«В мельчающей эпохе все меньше места таким людям»

В Москве простились историком и политическим деятелем Юрием Афанасьевым. На траурной церемонии, которую посетили многие коллеги, друзья и соратники ученого, прозвучала инициатива назвать основанный им РГГУ в его честь.


© Фото Дениса Гольдмана

В Москве простились с основателем Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), историком и политическим деятелем Юрием Афанасьевым. На траурной церемонии в Сахаровском центре, которую посетили многие коллеги, друзья и соратники ученого, прозвучала инициатива назвать РГГУ в его честь. Корреспондент «Росбалта» записал выступления на панихиде некоторых из пришедших проститься с Юрием Афанасьевым.

Фото Дениса Гольдмана

Ефим Пивовар, ректор РГГУ

- Все время пишут: «основатель РГГУ». Этого мало – назвать основателем. Потому что университетов много создается и создавалось, но это был совершенно новый проект. Впервые (еще не было России как государства) в названии у нас было «российский». Сейчас российских университетов, наверное, уже тысячи. Но он был первым. И, конечно, он первым был назван гуманитарным.

Он включает – Юрий Николаевич эту линию попытался реализовать – все направления фундаментального гуманитарного знания, что, конечно, есть во многих классических университетах. Но не только же это. Он включает все прикладные гуманитарные проекты, которые есть далеко не в каждом классическом университете. И еще огромные программы наследия гуманитарного знания - этот комплекс, который у нас есть, беспрецедентен. И в этом его (Юрия Афанасьева, – «Росбалт») абсолютная заслуга. Поэтому дело не в том, что он основал университет. А в том, что это был совершенно другой, качественно новый уровень, несравнимый ни с чем.

В следующем году будет 25-летие той инициативы Юрия Николаевича. В марте 1991 года эту идею поддержала достаточно хорошая команда. Ведь в письме, в котором предлагалось сначала Горбачеву, а потом уже Ельцину сделать университет, шла речь о политической конвенции. О переходе партийных учебных заведений на службу народу. Это был его лозунг, который он реализовал.

Фото Дениса Гольдмана

Ирина Антонова, президент ГМИИ имени Пушкина

- Это был человек, который, в самой высокой степени, с удивительной чистотой и несгибаемостью представлял интеллектуальную и духовную жизнь нашей страны. Его позиция в нашей – не только научной – жизни, общественной, политической в большой мере была уникальна. Такого правдивого и честного голоса – даже если мы с ним иногда не соглашались – мы, наверное, просто не слышали. Его выступление тогда, на Съезде народных депутатов, воспринимались с мыслью о том, что настало время, когда можно и нужно так говорить. Я не могу сказать, что эта традиция потом так активно продолжалась. Если даже и были какие-то попытки двигаться в этом направлении, они носили скорее скандальный характер саморекламы, чем выражение глубинных мыслей о сути того или иного события, явления, проекта.

Фото Дениса Гольдмана

Геннадий Бурбулис, бывший госсекретарь РСФСР

- Для меня совершенно очевидно, что первый Съезд народных депутатов СССР, который нас с Юрием Николаевичем и познакомил, будет через многие десятки лет признан как выдающийся прорыв в эпоху глобальных трансформаций рубежа XX-XXI веков. Личность Юрия Афанасьева в этом неумолимом признании будет одной из первостепенных. Юрий Николаевич по природе своей, по дару своему, по таланту своему был и останется для меня глубоким социальным мыслителем. Да, трибун, да, великолепный оратор. Да, человек всегда со своей позицией, какие бы критические ситуации не наступали.

Да, ученый, которому в жизни повезло обратиться к самому важному, к самому нужному для каждого из нас праотцу достойной жизни — культуре памяти. Это знание и понимание того, что происходило с нашей родиной, с европейской цивилизацией, глобальным миром, и где находить силы, где находить ответ на вопрос, что делать для того, чтобы Россия была свободной, а граждане перестали быть рабами.

Фото Дениса Гольдмана

Арсений Рогинский, глава историко-просветительского и правозащитного общества "Мемориал"

- Таких людей, как Юрий Николаевич, рождает, выносит наверх в эпохи великих преобразований. Он великий преобразователь. Мне он все время казался похожим на людей XVIII века. На петровских, екатерининских масштабных людей, которым мало было слова, которым обязательно нужно было дело. Он ведь необыкновенно много важного сказал, но и поразительно многое сделал. РГГУ, «Московская трибуна», «Мемориал», Межрегиональная группа – все это Юрий Николаевич. И еще много чего! Великий делатель, огромные масштабы! Огромные страсти — он был человек чрезвычайно страстный. Огромные достижения и, наверное, какие-то грандиозные ошибки. А потом приходит другая эпоха. Эпоха мельчает, эпоха подличает. В ней все меньше места таким людям. И потом уже оказывается Юрий Николаевич, который только пишет и высказывает свое мнение. Конечно, этого ему было мало. Но то, что русской истории он принадлежит, в этом сомнений нет.

Фото Дениса Гольдмана

Генри Резник, адвокат

- Процесс смены убеждений длителен и мучителен. Он не каждому дается. Особенно из тех людей, которые были наверху. Верху интеллектуальном, верху идеологическом при существовании империи зла. Юрий Николаевич фигура не только колоссального масштаба интеллектуального, потрясающей харизмы. Если бы он пошел в политику, я совершенно не исключаю, что он мог бы стать выдающимся государственным деятелем. А может быть и президентом. Мы бы, наверное, имели второго Вацлава Гавела. Как живой, страстный человек, он хотел, чего хочет каждый: справедливости при жизни. Ну, хочется, чтобы при нашей жизни действительно наступили изменения, которые приближали бы к нашим представлениям о том, какой должна быть действительно демократическая, основанная на правах человека держава!

Он был человек огромных знаний и осознавал — не мог не осознавать, – что эта матрица, печать самовластия, рабства, произвола, которая всегда была в России, не могла, абсолютно не могла уступить сразу порыву к свободе. Великому порыву, потому что Съезд народных депутатов – это, может быть, одно из немногих событий в истории России, когда действительно мы видели, что большое количество людей в страшной ситуации лжи и насилия в душе хранили идеалы свободы, добра и справедливости. Не мог он не понимать.

Не все приняли его уход из политики. Но в 1993 году, расставаясь с политикой, Афанасьев сказал: «Началась борьба биологическая, я в ней не участвую». Да, политика – тяжелое дело, никогда не бывает белоснежным. Но он понял своим интеллектом, своей масштабностью, что нужно создавать университет. И при всей идеалистичности, ничего не остается, кроме образования, просвещения, обучения нового, молодого поколения. И сейчас мы видим, это осознают люди во власти. Сейчас приходят в школы, университеты с этим искаженным патриотизмом, с этим абсолютным мракобесием, с этой архаикой, потому что прекрасно понимают: для того, чтобы сохранилась эта форма авторитарной власти, необходимо воспитывать молодое поколение. Вот завет Юрия Николаевича всем нам, уходящему поколению: общаться, общаться с молодежью, каждую возможность использовать, говорить правду об истории нашей страны.

Присягая памяти Юрия Николаевича, мы должны бороться за нашу смену. Когда – неизвестно. Несмотря на то, что «зима будет долгой», безусловно, надежда на то, что Россия станет государством свободным, процветающим, основанным на настоящих ценностях свободы, нас покидать не должна.

Фото Дениса Гольдмана

Юрий Николаевич Афанасьев скончался 14 сентября в Москве на 82 году жизни. Он будет похоронен на Осташковском кладбище в подмосковных Мытищах.

Денис Гольдман, фото автора


Ранее на тему Назначен новый ректор РГГУ

На мосту напротив Кремля повесили баннер с требованием освободить оппозиционера Пивоварова

Москва простится с основателем РГГУ Юрием Афанасьевым