«Росбалт» наказан за чужой мат

Суд оштрафовал главреда агентства на 20 тыс. рублей за якобы размещенные на сайте нецензурные ролики. Вместо материалов «Росбалта» эксперты искали брань в видео с YouTube.


Мировой судья 198-го судебного Кунцевского района Сергей Астахов оштрафовал главного редактора агентства «Росбалт» Николая Ульянова на 20 тыс. рублей, признав виновным в совершении двух административных правонарушений. Поводом к разбирательству послужили две претензии Роскомнадзора, которые касались видеороликов с портала YouTube, размещенных на сайте агентства в качестве иллюстрационного материала. Суд выслушал заявления стороны защиты о неправомерности действий представителя ведомства и ненадлежащих доказательствах, однако на итоговом решении данный факт не отразился.

Второй день заседаний начался с новости - в суд прибыли эксперты. Правда, было не совсем ясно, что же они будут исследовать, ведь «нецензурных» роликов, размещенных на «Росбалте», Роскомнадзор не предоставил. То есть видеоролики схожей тематики в суде наличествовали, но отсутствовали подтверждения того факта, что они когда-либо публиковались на сайте агентства. И это был не единственный вопрос.

«Поскольку органы и должностные лица, составившие протокол об административном правонарушении, не являются участниками производства по делу, они не вправе заявлять ходатайства и выносить постановления, - сходу, в самом начале слушаний, приступил к наступлению адвокат информационного агентства «Росбалт» Дмитрий Фирсов. - Однако на прошлом судебном заседании представитель Роскомнадзора приобщал к делу дополнительные материалы, и, более того, суд принимал эти материалы, прислушивался к позиции Роскомнадзора и, безусловно, ее учитывал».

"Я вижу, что целенаправленно идет политика обвинительного уклона процесса», - добавил Фирсов.

Основанием для следующего заявления стороны защиты послужило письмо, составленное судьей Астаховым сразу после получения материалов дела, в котором он запрашивает «носитель с видеозаписью материала под заголовком «Девушки спели новую песню». Именно так назывался один из роликов, ставших поводом для возбуждения административного дела. Ответ из Роскомнадзора в мировой суд поступил незамедлительно, однако файл на присланном компакт-диске датирован 2 октября, что никак не совпадает с размещенным когда-то на «Росбалте» видео (после получения претензий ролики, ранее «запиканные» в «опасных местах», были и вовсе сняты с сайта). К слову, суд почему-то не смутило, что ролику-доказательству по второму делу («Джигит из Краснодара») «повезло» еще меньше – его прислали на дырявом, нечитаемом диске (интересно, в суде его хоть кто-то попытался посмотреть?).

«Когда судья принимает материалы от лица, которое не является участником процесса – это прямой факт того, что он в какой-то степени заинтересован в исходе дела», - негодовал Дмитрий Фирсов. Опираясь на административно-процессуальный кодекс, он отметил, что прежде, чем запрашивать дополнительные материалы, суд должен вынести определение, предварительно согласованное с обеими сторонами процесса.

Более того, адвокат «Росбалта» пояснил, что видеозапись, как и любой другой документ, должна быть закреплена и оформлена особым образом, в присутствии понятых и с соблюдением всех юридических тонкостей. «Как можно самостоятельно, без вынесения определений, получать какие-то новые материалы и всерьез задумываться о том, чтобы предоставлять их экспертам, специалистам, да и вообще всем нам?!», - восклицал он.

Тем временем судья Астахов неторопливо листал материалы дела, изредка поглядывая на присутствующих в зале. Заметив, что реакция суда на приведенные доводы равна нулю, Дмитрий Фирсов решился на последнее ходатайство по делу: об отводе судьи. По его словам, этот вопрос «созрел» буквально за 10 минут до начала заседания. «Только что в коридоре суда я увидел замечательную доверительную беседу представителя Роскомнадзора и экспертов. Они обсуждали какие-то бытовые вопросы, из чего было видно, что люди знакомы друг с другом», - рассказал юрист. Он особо подчеркнул тот факт, что эксперты-филологи, кандидатуры которых ранее даже не ставилась на обсуждение, были подготовлены судом меньше, чем за сутки.

«Мы не имеем никакого сговора с экспертом», - скупо прокомментировал претензии оппонента представитель надзорного ведомства.

Кстати, и эти аргументы защиты Астахов в расчет не принял, поставив присутствующих перед фактом участия в сегодняшнем процессе данных экспертов. Фирсов возразил: «Заключение эксперта должно быть письменным, перед этим заключением судом должно быть вынесено определение, согласованное с обеими сторонами. Тогда уже дело отправляется на экспертизу, и эксперт выносит свое письменное мнение. А что же у нас получается? Повар без черпака». Но суд был непреклонен.

Для Сергея Астахова, похоже, было все ясно: после недолгих отлучек в совещательную комнату, он отклонил оба ходатайства защитника о своем отводе.

Затем судья попросил всех присутствующих в зале выйти, дабы эксперт выполнил свою профессиональную обязанность и определил нецензурную брань в тех самых видеороликах непонятного происхождения. Предполагалось, что на это уйдет лишь полчаса, однако действо затянулось почти на 50 минут. Пока за дверями раздавались выкрики девушек из панк-группы Pussy Riot, в коридоре посмеивались журналисты: «Вот учишься на филолога, учишься, получаешь докторскую степень, становишься профессором МГУ, а тебе говорят: «Ступай, матерные ролики смотри».

В своем заключении доктор филологических наук, завкафедрой словесных искусств факультета искусств МГУ им. Ломоносова Ольга Крюкова отметила: «Ролик представляет собой запись в режиме реального времени перфоманса группы Pussy Riot. Не все слова из речитатива четко артикулируются, но очень хорошо слышны слова припева «Как в красной тюрьме», а также прилагательное (…), которое имеет в своем корне морфему, относящуюся к нецензурной табуированной лексике». Выводы профессор Крюкова производила на основании данных из «Словаря русской брани» Санкт-Петербургского государственного университета и «Большого словаря русского мата».

Вторым экспертом, привлеченным к процессу, оказалась  начальник отдела по экспертно-аналитической работе Роскомнадзора Анна Самарина. Примечательно, что в ее прямые обязанности входит мониторинг сайтов, составление актов и заключений, а протокол о нарушениях «Росбалта» она составляла лично.

«Если представитель под протокол сейчас нам говорит: «В мои должностные обязанности входит составление протокола, и лично я составляла предупреждение «Росбалту», заинтересовано это лицо или нет?», - прокомментировал происходящее Дмитрий Фирсов и добавил, что одна лишь служебная деятельность данного лица говорит о невозможности привлечения его в качестве эксперта.

На что представитель Роскомнадзора Андрей Толпекин возразил, что «мониторинг – это не проверка, а лишь просмотр данных», поэтому отношения гражданка Самарина к составлению дела не имеет.

Вердикт эксперта-филолога по второму ролику был столь же исчерпывающим: в нем звучат «нехорошее» словосочетание, а также глагол с неприличным корнем, но с нечетко слышимым окончанием.

Ходатайство стороны защиты о просмотре ролика на сайте YouTube в целях установления даты его появления и тождества с просмотренным экспертом было отклонено и в первом, и во втором делах.

И все же где-то теплилась глупая надежда на справедливость, на то, что в последний момент судья все-таки не стает выносить обвинительное решение:  да, эксперт нашел в роликах нецензурную брань, но какое отношение эти ролики, записанные на диск в начале октября,  имеют к тем, что были удалены с сайта «Росбалта» в июле? Ведь без доказательств-то нельзя. Оказалось – можно!

Вердикт судьи: два правонарушения и два штрафа. «Получается, можно получить взыскание за любой, похожий на ранее размещенный на сайте, ролик», - недоумевал кто-то из корреспондентов.

«В данный момент в Мосгорсуде рассматривается дело по иску Роскомнадзора о прекращении деятельности информационного агентства «Росбалт». Все мы прекрасно понимаем, какой смысл несет сегодняшнее решение. Фактически судьба информационного агентства решается не в Мосгорсуде, а здесь и сейчас. Процесс, который прошел, очень показателен, потому что достучаться до судебной системы сейчас очень тяжело. Судебной власти, на мой взгляд, сейчас в России не существует. Есть система, которая непонятно на каких принципах работает. Если так будет продолжаться дальше, никакого перспективного будущего для нашей многострадальной родины я, к сожалению, не вижу», - заявил адвокат "Росбалта" Дмитрий Фирсов, добавив, что решение мирового судьи Астахова будет обжаловано.

Денис Гольдман