Сердюкова «вывели» из «дела «Славянки» (документы)

Экс-министр обороны «выбыл» из уголовного дела о хищении бюджетных средств через ОАО «Славянка», хотя изначально СК РФ изучал его роль в мошенничествах. В распоряжении "Росбалта" оказались протоколы допросов Сердюкова.


Экс-министр обороны России «выбыл» из уголовного дела о хищении бюджетных средств через ОАО «Славянка», хотя изначально СК РФ изучал его роль в мошенничествах. В окончательном варианте следствия лидером преступной группы признан экс-гендиректор ОАО Александр Елькин. Самый высокопоставленный чиновник, оставшийся в деле, - начальник хозуправления МО Николай Рябых. Таким образом, в большинстве громких расследований, связанных с военным ведомством, роль Сердюкова сведена до «не углядел».

Изначально «дело «Славянки» обещало быть одним из самых перспективных по уровню высокопоставленных представителей Минобороны. Оно было возбуждено 14 ноября 2012 года  с формулировкой «в отношении должностных лиц Минобороны России, а также лиц, осуществлявших управленческие функции в ЗАО «БиС» и ОАО «Славянка»». Под первую категорию лиц попадал и Анатолий Сердюков. Данный факт особо отмечали и в самом СК РФ. По версии следствия, «должностные лица» и представители ЗАО и ОАО создали преступную группу, занимавшуюся хищениями бюджетных средств. Лидером группы на первом этапе расследования являлось неустановленное лицо.

Один из фигурантов дела рассказал «Росбалту», что, по его мнению, изначально на роль лидера «примеряли» Анатолия Сердюкова, который дружил с Елькиным. По крайне мере, так следовало из вопросов, которые следователи задавали на первых допросах обвиняемыми и свидетелям.

В конце октября 2013 года фигурантам дела были предъявлены обвинения в окончательной редакции. По данным «Росбалта», в них говорится, что лидером группы являлся Александр Елькин. А «должностным лицом Минобороны», на которое изначально возбуждалось дело, признан только бывший  начальник хозяйственного управления Минобороны Николай Рябых. Роль Сердюкова в итоговых обвинениях никак не прописана. Из них следует, что Рябых организовывал всю работу, необходимую для хищений, со стороны оборонного ведомства, другие фигуранты участвовали в мошенничестве, как представители «Славянки» и ЗАО «БиС». А Елькин организовывал всю эту преступную деятельность.

В производстве ВСУ СК РФ еще остается несколько эпизодов расследования, связанных с ОАО «Славянка»: о хищениях средств, выделенных на содержание здания Генштаба и пансиона воспитанниц Министерства обороны РФ. По второму делу сейчас под стражей находится бывший замначальника пансиона Александр Мигунов, в задачи которого входило следить, чтобы дворники исправно подметали территорию и сбрасывали снег с крыш. К распределению и расходованию бюджетных средств он никого отношения не имел. По данным «Росбалта», изначально у Мигунова активно интересовались ролью Сердюкова в деятельности пансиона, это было одно из любимых «детищ» министра обороны. Сейчас интерес СК РФ понизился исключительно до бывшего директора учебного заведения Максимовой и руководства ЗАО «БиС».

Что касается расследования о хищениях средств, выделенных на содержание Генштаба, то, по словам источника, знакомого с ситуацией, оно складывается тяжело. Сверки различных платежек однозначно не говорят об имевших место хищениях, поэтому данное расследование может быть прекращено.

Стоит отметить, что другое громкое дело - о хищениях через ОАО «Оборонсервис» - изначально вообще было возбуждено с формулировкой «в отношении должностных лиц Департамента имущественных отношений Минобороны, а также лиц, выполнявших управленческие функции в организациях, входящих в холдинговую структуру ОАО "Оборонсервис"…  К должностным лицам Департамента имущества Минобороны Сердюков не относился, как и ко всем другим перечисленным категориям служащих. Следовательно, по этим делам его к ответственности привлечь было нельзя. Следствие выстроило версию, по которой фигуранты дела, в первую очередь начальник ДИО Евгения Васильева, вводили министра обороны в заблуждение, прося подписать ту или иную директиву или приказ, нужные для хищений. Эта версия осталось и в окончательном обвинении по «делу «Оборонсервиса».

Подобной позиции придерживался на допросах и сам Анатолий Сердюков. Он заявлял, что подписывал тысячи документов, и содержания большинства уже не помнит. Причем из материалов дела следует, что решать «важнейшие» вопросы с недвижимостью Сердюкову приходилось даже в выходные дни. Некоторые директивы датируются субботами и воскресеньями. Подробнее о том, что говорил следователям экс-министр обороны, можно узнать из протокола допроса (размещен ниже), оказавшегося в распоряжении «Росбалта».

Александр Шварев 

 

 

 


Ранее на тему Заложник «дела Сердюкова» вышел на свободу

Вышел на свободу обвиняемый по делам о хищениях в Минобороны

Беглянки Анатолия Сердюкова