«Пыль» патриарха начала превращаться в золото

Представители патриарха Кирилла требуют от кардиохирурга Юрия Шевченко незамедлительно перечислить на их счет 19,7 млн рублей. В такую сумму суды оценили ущерб, нанесенный квартире патриарха пылью с наночастицами.

Представители патриарха Кирилла потребовали от известного кардиохирурга, бывшего министра здравоохранения РФ Юрия Шевченко незамедлительно перечислить на их счет 19,7 млн рублей. Именно в такую сумму столичные суды оценили ущерб, нанесенный пылью с наночастицами, которая якобы прилетела в апартаменты Кирилла из расположенной по соседству квартиры Шевченко. Адвокаты Шевченко называют решения служителей Фемиды «абсолютно незаконными» и «неправовыми».

Семье Юрия Шевченко поступило письмо за подписью Лидии Леоновой, которая прописана в одной квартире с Владимиром Гундяевым (мирское имя патриарха Кирилла) в престижном «Доме на набережной» (улица Серафимовича, д. 2). В нем она просит исполнить решение Замоскворецкого суда Москвы и «в течение трех дней с момента получения настоящего письма» перечислить на указанный счет в Сбербанке 19,7 млн рублей. При этом Леонова ссылается на то, что во время досудебной подготовки дела представители Шевченко якобы сами предложили ей забрать у них столь крупную сумму, поскольку ответчик «обладает значительными денежными средствами».

«Это письмо – провокация, - заявили «Росбалту» представители Юрия Шевченко. - Во время досудебной подготовки никаких подобных предложений Леоновой не делалось. Какой смысл Леоновой было продолжать слушания, если бы мы выразили готовность заплатить всю требуемую сумму?».

По словам адвокатов, во время судебных заседаний об аресте квартиры Юрия Шевченко в «Доме на набережной» (в качестве обеспечения иска Леоновой) они заявили, что такая мера ничем не обоснованна, поскольку не исследовано наличие или отсутствие у их доверителя 19,7 млн рублей. «Вначале надо было выяснить, есть ли у Шевченко возможность выплатить 19,7 млн рублей, а только потом уже накладывать арест на недвижимость, - отметили представители кардиохирурга. - Однако суд этого делать не стал, а сразу арестовал квартиру. Мы указали суду на данный момент, а Леонова поворачивает все так, будто мы добровольно предложили заплатить 19,7 млн рублей».

Цель Лидии Леоновой, по словам представителей Шевченко, предельно ясна: как можно быстрее оставить кардиохирурга без квартиры в «Доме на набережной», которая соседствует с апартаментами патриарха. Одновременно с тем, как Леонова отправила данное письмо, она получила на руки исполнительный лист о взыскании с Шевченко 19,7 млн рублей и передала его судебным приставам.

Согласно действующей сейчас процедуре, приставы должны вручить исполнительный лист Шевченко, а он - в течение трех дней после этого перечислить деньги на счет не Леоновой, а судебного департамента. Если этого не происходит, приставы начинают изучать, есть ли у кардиохирурга 19,7 млн рублей – делать запросы по месту работы, в различные банки и т.д. Обычно на подобные исследования, учитывая большое количество исполнительных листов, находящихся в производстве приставов, уходят месяцы. И только убедившись, что нужной суммы у Шевченко нет, приставы должны приступить к описи его имущества, в том числе квартиры, находящейся по соседству с апартаментами Гундяева.

Как подозревают представители Шевченко, Леонова хочет избежать этой длительной процедуры и попытается лишить кардиохирурга квартиры в кратчайшие сроки. Она может сослаться на то, что Шевченко не перечислил 19,7 млн рублей после ее письма, соответственно, таких денег у него нет, и можно сразу приступать к описи имущества. «Учитывая то, какими ускоренными темпами принимаются абсолютно все решения по данному делу, мы ничему не удивимся, - сообщили «Росбалту» представители Шевченко. - Достаточно сказать, что иск Леоновой поступил в Замоскворецкий суд 14 июня 2011 года, в этот же день была назначена дата судебного заседания. Других аналогичных примеров в нашей богатой судебной практике еще не было».

Примечательно, что процедура исполнительного производства по иску Леоновой была начата еще до того, как Замоскворецкий суд окончательно объяснил все мотивы своего решения о взыскании 19,7 млн рублей. Только 12 апреля должны состояться слушания, на которых судья Людмила Лобова обещает разъяснить представителям Шевченко, что в ее решении означают термины «пыль» и «наночастицы». «Пыль - это не правовое понятие, образование ее возможно от грязи, а никак от наночастиц, тоже неправового понятия, введенного в дело Замоскворецким судом и им же не объясненного», - указано в надзорной жалобе адвокатов Шевченко в Мосгорсуд. В ней также ставится вопрос о приостановлении действий оспариваемых судебных актов (о взыскании с Шевченко 19,7 млн рублей и наложении ареста на квартиру) «ввиду той поспешности, с которой Замоскворецким судом принимаются меры к реализации исполнения данных судебных актов».

«Создается полное впечатление бесполезности наших обращений по обжалованию судебных актов, абсолютно незаконных и неправовых с нашей точки зрения, - отмечают представители Шевченко в надзорной жалобе. - Статья 6 Европейской конвенции о правах человека представляет нам право на справедливое судебное разбирательство, невзирая на лица, будь то патриарх или экс-министр».

Как уже сообщал «Росбалт», в 2010 году известный кардиохирург Юрий Шевченко приобрел квартиру в «Доме на набережной», которую подарил своей дочери Ксении (у нее четверо детей). Во время ремонта выяснилось, что пятикомнатные апартаменты этажом выше принадлежат Владимиру Гундяеву. Некая Лидия Леонова, которая прописана в одной квартире с патриархом, подала иск к Шевченко с требованием выплатить ей 19,7 млн рублей. В такую сумму был оценен ущерб от пыли и наночастиц, якобы попавших в жилище Кирилла во время ремонта. Замоскворецкий суд и Мосгорсуд вынесли решения в пользу Леоновой, на квартиру семьи Шевченко был наложен арест. Представители кардиохирурга отмечают, что при вынесении решений были допущены многочисленные и грубые нарушения закона. Кроме того, они указывают на то, что регистрация имущества на имя патриарха, являющегося монахом, противоречит уставу РПЦ. В частности, в кассационной жалобе защиты Шевченко в Мосгорсуд (оставленной позднее без удовлетворения) говорится: "…Не привлеченный к участию в деле собственник квартиры В. М. Гундяев, будучи Святейшим Патриархом Московским и всея Руси и одновременно монахом, по Уставу Василия Великого, в соответствии с 6-м правилом Двухкратного Собора и Уставом РПЦ не вправе владеть какой-либо собственностью".

Михаил Черняк