Журналисты – не роботы

«Росбалт» обжалует решение суда в пользу Владимира Жириновского. По мнению издания, с которым согласен и глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов, суд не вправе наказывать СМИ, точно передавшее смысл выступления политика.

Адвокат информационного агентства «Росбалт» Дмитрий Фирсов в ближайшее время обжалует решение Пресненского суда Москвы, который частично удовлетворил иск Владимира Жириновского о защите чести и достоинства. Служители Фемиды посчитали, что издание должно выплатить депутату Госдумы 100 тыс. рублей, так как не дословно привело слова парламентария Ильи Пономарева, а сделало из них резюме. Пономарев говорил, что при защите Жириновским диссертации «раздавались взятки». «Росбалт» же написал даже более мягко - этот процесс сопровождался «махинациями». Такое решение ставит журналистов в крайне жесткие рамки, а СМИ любое незначительное отхождение от первоисточника теперь грозит финансовыми потерями.

В начале 2013 года депутат Илья Пономарев поставил под сомнение законность получения Владимиром Жириновским степени доктора философских наук и даже направил соответствующий запрос генпрокурору Юрию Чайке. Пономарев настаивал, что диссертация его коллеги по Госдуме «не является научной работой, а представляет собой 80-страничный конспект художественно-публицистических произведений самого В. В. Жириновского».

20 февраля 2013 года в ИА «Росбалт» состоялась пресс-конференция Ильи Пономарева, посвященная разоблачению Жириновского. На ней депутат заявил следующее: «Даже на сайте ЛДПР этого блестящего научного труда доктора философских наук Владимира Вольфовича Жириновского нет <…>, это показывает, что мы собираемся действовать не только по линии аттестационной комиссии, мы в данном случае написали и в прокуратуру, потому что по защите этой диссертации есть данные, что раздавались взятки, об этом было опубликовано в нескольких средствах массовой информации…»

В этот же день в газете «Московский комсомолец» вышла статья на эту тему «Дважды академик». В ней со ссылкой на Илью Пономарева говорилось, что когда Жириновский защищал диссертацию, «половина совета Высшей аттестационной комиссии в знак протеста покинула свои места, а те, кто остался, получили взятки».

28 февраля в ИА «Росбалт» была опубликована новостная заметка «Пономарев решил уточнить, на каком основании Жириновский получил звание полковника», в которой была следующая фраза: «Напомним, Илья Пономарев направил генпрокурору РФ Юрию Чайке запрос о лишении лидера ЛДПР неприкосновенности. Это было связано с махинациями, которые, по данным депутата, имели место быть при получении Жириновским докторской степени». Учитывая, что заметка не была посвящена истории с диссертацией, автор заметки не привел с точностью слова Пономарева, а просто их резюмировали. Более того, агентство даже смягчило высказывания парламентария и не стало говорить об уголовном преступлении - «даче взяток» (статья 290 УК РФ), - а использовало слово «махинации».

Жириновский и его адвокаты подали в Пресненский суд Москвы иски к Пономареву, «МК» и «Росбалту» с требованием опровергнуть ранее приведенные высказывания о диссертации и взыскать с каждого из ответчиков по 1 млн рублей. На слушаниях Пономарев заявил, что использовал свое депутатское право подать запрос в прокуратуру. «МК» и «Росбалт» придерживались позиции, что только привели слова депутата, сказанные им публично, а также – выдержки из запроса к Чайке.

17 июня служители Фемиды огласили свое решение. В удовлетворения иска к «МК» и Пономареву было отказано, а с «Росбалта» взыскали 100 тыс. рублей. «Крайним» информагентство стало по одной причине: Илья Пономарев в суде заявил, что слово «махинации» он не произносил, а в статье оно есть. Суд счел, что этого достаточно для удовлетворения иска.

Адвокат «Росбалта» Дмитрий Фирсов называет такое решение необоснованным: «Агентская новость была основана на запросе, направленном Юрию Чайке и опубликованном Ильей Понамаревым на странице сайта «Фейсбук», а также на заявлениях, сделанных Ильей Пономаревым на пресс-конференции в информационном агентстве «Росбалт» 20 февраля 2013 года. Журналист при написании материала по смысловой нагрузке информации ничего не добавлял, а только лишь заменил словосочетание «раздавались взятки» на «связано с махинациями». Согласно толкового словаря Т.Ф. Ефремовой, слово «махинация» означает «…Нечестный способ достижения чего-либо, жульническая проделка…», в свою очередь слово «взятка» означает «…плата должностному лицу за совершение каких-либо незаконных действий в интересах дающего…». Таким образом, какой-либо диффамации в действиях ИА «Росбалт» нет, так как смысл переданной читателям информации аутентичен данным, сообщенным Пономаревым на пресс-конференции».

По словам Фирсова, иск Жириновского к «Росбалту» не должны были удовлетворять даже частично и по другой причине. Страсбургский суд неоднократно указывал, что оценочные высказывания, выражение личного мнения не могут рассматриваться с точки зрения их достоверности, соответствия действительности, так как являются выражением личного мнения и взглядов. Оспариваемая Жириновским информация не является распространением порочащих сведений, поскольку «Росбалт» просто высказывал свое мнение, перефразируя сведения, приведенные депутатом Пономаревым.

Как заявил Дмитрий Фирсов, как только у него будет на руках результативная часть решения Пресненского суда, оно будет обжаловано в апелляции в Мосгорсуде. «Журналисты - не роботы, они не могут из раза в раз переписывать целиком речи политиков. Порой допустимо делать резюме, соответствующее общему смыслу сказанного», - отметил адвокат.

В делах о защите чести и достоинства суды не всегда верно толкуют закон о СМИ. Такое мнение в интервью «Росбалту» высказал глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов, комментируя решение Пресненского суда. По словам Федотова, «дела о защите чести и достоинства, как никакие другие, полны всевозможных деталей, от которых собственно и зависит правильность судебного решения». Федотов считает, что «эти детали далеко не всегда принимаются во внимание».

В то же время правозащитник обращает внимание, что «в действующем законе о СМИ четко говорится, что средства массовой информации освобождаются от ответственности за содержание того или иного высказывания, если они дословно цитируют, в частности, публичное выступление депутата». «Суды, - отмечает Федотов, - зачастую трактуют этот пункт как дословное цитирование того или иного лица. Если же это не дословное воспроизведение, то судьи обычно считают, что оно под соответствующую норму закона о СМИ не подпадает». «На самом деле, - говорит глава президентского Совета, - нужно понимать, что дословное цитирование - это добросовестное цитирование. То есть когда не искажается смысл цитаты». Он обращает внимание на то обстоятельство, что в устной речи человек, например, может допустить тавтологию или оговориться. «Что же, так, с оговорками, и цитировать его? Нет, конечно», - уверен Федотов.

«К сожалению, суды далеко не всегда так поступают, хотя на этот счет есть соответствующие постановления пленума Верховного суда РФ. Одно из них, о практике по делам, связанным с диффамацией, от 2005 года, и другое, от 2010 года, по делам о применении закона о СМИ. В этих постановлениях есть разъяснения, которые должны приниматься во внимание судом каждый раз при рассмотрении подобных дел», - отмечает глава президентского Совета.

Александр Шварев, Александр Желенин