Россия в Сирии - право на самооборону

За счет чего террористическому «Исламскому государству» удалось добиться серьезных успехов, сколько времени может занять борьба с экстремистами и какой выйдет Сирия их этой схватки, рассуждают эксперты.

Структура под названием «Исламское государство» (террористическая группировка, запрещена в России) добилась по-своему грандиозных успехов. Что позволило ее лидерам не только сократить название организации, отбросив «хвостик» ИЛ, поскольку оно более не ограничивает свою сферу Ираком и Левантом, а претендует на устройство мирового халифата, но и «напрячь по полной программе» все мировое сообщество.

Ничего удивительного, впрочем, здесь нет. В условиях хаоса и гражданской войны верх одерживают смелые, наглые и безжалостные.  «Это вообще неоязычники: сердца едят, кровь пьют, - отметила в беседе с корреспондентом «Росбалта» политолог-востоковед Каринэ Геворгян. - Ислам запрещает каннибализм, у мусульман такого не было. Они совершенно «отвязанные», у них свой ислам придуман - новая квазирелигия по сути».

Однако важно понимать, что ИГ в настоящее время — не какая-то «дикая банда, которая бегает по пустыне», отмечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

«Это квазигосударство, но вся атрибутика государства у них есть, - подчеркнул Багдасаров. - Даже дорожная полиция есть, налоговая служба, министерство финансов. И все прочие признаки. У них в руководстве сидят профессионалы: бывшие чиновники партии БААС в Ираке, и той же партии в Сирии. Прекрасные военные, окончившие военные училища и академии, в том числе и у нас. Выплачиваются социальные пособия, причем, в первый период на социальные нужды тратилось даже больше денег, чем на военные. Хорошо отработанная система идеологии, включая медиахолдинг, который выпускает передачи для детей, женщин и т. д. А одна из жен лидера ИГ Абу-Бакра Аль-Багдади, немка по происхождению, возглавляет женский союз ветеранов войны".  

Своим солдатам и адептам, навербованным по всему миру, экстремистское «Исламское государство» предлагает собственные мессианские идеи, великую цель и смысл жизни - и смерти, разумеется.

«В руководство ИГ вошли люди достаточно профессиональные, военные, сотрудники иракских спецслужб, хорошо обученные, которые владеют социальным конструированием, - отметила Геворгян. - Они грамотно воспользовались недовольством суннитского меньшинства Ирака. Они говорят: «Видите, какой вам предлагают порядок» - и апеллируют к сомнительности ценностей, которые декларируются западной цивилизацией».

Да, известия о жутких казнях на контролируемой ИГ территории в Ираке и Сирии внушают ужас и отвращение гражданам благополучных западных и европейских стран. Но было бы наивно думать, что все в сирийской и иракской глубинках все разделяют эту озабоченность. Как напомнил корреспонденту «Росбалта» востоковед Фасих Бадерхан, под карающий меч все-таки в первую очередь попадают всего разного рода коррупционеры, которых в бедной среде ненавидят. Это, как и отрубание рук за воровство, вполне отвечает исламским представлениям о справедливости. Ну а дальше следуют инакомыслящие, неверные и секуляристы.

Источниками  доходов ИГ, отмечает Фасих Бадерхан, является  нефть, которую они контролируют. «Есть информация, что они уже контролируют один трафик наркоторговли в Афганистане. В Мосуле они захватили отделение центрального банка Ирака - это гигантская наличность и огромное количество золота, - рассказал эксперт. - Плюс местные налоги и таможенные сборы. Их территория сегодня равна территории Англии - это плодородные земли вокруг Тигра и Евфрата. Наконец, доходы от продажи исторических ценностей и даже «джизия» (налог с христиан)».

«Финансовые возможности ИГ оцениваются более чем в $7 млрд, - считает эксперт. - А на вооружение иракской армии с 2003 года было израсходовано $15 млрд, но большое количество этого оружия было захвачено отрядами ИГ».

Так что причины успеха новоявленных то ли исламистов, то ли неоязычников вполне понятны. Правительственная армия президента Башара Асада в одиночку справиться с ними не может. Ситуация в стране уже давно идет вразнос: воюют все и со всеми - правительственные войска, оппозиционные группировки, ИГ, силы западной коалиции. Однако, по мнению экспертов, Запад на самом деле вовсе не так уж заинтересован в разгроме ИГ, как заявляют его лидеры.

«Якобы Запад создает новую вооруженную сирийскую оппозицию, - отметил Бадерхан. - Но как только этих людей готовят и вооружают и они проникают в Сирию, они тут же вступают в ИГ или «Ан-Нусру», или просто продают полученное на Западе оружие».

«Восстановление национальных государств противоречит западной и прежде всего англо-саксонской стратегии, которая предполагает разрушение таких государств, - подчеркнул эксперт, - для Запада главное - чтобы регресс в этом большом регионе продолжался».

Его поддерживает Каринэ Геворгян: «Запад заинтересован в существовании ослабленного, не побеждающего ИГ. Если США стали флагманом глобализации - им выгоден хаос в Восточном полушарии, поскольку вакуум власти приводит к гражданским противостояниям, вооруженным конфликтам и войнам, а, следовательно, к депопуляции».

Но как это соотносится с интересами Европы, которую как раз сейчас беженцы осаждают вовсю?

«А нет в полной мере суверенной Европы, -  полагает эксперт. - Европейские народы надеялись, что, если они сложат свои суверенитеты, то возникнет ого-го какой общий суверенитет. А получился обратный эффект. Некая инерция «суверенности» сохраняется, правые мечтают укрепить ее. А как? Есть средства хотя бы отстроить военно-промышленный комплекс, который будет оппонировать и американцам, и нам? Уже нет».

На таком общемировом фоне, позиция России видится и достаточно разумной, и в перспективе выигрышной.

«Нам угрожают бандиты - подчеркнула Каринэ Геворгян. - На Ближнем Востоке воюют русскоязычные люди, с постсоветского пространства, которые могут вернуться. Это очень опасно. Так что для нас заявленные цели таковыми и являются. И совпадают с интересами Асада, которому тоже жить хочется, и с интересами Ирана. Наша оперативная задача - нанести непоправимый урон ИГ; на тактическом уровне - способствовать процессу внутренней нормализации, а стратегически - утвердить свои экономические позиции в этом узловом регионе. Тогда с нами станут считаться».

Геворгян обратила особое внимание на пользу от сотрудничества с Ираном, чья позиция в сирийско-иракском вопросе - и шире того, в ближневосточном вопросе вообще - представляется вполне разумной.

«Иранцы раздвинули границы своей безопасности, - отметила эксперт. - Когда их хотели бомбить, они, вероятно, сказали: «Тогда мы заминируем Ормузский пролив. За час». Они выкрутились. Помогали северо-западу Афганистана - в Герате-то спокойно, и иранцы там неплохо сотрудничают с американцами. Прекрасно обосновались в Ираке, опираясь на шиитское большинство, очень тонко выстраивали отношения с Иракским Курдистаном. Для ИГ они враг №1».

Если же у мирового сообщества действительно будет намерение победить ИГ, то, отмечает Фасих Бадерхан, общими усилиями это вполне достижимо. Причем, собственно военная часть дела может быть сделана «буквально за неделю», и прежде всего, сухопутными войсками сирийской армии и российской авиацией. На то, чтобы навести в стране действительно порядок, ликвидировав многочисленные террористические группировки, эксперт отводит гораздо более долгий срок - 4-6 месяцев.  

Однако директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров считает, что быстрая победа над ИГ невозможна никаким образом. Правда, в качестве первого этапа, по мнению Семена Багдасарова,  следует провести именно боевую наступательную операцию или серию таковых, с целью лишения ИГ крупных городов. В Ираке это Мосул и Рамади, в Сирии — Ракка.

«И дай Бог, чтобы Ракку взяли мы, а не американцы,  - подчеркнул Багдасаров. -  Дальше — антипартизанская война и идеологическая работа на многие годы: экстремистов поддерживает значительная часть населения, остальных они выгнали или убили».  

Воевать на земле, по мнению эксперта, должны все же местные противники ИГ, прежде всего курды, а Россия — оказывать им авиационную поддержку, помогая оружием.

По мнению эксперта, Башар Асад может в принципе остаться у власти, но для этого надо очень резко изменить политику в сторону децентрализации и автономизации.

«Сирия в таком составе, как была, вся руководимая из Дамаска — уже не получится, - подчеркнул Багдасаров. - Должна быть автономия курдов, друзов, почему бы и христианам не дать?»

Автономию, по мнению Семена Багдасарова, должны бы получить и алавиты, к которым принадлежит Асад, поскольку это все-таки меньшинство, а большинством в стране являются сунниты. Наиболее правильным Багдасаров считает ливанский пример, когда власть «поделили 18 этно-религиозных групп».

Если этих необходимых мер не будет принято, Сирия неизбежно распадется.

Леонид Смирнов

 


Ранее на тему Суд в Химках начнет рассматривать дело против семьи сирийских курдов, живущих в "Шереметьево"

Подмосковное УФАС выписало "МОЭСК" штраф в 120 тыс. рублей

МТС оштрафовали на 100 тыс. рублей за SMS-спам