Airbus-A321: за авиабезопасность в России отвечают все и никто

О том, что отечественная авиация небезопасна, эксперты отрасли предупреждали не единожды. Но главная рекомендация - создать единое гражданско-авиационное ведомство - у властей понимания почему-то не встретила.


© фото с сайта МЧС РФ

В ситуации, когда катастрофа уже произошла и погибла масса людей, достаточно болезненно воспринимаются сведения о том, что о неблагополучии в авиации предупреждали и ранее. Разумеется, такие предупреждения были. Раздавались они, например, в Общественной палате РФ.

«Более полутора лет в Общественной палате работает рабочая группа, в которую входят лучшие эксперты по гражданской авиации и авиации в целом, - рассказал корреспонденту «Росбалта» председатель комиссии ОП РФ по безопасности Антон Цветков. - Мы провели заседания, круглые столы и общественные слушания. Очень плотно работаем с общественным советом при Росавиации. К сожалению, нет плотного контакта с Министерством транспорта. Мы видим, что есть некий конфликт между экспертным сообществом и Минтрансом».

Участники общественных слушаний, проведенных в начале июня, озабочены были разными моментами. В частности, они протестовали против засилья иностранных самолетов (это уже более 90% рейсового пассажирского парка), а теперь еще и иностранных пилотов. Трудно сказать, насколько это трогает простых пассажиров - вряд ли им не по душе «Боинги». Однако в эти дни, после случившейся трагедии, вопрос о безопасности затмевает все остальные.

Так вот, центральная рекомендация по части безопасности, которую давали тогда эксперты, касалась не того, чем самолеты заправлять и чем их протирать, а вещей, куда более «деликатных». Касалась она распределения власти.

«Сегодня в российской гражданской авиации, - гласил итоговый документ, -  одновременно функционируют четыре государственных органа: Департамент государственной политики в области гражданской авиации Министерства транспорта РФ, Федеральная служба по надзору в сфере транспорта, Межгосударственный авиационный комитет и Федеральное агентство воздушного транспорта. Взаимодействие между ними не отлажено, их функции не только четко не разграничены, но и серьезно ограничены. Ни на одну из вышеназванных структур не возложена государственная ответственность (как этого требует ИКАО) за безопасность полетов».

Как напомнил корреспонденту «Росбалта» один из экспертов ОП, председатель совета ветеранов центрального аппарата гражданской авиации РФ Виктор Горлов, Россия, как член международной организации гражданской авиации ИКАО, приняла к исполнению основополагающий документ ИКАО — Чикагскую конвенцию. И все 19 приложений к ней.

«И последний стандарт, 19-й, - обеспечение безопасности полетов гражданских воздушных судов. В ряде документов, включая этот, сказано: в государстве должно быть единое ведомство гражданской авиации, отвечающее за все стороны деятельности, - рассказал Горлов. - Чего у нас нет».

Как сказано выше, за авиабезопасность отвечают четыре ведомства. По мнению Горлова и его коллег, в такой системе работать нельзя. Должного взаимодействия между этими ведомствами нет, «ответственность нигде не прописана, ни консолидированная, ни фрагментарная».

Между тем, по словам Виктора Горлова, «регион СНГ, где Россия занимает основную долю, по уровню безопасности чуть выше африканского».

Приложение №19, касающееся таких важных вопросов, оказалось последним по порядку, поскольку было принято недавно. Между тем в СССР существовало министерство гражданской авиации, и странной казалась сама мысль, что такого ведомства может не быть. Но постсоветское государство уже давно запуталось в вопросах о том, какие нужны министерства, а какие - нет.

«В США этому соответствует FAA (Federal Agency of Aviation), - сообщил «Росбалту» председатель совета директоров ОАО «Аэросила» Александр Книвель. - Оно занимается авиакомпаниями, разработчиками, производителями, ремонтниками, управлением воздушного движения, аэродромами и учебными заведениями. А у нас это раскидано по куче ведомств. МАК сертифицирует тип воздушного судна, международные аэродромы и их оборудование, да еще расследует авиационные происшествия. А Росавиация сертифицирует авиационный персонал для компаний и расследует инциденты, которые являются предшественниками авиационных происшествий».

«Ситуация с неблагополучным состоянием гражданской авиации не нова для нас, - подтвердил Книвель. - Когда мы узнали, что в 2014 году будет проверка ИКАО в России, возникли сомнения в ее благополучном завершении, поскольку требованиям ИКАО мы соответствуем не во всем».

Тогда-то был проведен ряд мероприятий, в частности, Союзом транспортников России и Торгово-промышленной палатой РФ. Перед самой проверкой, в Санкт-Петербурге, в аэропорту «Пулково», состоялось заседание «клуба командиров авиационного производства», специально посвященное проблеме безопасности.

«Почему вступившее в силу 14 ноября 2013 года приложение №19 - «Система управления безопасностью полетов» - так плохо внедряется в РФ?» - задались вопросом члены клуба. «Было принято решение обратиться во все инстанции, - рассказал Книвель. - Были написаны обращения в Минтранс, в правительство, в Госдуму, Совет Федерации, аппарат президента. В результате все бумаги стеклись в Минтранс и там «погибли». Собрали двоих-троих представителей авиакомпаний и общественных организаций и сказали, что они не тем занимаются».

А что же проверка? Оказывается, она была разделена на две части, лишь первая из которых прошла в 2014 году, вторая же завершилась только сейчас. «На днях закончилась проверка ИКАО, которая проверяла системы, организацию управления и безопасности полетов в Российской Федерации, - сообщил в воскресенье министр транспорта Максим Соколов. - Проверка в целом прошла успешно, поэтому международные специалисты, аудиторы высоко оценили уровень организации безопасности в авиации в нашей стране. Но мы, конечно же, сделаем определенные выводы по итогам расследования».

«Результаты первой части засекречены, их никому не дают, - рассказал в данной связи Александр Книвель. - Она должна быть опубликована на сайте Минтранса, там ничего нет. Я обращался в ИКАО, там сказали - обращайтесь в свой Минтранс. Думаю, там не все хорошо, просто ИКАО не хочет обижать государство. Мы в этой организации очень ценились, когда платили 10% или 12% от ее бюджета. А теперь мы платим 2-3%, и к нам отношение стало такое...»

В конце концов неравнодушные эксперты, среди которых, кроме Горлова и Книвеля, был, например, экс-главком ВВС генерал армии Петр Дейнекин, обратились в Общественную палату, где к их мнению отнеслись с вниманием. Рекомендации по результатам слушаний были направлены вице-премьеру Аркадию Дворковичу, спикеру Госдумы Сергею Нарышкину, председателю Совфеда Валентине Матвиенко, министру транспорта Максиму Соколову и руководителю Росавиации Александру Нерадько. 

Пока что, по свидетельству экспертов, «реакции никто не увидел». Общественная палата останавливаться не намерена. «Это войдет в ежегодный доклад президенту о состоянии гражданского общества, - сообщил Антон Цветков. - Хотим инициировать встречу министра транспорта и экспертного сообщества». 

К этому можно добавить, что и в трагический день официальные власти проявляли «неторопливость», которую с трудом можно было бы объяснить необходимой осторожностью. И министр транспорта Соколов на первой пресс-конференции заявил, что у него «нет официальной информации о падении самолета». И лишь по ходу пресс-конференции сообщил, что получил трагическую информацию по смс (в чем тогда был смысл самого созыва пресс-конференции, не вполне понятно). И это в то время, когда уже все СМИ сообщали, что обнаружено место падения самолета, власти Египта срочно изменили свой рабочий график, а к обломкам Airbus-A321, разбросанным по пустынной местности Синайского полуострова, пробираются машины «скорой» и спасатели.

А представитель МИД РФ Мария Захарова по «России-24» все «предостерегала от использования непроверенной информации», и представитель МЧС в "Пулково" все говорил, что «Росавиация официально не подтвердила информацию о крушении самолета Шарм-эш-Шейх - Петербург». Когда уже всем было ясно не все, но самое главное и страшное.

На таком фоне вряд ли стоит винить журналистов, которые пытались раздобыть информацию там, где это возможно, привлекая тех экспертов, какие нашлись. Власть открытостью и гражданским мужеством их в очередной раз не побаловала.

Леонид Смирнов 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Первый главком ВВС России Дейнекин скончался в Москве

Минтруд: Семьи погибших в авиакатастрофе россиян получат более 2 млн рублей

Власти Египта: Подготовка доклада по «черным ящикам» A321 займет от недели до месяца