Свидетеля по «делу Немцова» подвел порох

СКР завершил десять экспертиз, назначенных по делу об убийстве политика. Они принесли весьма неожиданные результаты, поставившие под сомнением некоторые ключевые моменты, на которых ранее основывались следователи.


© Фото Дениса Гольдмана

Следственный комитет РФ закончил десять экспертиз, назначенных по делу об убийстве Бориса Немцова. Они принесли весьма неожиданные результаты. Так, следы пороха были обнаружены на одежде Шадида Губашева, который активно сотрудничает со следствием. Ранее полагалось, что непосредственно в расстреле политика он не принимал участия. Также одна из экспертиз поставила под сомнение версию следствия о том, что подготовка преступления началась в сентябре 2014 года.

Как сообщил «Росбалту» источник в правоохранительных органах, эксперты по просьбе СКР изучили психологическое состояние обвиняемых в убийстве Немцова Заура Дадаева и Анзора Губашева во время показаний, которые они давали под видеокамеру. Специалисты пришли к выводу, что оба фигуранта дела находились в «стрессовой ситуации», однако «негативного психологического воздействия» со стороны на них выявлено не было. Это означает, что Дадаев и Губашев давали показания добровольно и без какого-либо давления.

Также эксперты изучили компьютеры и гаджеты, изъятые у Заура и Анзора. В компьютере Дадаева не нашли никого подтверждения, что он как-либо интересовался Немцовым и даже набирал имя политика в поисковиках. А вот Губашев, согласно выводам специалиста, неоднократно набирал в браузере на своем ноутбуке имя, отчество и фамилию жертвы. Судя по всему, он делал это, собирая информацию о Немцове в поисковых системах.

Самые интересные выводы эксперты сделали, изучая машину BMW и оказавшиеся в ней вещи, которые, как было установлено, принадлежали Шадиду Губашеву.  Этот автомобиль был обнаружен ближе к концу следствия на территории Северной Осетии. Согласно данным СКР, владельцем BMW является Шадид Губашев, на данной машине он «перемещался, а также осуществлял перевозку членов организованной преступной группы, вел скрытое наблюдение за Немцовым». Специалисты пришли к однозначному выводу, что на изъятой одежде Шадида содержатся следы пороха. Примечательно, что на одежде, в которую, как предполагается, был одет в момент расстрела политика Дадаева, следов пороха эксперты не обнаружили.

Напомним, что этого момента следователи полагали, что Шадид Губашев только перевозил исполнителей преступления, собирал информацию о Немцове в Интернете, а непосредственно в расстреле политика участия не принимал. По версии СКР, стрелял в Немцова Заур Дадаев, рядом с ним были Анзор Губашев и Беслан Шаванов. Более того, Шадид - единственный из обвиняемых, кто до сих пор не отказался от признательных показаний и сотрудничает со следствием. После экспертизы его роль в убийстве будет изучена заново.

Не менее интересные выводы сделали эксперты, изучив договор купли-продажи автомобиля «ЗАЗ», использовавшегося для слежки и в момент расстрела Немцова. Специалисты пришли к однозначному выводу, что подпись на документе была сделана не Зауром Дадаевым, а неким неустановленным лицом. Момент покупки машины и личность покупателя является ключевым моментом в определении мотивов преступления.

Долгое время СКР полагал, что Немцова решили устранить после 7 января 2015 года, когда произошел расстрел журналистов «Шарли Эбдо», а политик поддержал действия карикатуристов. Потом сотрудник одного из автосалонов дал показания, что еще осенью 2014 года «ЗАЗ» лично приобрел Дадаев, поставив свою подпись под договором. Правда, покупателем в документе значилось подставное лицо. Причем свои показания свидетель подтвердил на очной ставке. После этого следствие стало считать, что подготовка покушения на Немцова началась еще осенью 2014 года, а мотивом преступления являлись общие негативные высказывания политика о мусульманах.

После экспертизы факт покупки Дадаевым автомобиля поставлен под сомнение. Соответственно, под сомнением оказалось и время начала подготовки к убийству.

Юрий Вершов