Древности приблизят к народу

Оксфордский университет и Ватикан сообщили о планах сотрудничества в области оцифровки 1,5 млн страниц редких и древних рукописей. "Росбалт" решил выяснить, какова ситуация с оцифровкой древних источников в России.


© shpl.ru

Оксфордский университет и Ватикан сообщили о планах сотрудничества в области оцифровки 1,5 млн страниц редких и древних рукописей, большая часть которых датируется XVI веком или ранее. "Росбалт" решил выяснить, какова ситуация с оцифровкой древних источников в России.

В России процесс оцифровки источников начался еще в середине 1990-х годов с создания электронных каталогов Российской национальной библиотеки (РНБ) и Российской государственной библиотеки (РГБ). По словам Павла Плотникова, директора по маркетингу корпорации ЭЛАР, которая работает в этом направлении уже 20 лет, это были первые крупномасштабные проекты в данной области. В начале 2000-х в процесс включились и архивы (включая архив администрации президента). Однако, как отмечает эксперт, проектов было не очень много, на раннем этапе не хватало технологий и специализированного оборудования

Второй пик пришелся на период после 2005 г. и, по мнению Плотникова, был связан с появлением на рынке более совершенного оборудования: оно стало универсальным и подходило под весь спектр задач заказчиков. В это же время начали подключаться к процессу создания электронных документов и регионы. До кризиса 2009 продолжался подъем, но в кризис большинство программ были урезаны. Начало следующего этапа отмечено выходом №210-ФЗ (Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг) в 2010 г., давший толчок развитию электронных ресурсов России. В связи с увеличением количества выделяемых средств, начинается новое возрождение процесса оцифровки документов и объемы создаваемых электронных ресурсов постоянно растут. По оценке эксперта, в настоящее время более 100 млн страниц документов переводится в электронный вид каждый год.

Программа «компьютеризации» учетно-фондовой работы ведется в архивах, музеях и библиотеках. В частности,  «в Государственном историческом музее программа информатизации была запущена в полном объеме  в 2005 году и постепенно проводится по определенному плану», - рассказала "Росбалту" заместитель директора по фондовой работе музея Марина Чистякова. «Если говорить о собрании рукописей  и старопечатных книг, то мы начали их оцифровку в 2008 года, с наиболее востребованных и редких источников, и за это время было переведено в электронный вид около 200-250 памятников», - добавила хранитель отдела рукописей Государственного исторического музея Елена Уханова.  Оцифрованные источники записываются на диск, так создается, с одной стороны, специальный страховой фонд, с другой, пользовательский, что позволяет одновременно сохранить подлинник и дать возможность читателям работать с оцифрованной копией. Но возникает другая, не менее важная проблема — сохранности этих дисков. «Поэтому в данный момент необходимо решить вопрос по закупке специализированной так называемый «ленточной библиотеки» для хранения оцифрованных копий», - отмечает Чистякова.

Если говорить о ситуации с оцифровкой архивных документов, то, по словам заместителя руководителя Федерального архивного агентства Олега Наумова, в настоящее время основные усилия архивистов направлены на оцифровку научно-справочного аппарата (описей) с целью создания единой государственной системы учета документов Архивного фонда России. «Предполагается, что к 2016 году в систему будет внесена информация обо всех фондах, описях и делах (250 млн единиц хранения) фонда, и эту информацию смогут получить все желающие через Интернет», -  сообщили "Росбалту" в Росархиве.

Следующими по востребованности идут генеалогические фонды. Это подтверждает известный российский генеалог Владимир Могильников: «Помимо описей в первую очередь оцифровываются массовые генеалогические источники, которые составляют приблизительно не более 1% государственного архивного фонда». По его словам, наиболее перспективным в этой области оказался проект Пермского архива («Поколения Пермского края»), однако его полная реализация приостановлена.

К наиболее крупномасштабным архивным онлайн-проектам России можно отнести ОБД «Мемориал» и «Подвиг народа», позволяющие найти образы документов о погибших в Великой Отечественной войне и образы наградных документов соответственно (более  50 млн документов). Они были выполнены корпорацией ЭЛАР по заказу Министерства обороны.

«К сожалению, культура очень часто финансируется по остаточному принципу, поэтому на оцифровку исторических источников денег доходит мало, - считает представитель ЭЛАРа Павел Плотников. - Особенно это касается редких и малоиспользуемых фондов, оцифровка документов которых производится, в первую очередь, для сохранности документов, нежели для постоянного пользования».

Это подтверждают и в Росархиве: «Оцифровка собственно документов ведется в ограниченных количествах». По словам Наумова, в основном производится оцифровка документов, внесенных в государственный реестр уникальных документов Архивного фонда. Как он рассказал Росбалту, в 2012 году предполагается оцифровать около 320 уникальных документов, находящихся в федеральных архивах, среди них Духовная грамота великого князя владимирского и московского Ивана I Даниловича Калиты, «Табель о рангах». Также в этом году планируется осуществить проект по оцифровке документов фонда Российского государственного архива древних актов (РГАДА)  - «Ландратские книги и ревизские сказки», общим объемом около 5 млн страниц.

Финансирование такого рода работы, ведущейся в федеральных архивах, осуществляется за счет средств федерального бюджета в рамках федеральной целевой программы «Культура России (2012-2018)», а в субъектах РФ оцифровка государственных и муниципальных архивов осуществляется за счет средств бюджетов соответствующих субъектов РФ.

Оцифровка любых древних документов — дорогостоящий процесс, который сопряжен с определенными трудностями. «Главное в создании электронной копии - не навредить документу», - отмечают в корпорации ЭЛАР. Поэтому первый принцип работы с таким материалом – бережность. Процесс оцифровки весьма трудоемкий и может проводиться при наличии трех составляющих: наличие специального оборудования; подготовка фолиантов к сканированию, на что зачастую приходится несоизмеримо больше времени, чем на саму оцифровку; требования к характеристикам оборудования. «Помимо того, что оцифровывать нужно аккуратно, важно еще и быстро, - подчеркивает Павел Плотников. - Если проект затягивается на десятки лет, он становится не нужен».

Примечательно, что оцифровка — еще не финальный этап работы с источником. После оцифровки крупного массива документов, необходимо создать поисковую базу с помощью процесса ретроконверсии (индексирования). Несмотря на то, что такая работа на порядок сложнее самой оцифровки, как замечают в корпорации ЭЛАР, она неизбежна, иначе в дальнейшем документы будет невозможно найти.

«Хоть процесс оцифровки исторических источников и ведется, но не всегда реализуется до интернет-проекта», - считает  генеалог Владимир Могильников. По мнению Плотникова, зачастую это связано с соблюдением авторских прав. «Ключевым препятствием в предоставлении широкого доступа к оцифрованным историческим источникам является тот факт, что документ, хранящийся в архиве или музее, является его «собственностью» и публикация материалов в открытом доступе может нарушать права организаций на использование документов», - отмечает эксперт.

Очевидно, что говорить об оцифровке исторических документов, как о массовом явлении или быстро развивающемся процессе в России, нельзя. А большим спросом пользуются пока не столько древние источники, сколько документы XIX и особенно XX веков.

Татьяна Кабанова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Над Ленинкой нависла угроза