем и большинство социальных выплат. При этом действующий состав корзины не пересматривался с 2006 года.

В первый раз потребительскую корзину (помимо продуктов, в нее входят еще товары и услуги) «собрали» в 2000 году. Тогда ее называли «корзинкой физиологического выживания». Именно так – с уменьшительным суффиксом, ибо ничего объемного туда не «положили». Но, правда, намеревались: кризисный рацион предполагалось пересмотреть через годик-другой и впредь делать это не реже, чем через каждые пять лет.

Однако второе обсуждение потребительского минимума случилось только в 2006 году. А закон, принятый по его итогам, передвинул контрольную границу с 2010-го на 2011-й. Но и сегодня московские бедняки живут по нормам шестилетней давности. В мае прошлого года депутаты Мосгордумы почти единодушно проголосовали за то, чтобы ориентироваться в 2011-2012-м на корзину-2006. Эта бережливость объяснялась новой методикой расчета, которую до сих пор разрабатывают в федеральном правительстве и которую обещают утвердить теперь уже только в 2013 году.

В Минздравсоцразвитии собираются пополнить корзину мясом, рыбой, овощами и фруктами. Если все получится, у россиян в кои-то веки появится «лукошко», адаптированное к современным схемам потребления. Но, увы, не раньше 2014-го. Пока же придется зарубить на носу: для нормального существования взрослому трудоспособному мужчине достаточно съедать в месяц 20 кг молочных продуктов, 11 кг хлеба, 9 кг картошки, 8 кг овощей, 2,5 кг фруктов, чуть больше килограмма жиров (масел и маргарина), 16 яиц и 1,8 кг сладостей. Что до мяса, то ему с лихвой хватит 4,25 кг, и еще 1,8 кг рыбы. Получается, этот здоровый и работящий мужчина может претендовать не более чем на 200 г мяса-рыбы в сутки (немецкому военнопленному, для сравнения, полагалось 160 г).

«Можно ли в Москве питаться на три тысячи в месяц? Ну, конечно, нет! – возмущается старший научный сотрудник Института биологической безопасности РАН, президент общенациональной Ассоциации генетической безопасности, специалист в области питания Александр Баранов. - Где-то в глубинке еще можно просуществовать - за счет заготовок. Картошка, капуста, соленья есть - три тысячи можно потратить только на мясо и крупы. Но в Москве на эту сумму, я вас уверяю, прожить невозможно. Год-два человек проживет в таком режиме, а потом просто потеряет здоровье. Через некоторое время точно начнутся проблемы с желудочно-кишечным трактом. Я уже не говорю о потере умственных способностей».

«Эта корзина мала для человека», - подчеркивает эксперт. Впрочем, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института экономики РАН Людмила Ржаницына в свою очередь напоминает корреспонденту «Росбалта», что «минимальная продуктовая корзина определяется по нормам НИИ питания: умереть не дадут». Но тут же оговаривается: «есть реальная жизнь, а реальность заключается в том, что правительство не видит этой проблемы». «Почему надо пересматривать потребительскую корзину? Потому что жизнь меняется, норма потребления меняется, состав и структура расходов меняется – иначе это все превращается в чистый формализм, - негодует Ржаницына. - На малообеспеченную публику никто не хочет деньги выкладывать. У Минфина это ахиллесова пята».

Еще немного цифр. Москвичу, чьи доходы стремятся к прожиточному минимуму, на год и три месяца отмеряется семь пар носков и шесть пар обуви (и летней, и зимней, и демисезонной), в которых придется походить на год дольше. Кроме того, за семь с половиной лет он вправе сменить три предмета верхней одежды, а за четыре года и один квартал – девять костюмов и платьев. Зато на случай, если у человека возникнет неодолимой силы потребность в постельном белье, законодатели предусмотрели сразу 15 новых комплектов на семь лет.  

Из услуг составители потребительской корзины принимают во внимание только поездки на общественном транспорте (мужчинам дают 900 в год, а женщинам – 975), расходы на «коммуналку», которые рассчитываются исходя из нормы в 18 кв. метров на горожанина. 5% от ежемесячных трат на услуги закладываются на культпоходы, а 15% - на непредвиденные обстоятельства. Прожиточный минимум трудоспособного москвича, напомним, в декабре снизился с августовских 10 тыс. 737 рублей до 10 тыс. 417 рублей.

И хотя глава столичного департамента соцзащиты Владимир Петросян, когда озвучивал эти данные, уточнил, что и для работающих москвичей, и для пенсионеров установлены более высокие планки минимальной зарплаты и пенсии, этот, как он выразился, «служебный показатель» используется при расчете других социальных выплат. В том числе – детских пособий. Они, безусловно, постоянно растут, но до сих пор остаются в пределах от 800 рублей в месяц (для ребенка из малообеспеченной семьи) до шести тыс. (за воспитание малыша с инвалидностью). Достаточно этого? А врачи? А анализы? А улучшенное питание?

«По сути, с 2000 года потребительская корзина почти не изменилась, - заостряют внимание в Независимой федерации профсоюзов России (НФПР). - В 2006 году пересматривали даже не состав, а совсем уж явные промахи: добавили транспортные услуги. Корзину тогда не актуализировали, а чуть-чуть «подрихтовали». Потребителей трижды обманули: в 2006-м, в 2010-м, когда перенесли пересмотр на 2011-й и в 2011-м, когда так ничего и не пересмотрели».

Каких позиций принципиально не хватает в действующей структуре минимальных расходов? Затрат на услуги: она не учитывает платные обследования, не учитывает лекарства, которых нет в льготных перечнях, но которые все равно надо покупать, отказываясь от «лишних» продуктов. «Новые услуги появляются постоянно, - добавляют в НФПР. - Скоро в «квиточки» включат колонку «ремонт жилья». У нас будет новая статья расходов, которую никто не учитывает. Понятно, что деньги на дополнительные расходы мы берем из питания. Эта непропорциональность приводит к тому, что мы во всем себе отказываем, чтобы оплатить обязательные услуги».

Дарья Миронова