Образование «прихлопнули» стандартом?

После скандалов и бурных обсуждений неожиданно тихо был принят новый госстандарт для полного среднего образования. Часть экспертов считает, что теперь под российскую школу заложена мина замедленного действия.


© Фото Марины Бойцовой

Новый образовательный стандарт для полного среднего образования общественность обсуждала с 2010 года. И вот окончательный вариант документа, определяющего на много лет вперед, каким будет образование в старшей школе, наконец, принят.

Учебная неделя на час дольше, обязательный ЕГЭ по иностранному языку, в расписании не меньше 9-ти предметов. Такие изменения привнесет в жизнь старшеклассников новый норматив. Кроме того, он предполагает, что обязательной в 10-11-х классах будет лишь часть предметов (математика, русский язык и литература, иностранный язык, история, основы безопасности жизнедеятельности и физкультура), а остальные курсы они смогут выбирать сами - в зависимости от выбранного профиля (гуманитарного, технического, естественнонаучного).

Именно таким образом разработчики документа намерены снизить нагрузку на будущих выпускников и освободить их от «ненужных» предметов, позволив сосредоточиться на основных для выбранного профиля. Не об этом ли мы, выпускники, теперь уже можно сказать, «старой» школы, мечтали? «Не пойду я на мехмат, не нужна мне эта математика», - так рассуждали многие. Правда, от математики старшеклассников новый стандарт все же не освобождает, а вот не учить физику и химию, выбрав из естественнонаучного профиля лишь экологию, вполне можно. Но готовы ли четырнадцатилетние подростки осмысленно выбирать или будут руководствоваться принципом «что попроще»?

Директор Института развития образования Высшей школы экономики Ирина Абанкина считает, что школьники должны научиться делать выбор, формировать свою образовательную программу. По ее мнению, это важнейшая компетенция, которая пригодится на протяжении всей жизни. Им предстоит выбирать вузы, факультеты…

К слову, уже после 9-го класса школьник вполне может пойти в колледж, лицей, старшую школу, а это не менее серьезное решение.

А вот учитель истории и обществознания, сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования "Учитель" Андрей Демидов, хотя идею перехода на профильное образование и поддержал, считает, что без четко выстроенной эффективной системы профориентации школьники не смогут грамотно сделать выбор в сторону тех или иных предметов.

«Предоставить старшеклассникам формальный выбор, не обучив грамотно это право использовать – то же, что дать удочку, не показав, как она работает», - заявил в интервью «Росбалту» педагог.

Он считает, что начинать изменять систему образования в сторону профильного стоит именно с усиления роли профориентации, причем еще в основной школе, чтобы к 10-му классу дети четко понимали, в каком направлении будут дальше двигаться. А с этим, как показала практика ЕГЭ, у нас не все так гладко (ведь самым популярным предметом по выбору продолжает оставаться обществознание). Демидов, хоть и сам его преподает, особого оптимизма и радости по этому поводу не выказывает.

«Получается, что обществознание – это некий «отстойник» для тех, кто не чувствует в себе силы сдать что-то другое. Люди бегут туда, где проще, потому что им все равно, куда поступать. Они не определились. Это серьезная проблема, решить которую можно благодаря профориентации», - считает эксперт.

Сомневается в готовности школьников к такому серьезному выбору и председатель всероссийского общества "Знание", первый зампредседателя комитета Госдумы по образованию, член фракции КПРФ Олег Смолин. По его мнению, соблазн не учить предметы, которые кажутся сложными, будет одолевать многих школьников.

«Ребенок в старших классах не понимает, что для полноценного образования ему нужно хоть на каком-то уровне познакомиться со всеми предметами, которые составляют полный цикл основных наук», - отметил собеседник агентства. Поэтому сам принцип выбора он не одобряет и уверен, что обязательными должны быть все предметы, но изучать их возможно с разной степенью углубленности.

А в том виде, в котором новый образовательный стандарт принят сейчас, он способен похоронить любые планы модернизации страны, лишив школьников комплексности знаний. Окончить школу и получить аттестат теперь можно будет не изучая ни физики, ни химии, ни биологии и обществознания, ни истории. Кроме того, депутат отметил, что новый стандарт вполне допускает учебный план, содержащий объединенный курс русского языка и литературы. «Видимо, мы будем произведения Чехова разбирать по частям речи», - негодует Смолин.

Но самый тяжелый удар, по мнению депутата, может быть нанесен по естественнонаучному циклу. «Большинство открытий минувших столетий было сделано именно на стыках наук. Сейчас, если школьник будет изучать какую-нибудь одну из естественных наук, он уже никогда не сделает открытий ни в биофизике, ни в биохимии, ни в физической химии. Очевидно, что ученых мы будем продолжать завозить из-за рубежа», - заметил Смолин.

Более того, в рамках части, формируемой участниками образовательного процесса, можно будет выбрать дизайн, не изучая при этом ни искусство, ни мировую художественную культуру.

По словам собеседника агентства, желание школьников расширять свой кругозор станет еще меньше, если за нормальный набор предметов придется платить. А, по словам Смолина, новый стандарт такую возможность не исключает. Более того, документ, по мнению депутата, стремились «протолкнуть» до вступления в силу 83-ФЗ, который заставляет школы зарабатывать деньги. При новом стандарте сделать это будет просто, особенно если регионы, школы (а такая возможность документом предусмотрена) начнут вводить его уже с 2013 года.

По словам Смолина, при том, что российское образование финансируется наполовину от минимальной потребности, а стандарт позволяет перевести часть предметов на платную основу, возникает два соблазна сразу.

Во-первых, школы, регионы сразу же захотят стать первопроходцами и провести апробацию у себя. «Готовность учебных учреждений к внедрению стандартов будут определять чиновники, а как это делается, и как у нас проходят эксперименты, я хорошо знаю. Несмотря на то, что подавляющее большинство населения выступает против обязательного ЕГЭ в современной форме, фактически на всех совещаниях по эксперименту тестирование одобряли. Почему? Конечно, этих участников тщательно отбирали. Кроме того, всем регионам, экспериментировавшим с ЕГЭ, выделяли дополнительное (хоть и минимальное) финансирование. Ровно такая же ситуация может быть со стандартами», - считает Смолин.

Во-вторых, ни один профильный учебный план не может включать в себя все предметы, и детям, которые хотят получить полноценное образование, можно предложить изучать оставшиеся неохваченными на платной основе.

Да, стандарт предусматривает еще и универсальный план, в котором будет всего понемногу, но как заметил депутат, в условиях 83-ФЗ принимать такой план учебным учреждениям будет невыгодно.

«Если школы не станут зарабатывать, это грозит меньшими зарплатами учителям, меньшим количеством оборудования. Причем, как следует из документа, за реализацию стандартов отвечает не государство или субъекты РФ, а школа - из бюджетных и внебюджетных источников. А вот условия, в которых должно проходить обучение, прописаны в стандарте довольно четко. Там и мультимедиа, и спортзалы… В большинстве школ таких условий нет. При этом за их отсутствие учебное учреждение могут оштрафовать, директора снять и так далее», - подчеркнул собеседник «Росбалта».

Чтобы не оказаться в ситуации такого выбора, по словам Смолина, образовательное сообщество должно сделать все возможное, чтобы новый стандарт не стал реальностью. В 2010-2011 годах для противодействия хватило бури в Интернете и СМИ, после чего даже Владимир Путин, будучи премьер-министром, назвал ситуацию со стандартами «эксцессом исполнителя».

«Если на этот раз не хватит Интернета (тем более что началось лето), у нас есть установленная законом возможность проводить митинги и демонстрации. Вряд ли кто-то отважится лозунг «Долой стандарт, даешь образование!» оценить как экстремистский», - уверен депутат.

При этом Смолин считает, что и родителям не стоит отмалчиваться: только консолидация усилий позволит изменить ситуацию.

Правда, сами родители в новых стандартах еще не разобрались. «Мы вдоль и поперек перечитывали документ, но в чем его суть, какие нам предметы можно будет выбрать и сколько, так и не поняли», - рассказала «Росбалту» представительница инициативной группы столичных родителей Анна Житинская. Но, не поняв до конца, что сулит новый стандарт ее чадам, женщина интуитивно чувствует подвох. Старший сын активистки в этом году идет в первый класс (а ведь именно сегодняшние первоклашки первыми опробуют новый стандарт), поэтому вопрос образовательного стандарта, по которому ему в будущем придется учиться, для нее актуален.

«Я – выпускница еще советской школы, где нам давали полноценное образование. Многие предметы, которые тогда мне казались ненужными, потом в жизни очень пригодились. То, что старшеклассникам теперь придется выбирать, что учить, а что – нет, я не одобряю», - отмечает Житинская.

Сын Анны, например, мечтает в будущем собирать роботов, похожих на пауков. Перспектива задуманного, конечно, сомнительная, но молодая мама, погрузившись с головой в документ, все же пытается понять, позволит ли стандарт выбрать технический профиль, но и без биологии не остаться. Вообще, выбор между физикой, химией, международной художественной культурой кажется Житинской абсурдным. «Это все равно, что покупать одежду на нестандартную фигуру: либо рукава короткие, либо низ не так сидит. И какой же это выбор?» - усмехается собеседница агентства.

Ирина Абанкина уверяет: несмотря на переход к профильному обучению в старших классах, разносторонность образования в стандарте тоже прописана. Разработчики даже предлагают создать курс "Естествознание" для школьников, которые не выбирают физику, химию или биологию в числе профильных, чтобы гуманитарии не смогли полностью проигнорировать сложные предметы.

Тем не менее, недовольство новым стандартом со стороны как образовательного сообщества, так и родителей не угасает. Насколько оно оправдано, останется ли на уровне кухонных разговоров, или все же выльется в открытый протест, о котором упоминал Смолин, пока не ясно.

Анна Семенец

Проверьте свои знания, пройдя тест ЕГЭ онлайн здесь