"Русский марш": тайм-аут черных рубах

Радикальным русским националистам грозит безработица: власть позаимствовала у них все привлекательное для широких масс и поставила на государственную основу. Надолго ли? И кто останется за бортом большой государственной лодки?


© Фото Дениса Гольдмана

Радикальным русским националистам грозит безработица: власть позаимствовала у них все привлекательное для широких масс и поставила на государственную основу. Надолго ли? И кто останется за бортом большой государственной лодки?

Неурожайным выдался нынешний год для «Русского марша». И даже то, что шествие было не одно, в данном случае дела не меняет. На самое крупное мероприятие в Люблино, по благодушной оценке, явилось человек 700, на альтернативные, в Щукино и на Цветной бульвар - вообще «копейки».

Это - в Москве. Притом, что приписывать нашему мегаполису какое-то особенно передовое или либеральное мышление значило бы погрешить против истины. Достаточно посмотреть на нетолерантные страсти, кипящие на самых разных интернет-форумах. 

А ведь еще пару-тройку  лет назад «Русский марш» с легкостью собирал 5-10 тысяч участников - по ноябрьской серой, но не холодной промозглости, да под бодрые крики в мегафон: «Как называется этот народ?!!» «Р-ррусски-ее!!!» Что изменилось?

Один из ответов, понятно, лежит на поверхности: «настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Белов (Поткин) в следственном изоляторе уже год, другой пассионарный лидер, Дмитрий Демушкин, был задержан накануне марша. Всего же эксперт правозащитного центра «Сова» Наталья Юдина с ходу назвала корреспонденту «Росбалта» с десяток имен лидеров разного калибра, которые в момент марша так или иначе на свободе не находились.

«Единственной более-менее значимой фигурой был Юрий Горский из «Руссовета» который и выступил заявителем марша, но за ним никогда много народу не стояло, - отметила правозащитница. - Я думаю, что люди просто боятся. Тем более, что и задерживать начали за определенные выкрики».

«Сова» - центр либеральный, националистам он противостоит, но, как часто бывает, к своим «подопечным» правозащитники уже по-своему привязались. И если в казенном доме националистов обидят, наверняка за них вступятся.

«Вождей «Русского марша» «замели» и в той или иной степени административно нейтрализовали, - отметил в беседе с корреспондентом «Росбалта» политолог и экономист Михаил Делягин, наблюдающий ситуацию «изнутри» патриотического сообщества. - Но главная причина - в другом».

Так вот, о главной причине. И Наталья Юдина, и Михаил Делягин, и независимый политолог Константин Калачев подтверждают простую вещь: мы живем во времена, когда русская национальная идея в кои-то веки востребована государством. И хотя государство имеет свои непреложные особенности, в том числе бюрократизм, тем не менее... Для самозваных лидеров с репутацией чернорубашечников дни наступили в значительной мере черные. Их небрежно попросили подвинуться.

«Когда торжествует патриотический мейнстрим, для националистов практически не остается места, - подчеркнул Калачев. - Те, кто ностальгирует по Российской империи или величию русского народа, по возрождению русских традиций и духовности, находят все, что им нужно, в действиях власти. Профессиональных националистов маргинализировали, они конфликтуют друг с другом. Отсутствие очевидных лидеров, способности договариваться».

«Власть этот националистический дискурс отчасти взяла на себя, и говорить от своего имени не позволяет никому, - отметила Юдина. - Прокремлевские движения по сути являются националистическими, но этническая тема их пока не волнует, и власть все-таки не доверяет им транслировать свои идеи. А традиционным националистам и впрямь стало особенно нечего делать».

Действительно, государство не дает разгуляться на своих «площадках» ни лютым антисемитам, ни белым расистам, ни любителям символики с хитро вплетенными свастиками. Много ли таковых, вместе взятых, сказать сложно. Но для приверженцев русской имперской идеи современное российское государство Владимира Путина делает столько, что партийным лидерам остается только в отчаянии руками развести.

«Главное - в изменении российской внешней политики, - считает Делягин. - Дело в том, что «Русский марш» исходно был ориентирован не на социально-экономическую, а на сугубо политическую сферу. И теперь люди, которые хотели бы прийти на «Русский марш», с большим удовольствием пошли на официальное шествие, которое собрало 85 тыс. человек».

И тут выплывает еще один вопрос, тоже довольно важный. До сих пор мы привыкли отождествлять «русских националистов» и «имперцев» - потому что в нашей реальности они давали для этого много поводов. То, что изначально понятия «имперец» и «националист» - не только не синонимы, а скорее антонимы - в Москве и «русской России» до сего времени почти никак не проявлялось.

Ну, кто такой был Проханов, или Лимонов, или покойный лидер «Памяти» Васильев? «Националист» или «имперец»?  Да как сказать... и то, и другое «в одном флаконе». «Он не самостийник, а империалист!» - припечатывал таких деятелей по радио «Свобода» Анатолий Стреляный, которому еще только предстояло осознать себя щирым украинским националистом.

Так вот, сегодня, похоже, мы становимся свидетелями размежевания между «имперцами» и «националистами». Часть русского национального движения отказалась поддержать натиск на Украину. На «Русском марше» в Люблино мелькнула парочка «жовто-блакитных» флагов, поддержанных проукраинскими лозунгами. А в прошлом году, по свидетельству очевидцев, этого было гораздо больше. 

«После событий на Украине у них начались разброд и шатание, - отметила Юдина. - Когда случились сначала Майдан, а затем война на Донбассе, русские националисты переругались между собой, надо ли им им кого-то поддерживать, и кого. Кто за Украину, кто против. Из тех, кто отправился к местам боевых действий, большинство, конечно, воюет за самопровозглашенные республики, но есть некоторое количество радикалов, которые воюют в украинском батальоне «Азов».

Михаил Делягин полагает, что «с другой стороны баррикад» «Русский марш» захватили абсолютно маргинальные люди - по крайней мере, они там были очень заметными - которые понимали его как место для ненависти ко всему русскому, с бандеровской символикой и кричалками».

Лидеры этого направления свои имена пока не очень-то выпячивают. Они рискуют, навлекают на себя государственный гнев и гнев своих «имперских» недавних товарищей.

«Войну на Украине они не одобряют - считают, что она искусственно подогревается российским режимом, который портит отношения между братскими народами и хочет помешать соседу построить национальное государство, боясь национальной революции у себя, - характеризует этих националистов эксперт «Совы». -  Даже присоединение Крыма ими вовсе не приветствуется или приветствуется с большими оговорками».

«Эта вот национал-демократическая линия исходит из отрицания российской государственности как объединения многих наций, - подчеркнул Делягин. - Есть патриоты и даже националисты, которые хотя создать общий дом для всех - пусть он даже называется русским домом - а есть такие, кто хотят превратить русских в «недо-эстонцев». В ущербную, маленькую и озлобленную на всех нацию, которая будет сидеть в границах XIV века и всем люто завидовать. И эти люди являются естественными союзниками всех остальных ущербных националистов».

Перед нами начало большого и очень жесткого спора, которому, вероятно, еще предстоит разыграться. Однако еще более тяжелая ситуация возникнет в случае резкого падения уровня жизни в стране. Как считает Делягин, социально-экономическая политика российского правительства национально-патриотическому сообществу едино не по душе. И если экономика не удержится на каком-то терпимом уровне — может начаться такое, что нынешние тонкости станут неактуальны.   

Леонид Смирнов