ВС РФ отмахнулся от «пыли патриарха»

Верховный суд РФ отказался рассматривать жалобу адвокатов Юрия Шевченко на решения судов, взыскавших с кардиохирурга с мировым именем 19,7 млн рублей в пользу Лидии Леоновой, прописанной в одной квартире с патриархом Кириллом.

Верховный суд РФ (ВС) отказался рассматривать жалобу адвокатов кардиохирурга Юрия Шевченко на решения столичных судов, которыми с врача с мировым именем было взыскано 19,7 млн рублей в пользу Лидии Леоновой, прописанной в одной квартире с патриархом Кириллом. Свое решение в ВС объяснили «принципом верховенства права» и тем, что … данная сумма уже поступила на счета истицы. Определение служители Фемиды вынесли, даже не изучив материалы дела.

Адвокаты Юрия Шевченко получили на руки определение Верховного суда на свою жалобу на решения Замоскворецкого суда и Мосгорсуда судов о взыскании 19,7 млн рублей — как «вынесенные с существенным нарушением норм материального и процессуального права». Судья ВС Елена Гетман указывает, что у нее нет оснований полагать, будто «при рассмотрение дела были допущены фундаментальные нарушения норм материального или процессуального права, которые, исходя из практики Европейского суда по правам человека, позволяют отменить вступившие в законную силу постановления».

Дальше Гетман особо подчеркивает: «Кроме того, из ксерокопии платежного поручения от 5 апреля 2012 года, находящейся в кассационном производстве, следует, что решение суда первой инстанции о взыскании с Шевченко денежных средств в размере 19,7 млн рублей, исполнено. Учитывая это обстоятельство, а также то, что одним из принципов верховенства права является принцип правовой определенности, который предусматривает недопустимость пересмотра окончательного решения суда исключительно в целях проведения повторного слушания по делу и постановления нового решения, оснований для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке по доводам кассационной жалобы, изученным по материалам, приложенным к ней, не усматривается».

В результате адвокатам Шевченко отказали в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ.  Фактически ВС в качестве одного из основных своих доводов при принятии решения указывает, что Леоновой 19,7 млн рублей уплачены, следовательно, и спорить больше не из-за чего. 

«Определение ВС отчасти напоминает разговоры бабушек на скамеечке – раз деньги заплатил, значит - виноват, - сообщили «Росбалту» представители Шевченко, - Это формальная отписка, из которой четко видно, что все наши доводы, указанные в жалобе, вообще не изучались. Например, мы указывали на то, что Леонова и ее адвокат не имели полномочий участвовать в судебных заседаниях, однако в определении ВС по данному поводу не сказано ни слова. Ссылка на то, что деньги уже уплачены и сделать ничего нельзя, тоже не убедительна. Есть такое понятие как «поворот исполнения решения суда»

Более того, представители Юрия Шевченко сделали запрос в Замоскворецкий суд Москвы, откуда пришло письмо, что в Верховный суд материалы дела о «патриаршей квартире» не направлялись. То есть, ВС, вынося свое решение, даже не стал изучать все материалы разбирательств.    

Адвокаты Юрий Шевченко в своей жалобе приводили следующие доводы. Истица Лидия Леонова не предъявила документального подтверждения того, что якобы испорченное имущество принадлежит ей. Владельцем квартиры, где находились эти вещи, является Владимир Гундяев (мирское имя патриарха Кирилла), который никому не выдавал доверенность представлять его интересы. На каком основании иск подавала Леонова, осталось невыясненным. Также неясно, на каком основании ее интересы представляла адвокат Елена Забралова, доверенность которой оказалось просроченной.

Столичные суды немотивированно отказали стороне ответчика в проведении строительно-технической экспертизы апартаментов Гундяева и находившихся там предметов. Представители Фемиды всякий раз заявляли, что подобные ходатайства юристов Шевченко являются преждевременными. В результате суды, вынося свои решения, исходили только из экспертизы, проведенной по "заказу" Леоновой, которая и оценила ущерб в 19,7 млн рублей.

Провести собственную досудебную экспертизу представители кардиохирурга возможности не имели: Леонова возражала против этого и не давала доступа в квартиру патриарха, к предметам, покрытым пылью. Таким образом, по мнению адвокатов Шевченко, были нарушены постановление ВС и ряд положений Гражданского процессуального кодекса.

По мнению юристов, при вынесении решений столичные суды использовали "недопустимые доказательства, полученные истцом односторонне, в досудебном порядке". Они, в частности, ставят под сомнения следующие исследования. Результаты экспертизы пыли в квартире Гундяева, которую проводил институт имени Курнакова, выявившую наличие неких наночастиц, якобы опасных для здоровья. Экспертизу восьми книг, проведенную Российской госбиблиотекой, признавшую, что очистка от пыли этих изданий, и 1580 других, хранившихся в апартаментах патриарха, обойдется в 6,3 млн рублей. Экспертизу предметов мебели, за порчу которых с Шевченко взыскали 2,6 млн рублей. Цена предметов интерьера была определена экспертами по показаниям свидетелей, которые только заявили, что это "очень дорогая мебель, обитая натуральным шелком".

Представители Юрия Шевченко, указывают в жалобе, что на слушаниях в Мосгорсуде истец признался: очистку имущества (151 тыс. рублей), спецочистку книг (6,3 млн рублей), ремонт квартиры патриарха (7,3 млн рублей) – он не проводил. Опись книг, требующих очистки (6,3 млн рублей), не составлялась. "Спрашивается: за что взыскали?", - удивляются адвокаты. Они указывают, что пыль оказалась и в квартире, расположенной этажом ниже жилплощади Шевченко, но там ее от нее избавились с помощью "комплексной влажной уборки, очистки мягкой мебели пылесосом". А для устранения пыли в апартаментах Гундяева, расположенных этажом выше, необходимо было заплатить 19,7 млн рублей.

"Что будут делать судебные инстанции, когда исками об ущербе, заявленными вследствие обнаружения наночастиц — понятия, кстати, неурегулированного законом и введенного Замоскворецким судом, — начнут пользоваться недобросовестные стороны. Или такой вариант развития событий исключен? И наночастицы — эксклюзивная составляющая пыли, найденной только в квартире Гундяева?", — указывали в жалобе адвокаты Шевченко.

Также они обращали внимание Верховного суда на то, что обнаружен факт "давнего знакомства" председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой и адвоката истца Елены Забраловой. На этом основании представителями Шевченко заявлялся отвод судебной коллеги Мосгорсуда и его председателю, но данное ходатайство даже не рассматривалось в ходе слушаний.

Как оказалось, в Интернете наличествует информация, что еще в 1998 году Егорова и Забралова вместе выпустили книгу "В стенах суда: домашняя юридическая энциклопедия". Теперь этот труд явно можно дополнить главой о том, как взыскать с соседа 20 млн рублей за пыль и наночастицы.

Напомним, что в 2010 году в квартире Владимира Гундяева в знаменитом московском "Доме на набережной" была обнаружена пыль. Прописанная в апартаментах Лидия Леонова (патриарх заявил известному журналисту Владимиру Соловьеву, что это его троюродная сестра) пришла к выводу, что пыль проникла из расположенной по соседству квартиры Юрия Шевченко, где шел ремонт. Кардиохирург купил эту недвижимость незадолго до инцидента, а потом подарил дочери Ксении, у которой четверо детей. Леонова подала в Замоскворецкий суд иск к Шевченко на 19,7 млн рублей. Этот иск был удовлетворен в крайне сжатые сроки. Столь внушительная сумма ущерба включала в себя следующие пункты: перевозка предметов из квартиры Гундяева и обратно – 376 тыс. рублей, ремонт квартиры — 7,3 млн рублей, аренда аналогичной жилплощади на время ремонта – 2,1 млн рублей, испорченная мебель и предметы интерьера – 2,6 млн рублей, спецочистка 970 книг – 6,3 млн рублей, уборка имущества -151 тыс. рублей. Кроме того, Замоскворецкий суд по требованию Леоновой наложил арест на квартиру семьи Шевченко.

В конце концов семья Шевченко перечислила сумму ущерба в 19,7 млн рублей, которая уже поступила на личный счет Леоновой.

Михаил Черняк