Популизм против памяти?

Власти предлагают установить на Поклонной горе обелиск неизвестному солдату Первой мировой войны. А в это время на Соколе разрушается единственный в Москве мемориал героев этих сражений.


© Фото Дениса Гольдмана

В конце прошлого года Владимир Путин подписал поправки в федеральный закон «О днях воинской славы и памятных датах в России», согласно которым день вступления Российской империи в Первую мировую войну стал памятной датой. А в этом году в России впервые после Октябрьской революции на официальном уровне почтили память погибших в Первой мировой войне.

В период празднований спикер Госдумы Сергей Нарышкин предложил установить обелиск неизвестному солдату на Поклонной горе, однако против этого выступают представители исторических организаций и потомки жертв одной из самых разрушительных войн в истории человечества. По их словам, пока чиновники занимаются популизмом, разрушается единственный в Москве мемориальный комплекс героев Первой мировой войны на Соколе.

Фото Дениса Гольдмана

 «Вот, смотрите, блоки из стены фактически вываливаются, внутри ничего нет, они там ничем не скреплены», - представитель общественного совета "Содействие в восстановлении Московского военного Братского кладбища героев Первой мировой войны" Янис Бремзис проводит медной линейкой по глубоким щелям в пожелтевшей мемориальной Стене памяти и описывает ситуацию. По его словам, разрушение исторического объекта началось еще год назад, однако тогда внешне стена «выглядела прилично». Сейчас куски белого камня отваливаются и рассыпаются прямо на глазах, а между блоками зияют дыры и щели — скрепляет их, похоже, только вес всей конструкции. Сверху и снизу, в самых незащищенных от дождя и снега местах, - образовалась плесень. На стене нет и живого места, единственное исключение — надпись «Москва — павшим российским воинам» и изображение двуглавого орла над ней.

К столетию начала Первой мировой войны местными властями планировалось разместить стене мемориальные гранитные доски с фамилиями погребенных на территории комплекса солдат. Однако очевидно, что такой нагрузки конструкция точно не выдержит. «Я считаю, эту мемориальную стену специально не реставрировали, чтобы довести ее до такого состояния, чтобы она, в конце концов, прекратила свое существование», - говорит Бремзис.

Фото Дениса Гольдмана

 В похожем состоянии находятся и остальные объекты исторического комплекса. Облицовка в основании обелиска, построенного на месте часовни, которая была разрушена советскими властями в 30-е годы прошлого века, слетела и обнажила неровную кирпичную кладку, а вся верхняя часть сооружения покрылась трещинами.

Некоторые плиты восьмиметровой стелы «Павшим за свободу и независимость Родины» отходят, и, того и гляди, рухнут на головы прохожим.

Ступени у часовенного столба расшатаны, между ними — огромные трещины, в двух шагах — провал в грунте: вся конструкция держится буквально на «честном слове». «Если, не дай бог, будет сильный паводок, - он попросту рухнет», - замечает Бремзис. Часто вандалы рисуют на стенках столба, прямо под золотым куполом, перевернутый крест, в христианской культуре означающий символ дьявола. «Мы периодически пытаемся стереть эти рисунки наждачной бумагой, стираем, а они снова рисуют», - устало произносит активист. Он отметил, что согласно постановлению правительства Москвы, на территории братского кладбища непременно должен находиться пост полиции, однако даже намека на внимание со стороны правоохранительных органов нет, поэтому хулиганы безнаказанно оскверняют и разрушают.

Фото Дениса Гольдмана

 Вокруг центрального объекта мемориального комплекса, храма-часовни «Преображения Господня» также провалилась тротуарная плитка,  образовались ямы глубиной больше 10 сантиметров. «Спасает только восьмиметровый фундамент, но если так будет продолжаться, то и он не выдержит», - с грустью говорят активисты.

«Вместо прочных гранита и мрамора все сделали из дешевого подмосковного известняка, за счет этого памятники выглядят так, будто их построили в позапрошлом веке», - объясняет внук участника Первой мировой войны Леонид Ламм.

Фото Дениса Гольдмана

 На месте мемориального комплекса памяти героев Первой мировой войны погребено 17 с половиной тысяч человек. Братское кладбище здесь было открыто 15 февраля 1915 года по инициативе великой княгини Елизаветы Федоровны, супруги брата императора Александра III, московского генерал-губернатора Сергея Александровича. Уже 19 августа 1915 года, в праздник Преображения Господня, был заложен Спасо-Преображенский храм в память об участниках войны, а также всех защитников России. После Октябрьского переворота территория братского кладбища превратилась в место для расстрела изменников. С 1917 по 1926 год здесь было казнено свыше 5 тысяч человек, которых хоронили поблизости.

Фото Дениса Гольдмана

 В годы советской власти на братском кладбище хоронили и красноармейцев: милиционеров и военных авиаторов, погибших на Ходынском поле при испытании самолетов. В 1932 году мемориальный комплекс был уничтожен, а кладбище - разрушено. Единственное надгробие, которое сохранилось со времен погрома, - могила участника Первой мировой войны Сергея Шлихтера. Активисты рассказывают, что во время уничтожения кладбища большевиками, отец Шлихтера, занимавший на тот момент пост наркома продовольствия в первом СНК, накрыл надгробие сына своим телом и не позволил его разрушить.

Фото Дениса Гольдмана

 Стена памяти была торжественно открыта 11 ноября 1998 года, в день 80-летия окончания Первой мировой войны. Тогда же были построены храм-часовня Преображения Господня, обелиск и часовенный столб, посвященный памяти георгиевских кавалеров. С тех пор комплекс не реставрировался ни разу.

Но основные претензии защитников мемориала связаны даже не с разрушением памятников, а появлением на территории братского кладбища коммерческих объектов. Всего в паре сотен метров от стелы — ресторан «Лунный свет», а чуть дальше — шашлычная, вывеска которой обещает «банкеты круглосуточно». «Они ведь на костях прямо расположились, а они этого не понимают!», - сокрушаются активисты.

Фото Дениса Гольдмана

 Местные жители, однако, совсем не замечают изменений, происходящих с монументами, но, узнав о протесте, поддерживают инициативных горожан. «Да, реставрировать, конечно, надо, это наша память», - говорит жительница района Сокол Ольга.

С реставрацией архитектурных объектов комплекса дела обстоят еще более запутанно.

Общественная комиссия, организованная защитниками мемориального памятника, направляла запрос в мэрию Москвы с просьбой обратить внимание на плачевное состояние сооружений. В ответ в начале июля активисты получили сообщение о том, что департамент культурного наследия Москвы и префектура Северного округа «проведут комплекс работ по приведению в экспозиционный вид памятников монументальной скульптуры на территории бывшего Братского кладбища и посвященных героям Первой мировой войны», и что «на работы по благоустройству Братского кладбища из бюджета Москвы выделено 101,7 миллиона рублей».

Фото Дениса Гольдмана

 Однако даже внешних, подготовительных работ до сих пор проведено не было. Между тем спикер Госдумы, а по совместительству председатель Российского исторического общества, Сергей Нарышкин 1 августа посетил мемориальный комплекс, чтобы почтить память тех, кто отдал свою жизнь, сражаясь на фронтах войны 1914-1918 годов. Однако, по словам горожан, высокопоставленный чиновник побывал лишь у обелиска «Павшим в мировой войне» - чуть ли не единственного объекта, сохранившего свой первоначальный облик. Весь же комплекс Нарышкин не осматривал.

Тем возмутительнее кажется активистам и инициатива спикера Госдумы: установить памятник героям войны к первому августа следующего года на Поклонной горе. «Поклонная гора никакого отношения к Первой мировой войне не имеет, а здесь — могилы героев, который погибли, сражаясь на этой войне за нашу страну», - считают они.

Общественный совет «Содействие в восстановлении московского военного братского кладбища героев Первой мировой войны» направил открытое обращение спикеру Госдумы, а также президенту, премьеру, министрам обороны и культуры и действующему мэру Москвы. В нем они просят только одного: предоставить официальное разрешение на реставрацию мемориала своими силами, ведь это — объект культурного наследия регионального значения.

«Человек, потерявший память, теряет личность. Если нация потеряет память, то она потеряет право называться нацией, это будет толпа», - резюмирует Леонид Ламм.

Денис Гольдман