Связи в Кремле не спасли «решальщика» от суда

Начался суд над Вадимом Гуржием, который, по версии следствия, руководил действиями бывших функционеров «Справедливой России» Владимира Мясина и Леонида Карагода, продававших за 7,5 млн евро кресло в Госдуме.

В Тверском суде Москвы начались слушания в отношении Вадима Гуржия, обладавшего обширными связями во властных структурах, в том числе и в Кремле. По версии следствия, именно он руководил действиями бывших функционеров «Справедливой России» Владимира Мясина и Леонида Карагода, продававших за 7,5 млн евро место в избирательном списке "Единой России".

Как сообщил «Росбалту» источник в правоохранительных органах, Вадим Гуржий известен в определенных кругах как человек, обладающий массой высокопоставленных знакомых. Так, в материалах дела есть справка оперативников МВД РФ, в которой говорится, что Гуржий имеет «обширные связи среди работников органов законодательной и исполнительной власти РФ, в частности - в Государственной думе и в администрации президента РФ». Конкретных фамилий чиновников, правда, полицейские не приводят. Бизнесменам Гуржий обещал решить их проблемы, связанные с госорганами, а также предлагал различные чиновничьи должности. Стоили его услуги крайне недешево. Так, за кресло депутата Госдумы Гуржий запросил со своей жертвы 7,5 млн евро.

Эта история началась в мае 2011 года, когда руководитель протокольного отдела «Справедливой России» Леонид Карагод предложил знакомому бизнесмену Александру Черникову посодействовать в том, чтобы он оказался на "проходном" месте в списке "Единой России" ("ЕР") на выборах в Госдуму шестого созыва. Цена вопроса была обозначена в размере 6,5 млн евро. Коммерсант согласился, и вскоре Карагод познакомил его с Владимиром Мясиным —  помощником депутата Госдумы  5-го созыва от "Справедливой России" Константина Бесчетнова. Мясин был представлен как человек, способный уладить все нужные формальности со властными структурами. Черникову объяснили, что указанная сумма будет передана в администрацию президента, где формируются и утверждаются списки "ЕР". Позже коммерсанта познакомили и с «большим человеком» из Кремля, в качестве которого был представлен Вадим Гуржий. После этого стоимость депутатского кресла уже поднялась до 7,5 млн евро. Бизнесмену это не понравилось, он заподозрил неладное. Для вида Черников согласился, а сам в июне 2011 года обратился с заявлением в ФСБ РФ. Дальше предприниматель уже действовал под контролем контрразведчиков.

Больше месяца они фиксировали как разговоры Черникова с представителям «Справедливой России», так и их беседы между собой. В результате было решено, что первый транш будет передан 7 июля. Встреча состоялась в гостинице "Националь", во время нее коммерсант вручил Мясину 66 млн рублей. После этого Владимир был задержан.

Мясин сразу начал активно сотрудничать со спецслужбами, благодаря чему 9 июля удалось надеть наручники на Леонида Карагода. Тот тоже сразу согласился посодействовать правоохранительным органам. Мясин и Карагод заявили, что действовали по указанию Гуржия, которого знают как человека, действительно облагающего большими связями.

Основываясь на их показаниях, 25 июля сотрудники ФСБ РФ задержали Вадима Гуржия. Его опознал и потерпевший. Всем троим продавцам места в ГД РФ были предъявлены обвинения по статьям УК РФ 30 и 159 (покушение на мошенничество).

Мясин и Карагод заключили сделки с правосудием, благодаря чему этим летом материалы в отношении них Тверской суд рассматривал в особом порядке. Первому было назначено наказание в виде трех лет лишения свободы, второй получил два года и шесть месяцев колонии. Карагод обжаловал такое решение в надзорной инстанции Мосгорсуда. Ставший уже бывшим функционер «Справедливой России» посчитал приговор чрезмерно суровым и попросил заменить его на условный срок. Однако служители Фемиды сочли, что  действия Карагода были направлены на «подрыв авторитета органов государственной власти и управления РФ», поэтому ему может быть назначено наказание только в виде реального лишения свободы. Решение Тверского суда оставлено в силе.

Вадим Гуржий во время следствия отрицал свою вину и заявлял, что к афере никого отношения не имеет.

Александр Шварев