Спасение интернет-утопающих

Совет безопасности России совместно с президентом Владимиром Путиным обсудили судьбу отечественного сегмента Сети. Эксперты отрасли рассказали, куда, с их точки зрения, движется Рунет.


© Фото Надежды Красновой

В начале октября Совет безопасности России совместно с президентом Владимиром Путиным обсудили судьбу отечественного сегмента Сети, чем вызвал большой общественный резонанс. Во вторник министр связи РФ Николай Никифоров заявил, что не все персональные данные россиян должны будут храниться на территории страны. Это противоречит предыдущим заявлениям депутатов-авторов поправок в закон «о персональных данных», которые намерены добиться их вступления в силу уже с 1 января 2015 года. На пресс-конференции в ИА «Росбалт» эксперты отрасли рассказали, куда, с их точки зрения, движется Рунет.

Поправки о вступлении в силу с 1 января 2015 года законопроекта, обязывающего интернет-компании хранить персональные данных россиян исключительно на территории РФ, были приняты во втором чтении еще в минувшем сентябре. По сообщению различных СМИ, в отрасли уже говорят о грядущих корректировках в подготовительные сроки фигурантов документа как о свершившемся факте. Однако конкретные требования к игрокам на рынке никто все еще не сформулировал, - сетуют эксперты. Во вторник министр связи Николай Никифоров обеспечил еще большую путаницу в умах общественности, неожиданно заявив, что часть личных данных россиян — например, из Twitter и Facebook – может быть признана «нечувствительной» и по-прежнему храниться за рубежом. При этом газете «Ведомости» его подчиненная Екатерина Осадчая сообщила, что подзаконные акты, прописывающие послабления для соцсетей, будут готовы только в течение 2015 года. В свою очередь в Роскомнадзоре уверены: успеть разобраться с регламентами и нормами можно и до вступления закона в силу.

Директор по стратегическим проектам Института исследований Интернета Ирина Левова вместе с коллегами изучила практику хранения персональных данных граждан в ряде зарубежных стран и пришла к выводу, что требования к интернет-компаниям, которые подразумеваются принятым Госдумой законопроектом, устанавливаются за рубежом исключительно к определенному роду информации. К примеру, в Австралии это данные о здоровье человека, для обработки и хранения которых нужно обязательное согласие их обладателя. Кроме того, эксперт заметила, что законопроект противоречит ст. 8 закона РФ «О персональных данных», которая подразумевает возможность обнародовать личную информацию или передать ее иностранцам.

Отечественные дата-центры, по словам Левовой, должным образом не подготовлены к вступлению закона в силу и не могут предложить «конкурентоспособные цены» и достойные услуги по хранению и обработке данных. Законопроект накладывает на пользователей обязанность платить деньги за нарушение своих же прав, - уверена специалист. «В случае, когда дата-центры в России предлагают неконкурентоспособные цены на услуги, вводится обязанность хранить все персональные данные на территории РФ, для всех устанавливается единая обязанность. Следовательно, у телеком-компаний не будет иного выбора, кроме как повысить цены на услуги», - поясняет она.

Между тем, закон предполагает блокировку сайтов компаний-нарушителей, а если учитывать трансграничную природу Интернета, то под запрет может попасть фактически любой популярный ресурс.

Член правления Ассоциации пользователей Интернета, адвокат Дамир Гайнутдинов, отстаивавший в суде интересы заблокированных в России ряда порталов, отмечает, что существующие законы о регулировании интернет-отрасли фактически не подразумевают реабилитацию. Ситуация аналогична закону «об иностранных агентах», когда НКО попросту не могут выйти из «черного списка» даже через суд, - уверен юрист. По его словам, до сих пор ни одного судебного разбирательства с надзорными госорганами, выигранного пострадавшими от блокировки, не было.

 «Как правило, никто из госорганов не рискует брать на себя ответственность за блокировку, - полагает он, - Роскомнадзор и Генпрокуратура кивают друг на друга. Роскомнадзор говорит: мы выполняем техническую функцию, мы не оцениваем информацию». Генпрокуратура – мы никого не блокируем, а просто говорим, что здесь есть экстремизм или призыв к массовым беспорядкам. Оператор связи заявляет: я не могу не выполнить требования Роскомнадзора, потому что иначе у меня отберут лицензию. Получается, что закон сконструирован таким образом, что никто не виноват, но при этом права человека нарушены».

Председатель незарегистрированной «Пиратской партии России» Павел Рассудов в свою очередь указывает на, по его мнению, изначальную некомпетентность законотворцев, «начиная с Госдумы, бывший глава комитета по информполитике которой убежал из страны». Свою позицию он объясняет и характеристикой компьютера главы государства, на котором установлено программное обеспечениеWindows – это видно на кадрах с его встречи с одним из высокопоставленных чиновников. «Вот так у нас заботятся о цифровом суверенитете. Никифоров (министр связи Николай Никифоров, - «Росбалт»), видимо, не понимает, какой компьютер должен стоять у президента на столе», - иронизирует Рассудов.

Все законы, принятые в последние годы и призванные урегулировать Рунет, он называет цензурой. «Цензура действует на уровне страхов. Кто-то не закрыл раздачу на «торрентах» — посадили, кто-то сделал «репост» — началось уголовно преследование. Поэтому сегодня цензура действует во многом через самоцензуру», - отметил председатель «Пиратской партии». В заключение он подчеркнул, что отказы Госдумы рассмотреть предложения, набравшие более 100 тыс. подписей на портале «Российская общественная инициатива» (РОИ), свидетельствуют об отсутствии даже виртуальной обратной связи с гражданами: «Если еще с бизнесом какие-то разговоры ведутся, что с обществом разговаривать не собираются».

Руководитель проекта «Роскомсвобода» Артем Козлюк напомнил, что еще в 2011 году представители власти уверяли: «Интернету никакие блокировки не нужны». Тогдашний министр связи Игорь Щеголев утверждал, что отрасль должна развиваться по принципу саморегуляции. Однако годом позже был принят первый закон, подразумевающий досудебную блокировку сайтов и создание «черных списков». Всего с июня 2012 года в Госдуму было внесено 32 законопроекта по расширению критериев блокирования ресурсов и введению новых запретов в Сети. Из них 5 принято только в текущем году, а отклонено — на один больше.

Однако, приняв ряд законов о регулировке Интернета, государство до сих пор не предоставило никакой статистики об их эффективной работе, отмечает эксперт. «Каждый из этих законов внедрялся под эгидой чего-либо: защиты детей, отечественного кинематографа, безопасности граждан. Но по факту уже прошло много времени с момента их внедрения, а нам никакого показателя эффективности государство не предоставляет. Как с помощью этих законов мы стали жить – лучше, веселее?», - задается вопросом Козлюк. По его данным, из всех 167 тыс. заблокированных ресурсов в Сети почти 75 тыс. попали в черный список «заодно» с недобросовестными сайтами.

По мнению исполнительного директора Ассоциации интернет-издателей Владимира Харитонова, пока государство не в состоянии адекватно обеспечить приватность и защиту в Сети и пытается обойтись блокировками, ответственность за «спасение» лежит на самих пользователях. «Спасение рук утопающих состоит в том, чтобы повышать техническую грамотность», - подытожил он.

Эксперты, впрочем, сошлись во мнении относительно полного отключения Рунета от внешнего мира. С их точки зрения, это невыгодно ни Западу, ни России. «Интернет — это возможность пропаганды, влияние, доступ к информации хоть в каком-то виде. Отключать интернет это контрпродуктивно. Это бизнес», - отметила Ирина Левова.

С ней солидарен Владимир Харитонов: «Для построения фаервола (хотя бы такого же, как в Китае) нужно много времени и средств».

Примечательно, что 67,7% участников опроса «Росбалта» беспокоит отключение Рунета от Интернета и лишь 31,3% не волнует этот вопрос.

Денис Гольдман

Видео с пресс-конференции смотрите здесь


Ранее на тему Google, Microsoft и Facebook предсказали гибель Интернета от руки спецслужб