Суд: Подача иска к патриарху – злоупотребление правом (фото)

Представители кардиохирурга Юрия Шевченко получили определение Замоскворецкого суда об отказе в иске к Владимиру Гундяеву о незаконном обогащении.

Представители известного кардиохирурга Юрия Шевченко получили определение Замоскворецкого суда об отказе в иске к Владимиру Гундяеву (патриарху Кириллу) о незаконном обогащении. Из документа следует, что судиться с патриархом - значит злоупотреблять правом.

Как сообщили «Росбалту» представители Юрия Шевченко, за свою богатую юридическую практику они еще не сталкивались со столь странным документом. «Это какой-то верх кривосудия», - отметили собеседники агентства. «Поскольку предметом и основанием двух гражданских дел являлись отношения, вытекающие из обязательств по возмещению ущерба, производство по которым завершено, суд приходит к выводу об отказе в принятии заявления», - сообщает судья Андриясова. При этом в документе фамилию патриарха она везде пишет с ошибкой – «Гуняев».

Судья также строго указывает на то, что «не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах». По мнению Андриясовой,  подача нового иска по скандальному делу, по которому с Шевченко взыскано в пользу Лидии Леоновой (прописана в одной квартире с Гундяевым) 19,7 млн рублей, ничто иное как злоупотребление.

«В судах были рассмотрены дела о взыскании с Шевченко ущерба в размере 19,7 млн рублей и о незаконности договора дарения квартиры его дочери Ксении, - отмечают представители кардиохирурга. - Поскольку вся сумма ущерба переведена на счет Леоновой, ответчик вправе требовать передачи ему предметов, которые признаны полностью непригодными к употреблению. Ведь их стоимость уже полностью оплачена. Вот и был подан соответствующий иск к Леоновой и Гундяеву. А нам отвечают, что все вопросы сняты во время рассмотрения исков Леоновой, а ваш мы рассматривать отказываемся». По словам адвокатов, во время слушаний они пытались заявить иск о незаконном обогащении, но им отказали, сославшись на то, что это преждевременно – деньги Леоновой пока не уплачены.

Как ранее сообщили "Росбалту" представители Юрия Шевченко, в сумму в 19,7 млн рублей, которая была перечислена хирургом на счет Лидии Леоновой, входили 2,6 млн рублей за испорченную мебель из апартаментов патриарха. По российскому законодательству, все пришедшие в негодность предметы должны быть переданы ответчику, то есть Шевченко. Иначе получится, что истец получил и мебель, и полную ее стоимость, что расценивается как незаконное обогащение. Адвокаты Шевченко подали иск, в котором потребовали от патриарха и Леоновой отдать 13 стульев, два дивана, кресло и три ковра. "Только таким образом мы сможем наконец увидеть, что же это за предметы и почему были так дорого оценены судом", - сказали ранее "Росбалту" представители Шевченко.

Напомним, что в 2010 году в квартире Владимира Гундяева в знаменитом московском "Доме на набережной" была обнаружена пыль. Прописанная в апартаментах Лидия Леонова (патриарх заявил известному журналисту Владимиру Соловьеву, что это его троюродная сестра) пришла к выводу, что пыль проникла из расположенной по соседству квартиры Юрия Шевченко. Кардиохирург купил эту недвижимость незадолго до инцидента, а потом подарил дочери Ксении, у которой четверо детей. Леонова подала в Замоскворецкий суд иск к Шевченко на 19,7 млн рублей. Этот иск был удовлетворен в крайне сжатые сроки. Столь внушительная сумма ущерба включала в себя следующие пункты: перевозка предметов из квартиры Гундяева и обратно – 376 тыс. рублей, ремонт квартиры - 7,3 млн рублей, аренда аналогичной жилплощади на время ремонта – 2,1 млн рублей, испорченная мебель и предметы интерьера – 2,6 млн рублей, спецочистка 970 книг – 6,3 млн рублей, уборка имущества -151 тыс. рублей. Кроме того, Замоскворецкий суд по требованию Леоновой наложил арест на квартиру семьи Шевченко.

В конце концов семья Шевченко перечислила сумму ущерба в 19,7 млн рублей, которая уже поступила на личный счет Леоновой. Сама Леонова категорически отказывалась организовать доступ представителей Шевченко к якобы испорченным предметам. Не дали такого разрешения и столичные суды, принявшие решение на основании лишь экспертизы, представленной стороной истца.

 Михаил Черняк