«Игорное дело» закрыли по амнистии

Следственный комитет РФ прекратил уголовное дело в отношении шестерых организаторов подпольного игорного бизнеса, который, по версии СК РФ, "крышевали" руководящие сотрудники Мособлпрокуратуры.


Следственный комитет РФ прекратил уголовное дело в отношении шестерых организаторов подпольного игорного бизнеса, который, по версии СК РФ, "крышевали" руководящие сотрудники Мособлпрокуратуры. К обвиняемым был применен акт амнистии. В Генпрокуратуре, однако, с таким решением могут не согласиться. В надзорном ведомстве полагают, что в действиях фигурантов расследования не было состава преступления.

Как сообщил «Росбалту» источник в правоохранительных органах, осенью 2013 года шесть фигурантов громкого дела – организаторы нелегального бизнеса Иван Назаров и Марат Мамыев, их помощница Алла Гусева и координаторы деятельности подпольных казино Иван Волков, Владимир Хуснутдинов и Владимир Наумкин – подписали протоколы об окончании ознакомления с материалами расследования. Одновременно все они подали заявления, в которых просили применить к ним акт амнистии. На улаживание различных формальностей ушло больше месяца, а накануне Нового года СК РФ удовлетворил прошение обвиняемых. После этого их уголовное преследование было прекращено, в связи с применением к ним акта амнистии, а дело закрыто. Это является не реабилитирующим обстоятельством, то есть фактически подтверждается, что само преступление все же имело место.

Следственный комитет РФ направил все материалы на утверждение в Генпрокуратуру, где они сейчас и находятся. Однако надзорное ведомство, скорее всего, постановление о прекращении уголовного преследования отменит. В ГП РФ полагают, что закрывать дело надо не в связи с применением к обвиняемым акта амнистии, а за отсутствием в их деяниях состава преступления. Тем более, что ранее суды признали незаконными арест Назарова и его компаньонов, проведенные еще в самом начале расследования.

Стоит отметить, что дело в отношении коммерсантов возбудили за несколько месяцев до того, как в российское законодательство были внесены изменения, предусматривающие отдельную ответственность за организацию подпольных игорных заведений. Поэтому Назарову и Ко были предъявлены обвинения просто по статье 171 УК РФ (незаконное предпринимательство), а она подпадает под принятую Госдумой в 2013 году амнистию.     

По версии СК РФ, с лета 2009 года по начало 2011 года доход от деятельности 18 нелегальных игровых залов в 15 городах составил 770 млн рублей. Согласно показаниям Ивана Назарова, часть полученных от деятельности казино денег уходила на повседневные нужды: выплату зарплат сотрудникам, аренду помещений, закупку и обслуживание техники, содержание ряда ресторанов и т.д. А 80% от оставшейся выручки шли прокурорам, прикрывавшим подпольный бизнес.

Алла Гусева, как считает следствие, занималась обеспечением всяких прихотей прокуроров: организацией их массовых поездок на отдых за рубеж, ремонтом квартир и коттеджей, покупкой дорогой мебели, поиском ветеринаров для редких животных и т.д.

Взамен представители правоохранительных органов предупреждали Назарова и его подчиненных о предстоящих операциях по борьбе с нелегальными казино. Если же они все-таки проходили в заведениях бизнесмена, хлопотали, чтобы изъятые автоматы были возвращены назад. Также структурам Назарова передавали автоматы, изъятые у конкурентов.

После задержания зимой 2011 года Назаров, Мамыев и Гусева отказывались давать показания. Однако потом начали сотрудничать со следствием и заключили сделки с правосудием. В рамках этих соглашений Назаров и Ко рассказали обо всех случаях передачи денег сотрудникам правоохранительных органов. Как лица, добровольно сообщившие о даче взяток, они были освобождены от уголовной ответственности за данное преступление.

Расследование дела об организации подпольных казино было закончено еще в декабре 2011 года, однако следователи никак не ограничивали обвиняемых в сроках ознакомления с материалами. СК РФ хотел вначале попытаться довести до суда дела в отношении бывших прокуроров, в первую очередь — экс-зампрокурора Подмосковья Александра Игнатенко. Если бы эти материалы добрались до служителей Фемиды, то Назаров, Мамыев и Гусева выступали бы на слушаниях основными свидетелями обвинения. Однако Генпрокуратура отказалась утверждать обвинительные заключения по делам в отношении своих бывших сотрудников, в частности - по Игнатенко (летом 2013 года). После этого тянуть с ознакомлением бизнесменов с томами дела стало бессмысленно. Тем более, к этому времени Госдума уже приняла амнистию.

Если расследование в отношении Назарова и Ко будет прекращено, то в производстве СК РФ останется три дела, которые еще не побывали на утверждении в Генпрокуратуре: общее дело в отношении прокуроров-"крышевателей", в котором не осталось обвиняемых, а также дела в отношении главы Озерской городской прокуратуры Анатолия Дрока и экс-начальника управления Мособлпрокуратуры Дмитрия Урумова, активно сотрудничавшего со следствием. Источники агентства полагают, что шансы дойти до суда есть только у "дела Урумова".

Александр Шварев

 

         

 


Ранее на тему Игорное дело будут расследовать и в 2015-м

Госдума уточнила наказание за незаконные азартные игры

СК РФ проиграл войну за «игорное дело»