Каменщика накрыли взрывной волной

Защита и прокуратура обжаловали домашний арест совладельца «Домодедово». Почему за теракт должен отвечать собственник, а не спецслужбы, а также — при чем тут бизнес, рассуждают эксперты.


© Фото Дениса Гольдмана, ИА «Росбалт»

Накануне Басманный районный суд Москвы санкционировал домашний арест собственника аэропорта «Домодедово» Дмитрия Каменщика. Предприниматель,  наряду с одним действующим и двумя бывшими топ-менеджерами воздушной гавани,  обвиняется в причастности к смене системы досмотра людей на входе в здание аэровокзала, в результате которого спустя несколько месяцев террорист-смертник без труда проник в зал ожидания. Собеседники «Росбалта» признают: вина Каменщика далеко не очевидна, а в его уголовном преследовании могут быть заинтересованы как конкуренты, так и государство.

«Я не считаю, что у меня есть конфликт с государством, и не собираюсь из-за сложившейся ситуации пересматривать планы развития аэропорта. Предложений продать «Домодедово» мне также не поступало», — заявил фактический владелец одного из крупнейших аэропортов страны на пресс-конференции за сутки до ареста. Он признал, что может стать фигурантом уголовного дела, и потому фактически сделал первый ход в разбирательстве, опередив следственные органы. Он подробно разъяснил, как утверждался регламент пропуска в аэропорт, упрощение которого поставили в вину его бывшим коллегам. По его словам, что в 2007, что 2010 году тотальных проверок стандарты по безопасности, в соответствии с законодательством, не предусматривали. К тому же сотрудники аэропорта не вправе обыскивать людей, а полицейских сил в аэровокзале на тот момент было недостаточно. На аналогичные обстоятельства два дня спустя, когда в суде решался вопрос об аресте Каменщика, указывали не только его защитники, но и представитель Генпрокуратуры. Однако даже это не уберегло бизнесмена от ареста, пусть и домашнего.

«Безопасность обеспечивается прежде всего федеральной властью, — поддерживает позицию Каменщика адвокат Владимир Жеребенков. — В тот период была большая реорганизация полицейского аппарата, реформирование происходило, сокращение. Тогда, если не ошибаюсь, в аэропорту работало несколько человек, они чисто физически не могли обеспечить безопасность». Собственник напрямую не управляет службой безопасности аэропорта, и уж тем более не может воздействовать на правоохранительные органы, уверен он. Отсюда причинно-следственная связь между должностными обязанностями владельца аэропорта и терактом 2011 года отсутствует, по мнению юриста, полностью.

Другой вопрос, который также был озвучен на вчерашнем заседании Басманного суда, — почему следственные органы задержали бизнесмена только сейчас? Ведь уголовное дело по ч.3 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших смерть двух или более лиц) было возбуждено еще весной прошлого года. По мнению председателя комиссии Общественной палаты РФ (ОП) по безопасности Антона Цветкова, в этом нет ничего подозрительного — следствию требовалось время на тщательное изучение всех фактов. «Есть же определенные процессуальные моменты. Следствие проводит экспертизу, допрашивает свидетелей, подозреваемых, обвиняемых и должно это делать тогда, когда это необходимо делать в интересах следствия», — поясняет он.

Антон Цветков не считает «редкостью» столь радикальное расхождение в позициях СКР и Генпрокуратуры. Критика действий следователя прокурором, с его точки зрения, — простое выполнение своих обязанностей. «Если прокуратура не видит целесообразность ареста, она возражает. Для этого и есть прокуратура, — говорит общественник. — Президент в своем послании как раз отмечал то, что прокуратура говорит, что ей не хватает полномочий на те или иные вопросы. Он сказал: «У вас есть полномочия, пользуйтесь теми, которые есть».

Вот она и воспользовалась ими». Тем не менее, Цветков признает: вина Каменщика, исходя из имеющейся информации, «не очевидна».Здесь, возможно, больше именно денежный вопрос играет роль, поскольку хотят, видимо, собственника скомпрометировать, арестовать и объединить аэропорты или передать в другие руки, высказывают мнение эксперты.

Аналогичной позиции придерживается, в частности, министр экономики РФ в 1992—1993 гг. Андрей Нечаев. Он полагает, что уголовное преследование предпринимателя — это «чистый вопрос передела собственности». Причем, возможно, в пользу государства. Разговоры о такой подоплеке дела возникли в информационном поле сразу после задержания топ-менеджеров аэропорта в начале февраля. «Домодедово» — крупнейший аэропорт страны с крупнейшими перспективами развития, аэропорт, который обслуживает большую часть иностранных компаний, — рассуждает политик. — Поэтому мне кажется, что это попытка такого давления, чтобы побудить Каменщика продать аэропорт государству. Хотя, возможно, есть другие конкуренты».

Нечаев напоминает, что ведомственное «противостояние» СКР и Генпрокуратуры развивается достаточно давно, поэтому конфликт в конкретном процессе может быть лишь отдельным его проявлением.

Последним крупным собственником, лишившимся актива, будучи обвиняемым в суде, был глава АФК «Система» Владимир Евтушенков. Он также ждал судебного разбирательства под домашним арестом, на котором, впрочем, единодушно настаивали и прокуратура, и следствие, однако спустя некоторое время после перехода принадлежащей предпринимателю компании «Башнефть» под контроль государства, хватка правоохранителей ослабла, а затем с него были окончательно сняты все обвинения. Ситуация, в которой оказался Дмитрий Каменщик осложнена тем фактом, что аэропорт для него не просто профильный актив, а — в буквальном смысле — дело всей жизни. «Я посвятил этому аэропорту 22 года жизни, я там работаю с 24 лет, и для меня вопрос чести — установление истины в суде», — заявил бизнесмен в суде накануне.

И все же в том, что в конечном итоге Каменщик расстанется со своей собственностью, сомневаться не приходится, полагает Владимир Жеребенков. Вопрос, по его мнению, лишь в том, «сколько сил у него хватит удержаться». «Сейчас специалисты, юристы прекрасно понимают, что причинно-следственная связь здесь отсутствует. Но, учитывая настойчивость нашего Следственного комитета и ряд других моментов, это достаточно долго будет», — отмечает юрист.

«К сожалению, у нас реалии таковы в последнее время, что за счет Следственного комитета и полицейского аппарата достаточно часто происходят где-то отъемы, где-то изменения собственника — и так далее. Такие движения не в рамках закона, на это даже президент обращал внимание», — высказывает он мнение.

Тем не менее, учитывая резонанс, который вызвало дело против владельца «Домодедово» в предпринимательской среде, обвиняемый может рассчитывать на помощь влиятельных покровителей и правозащитников. К примеру, президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин уже успел прокомментировать арест Каменщика. Он отметил, что правоохранительным органам стоило выбрать более мягкую меру пресечения в виде подписке о невыезде. Тогда как бизнес-омбудсмен Борис Титов изъявил намерение изучить обстоятельства дела бизнесмена.

Денис Гольдман


Ранее на тему «Мера завтрашнего дня» для Каменщика

СМИ: Замгенпрокурора обратился в СК России в защиту Каменщика

Следственный комитет РФ просит продлить срок ареста фигурантам дела о теракте в аэропорту «Домодедово»